В развале СССР прошу винить Клаву К.

В эти дни страна традиционно смотрит старые фильмы. На новогоднюю тему пересмотрели уже все, что можно. Для рождественской время пока не пришло.

Как всегда, присутствуют в телепрограмме и фильмы 70-х-начала 80-х годов о советских подростках. Тема переходного возраста в 70-е годы просто «выстрелила». Фильмы о детях, конечно, были и раньше, но чаще именно о детях, а такого острого интереса деятелей советской культуры к подрастающему поколению еще не бывало.

Началось, конечно, еще раньше, в 60-е. Все помнят и «Доживем до понедельника», и «А если это любовь?». Но это были отдельные голоса, призывающие взглянуть на подростков. Фильм «А если это любовь?» вызвал когда-то большой скандал. Снятый почти через 20 лет «Вам и не снилось» – бурю зрительского обожания. Просто в 61-м школьная любовь воспринималась как помеха взрослению, а в 80-м – как великое счастье, мешать которому глупо и жестоко… Фильм «Вам и не снилось» и повесть Галины Щербаковой «Роман и Юлька», по которой он снят, стали вершиной того культа подростков, который развился в советском обществе в 70-е годы.

Культ был красив. Подростки были еще красивее. Нам бывает трудно поверить в то, что мы видим в фильмах «Розыгрыш», «В моей смерти прошу винить Клаву К.», «Ключ без права передачи», «Сто дней после детства». Мы росли в 90-е, мы в 14 лет пили джин-тоник в подвалах и гаражах, знали о сексе больше собственных родителей и считали, что хорошо учатся «только лохи». Нам уже хорошо за двадцать, а кому-то и к тридцати, но нам все равно кажется, что киношные подростки, которые гордятся победами в шахматах, пишут песни без мата и в свободное время добровольно решают задачки по алгебре – это какая-то пропаганда, что-то совершенно ненатуральное. Мы удивляемся, узнав, что эти фильмы не были пропагандистскими – наоборот, это был бунт и борьба. Борьба за внимание общественности к проблемам подростков. Именно таких подростков. Они действительно такими были. Не верите – спросите знакомых и родственников этак 1960 года рождения.

клава 2

Они взрослели в самое благополучное десятилетие существования СССР. Их родители были первым поколением, которое смогло резко, скачком, повысить и уровень образования свой, и уровень жизни. Эти родители приносили своих детей из роддома в отдельные квартиры в уютных городских новостройках – да, чаще всего в «хрущевках», но только-только возведенных. Массовая застройка, массовое расселение коммуналок, массовые переезды из деревни в город. Детство – эра космоса, эра знаний и оптимизма. Будущие герои «Вам и не снилось» и «В моей смерти прошу винить Клаву К.» росли, зная, что за ними – блестящее будущее. Освоение дальних планет, невероятные научные открытия, построение коммунизма уже к 1980 году…

Даже простые рабочие в это время стремились привить своим детям как можно больше знаний и любовь к искусству. Девочки, как можно увидеть в том же фильме про Клаву К., интересовались «правильными» мальчиками – отличниками и спортсменами. На худой конец, юными музыкантами и актерами. Те уже считались не очень «правильными»… Даже среди завзятой шпаны было модно играть в шахматы, читать Шекспира в оригинале и создавать самодеятельные театры. Что уж говорить о подростках из «приличных» домов!

Культ подростков как таковой начался с 1974 года. Тогда был принят закон о всеобщем среднем образовании. Детство стало необыкновенно долгим… Родители героев нашей сегодняшней публикации взрослели рано. Шли работать уже в 12, 13, 14 лет. Кто-то из них успел даже потрудиться в тылу во время войны, будучи десятилетним малышом. Война вообще вынуждала взрослеть рано… И взращивала в тех, кто ее помнил, желание продлить детство своим детям.

Желание сбылось. Новый закон об образовании позволял оставаться ребенком до 17-18 лет и дольше. В распоряжении подрастающего поколения оказался промежуток от 12-14 до 18 лет, который надо было как-то прожить и на что-то потратить. На что? Желательно – на образование и самосовершенствование… Интеллектуальные хобби, игра на музыкальных инструментах, спорт (чаще всего непрактичный, но красивый и «с историей», вроде шахмат или фехтования), изучение иностранных языков, театр… Все это не органичивалось специально созданными для этого кружками, музыкальными школами, секциями. Подростки 70-х очень неплохо и с пользой сами организовывали свой досуг.клава 5Их называли акселератами – и не только за бурное физическое и умственное развитие, но и за ранний интерес к противоположному полу. Тема первой любви «всплыла» в искусстве 70-х сама собой. Просто потому, что подростки почувствовали себя здесь в своем праве. Половая мораль 60-х, 50-х и более ранних лет, очень строгая, местами даже ханжеская, осуждавшая подростковую любовь или принимавшая ее только в платонической форме (см. «Дикая собака Динго»), больше не работала. Помехой взрослению подростковые влюбленности уже не казались, даже если завершались (а завершались часто!) скоропалительным браком и ранним родительством. Фильм «Школьный вальс», съемки которого даже невозможно представить в 1960 году, перевернул принятые в советском обществе представления о юных матерях-одиночках. Позже эти обновленные представления подкрепила оптимистичная «Бедная Маша» – уже не драма, а комедия, утверждающая идею, что в достойном обществе одинокую молоденькую маму никто не осудит, наоборот – все поддержат и помогут.

Подростки 70-х не могли не чувствовать того культа самих себя, который создавали окружающие их взрослые. Искусство 70-х было величальной песней юным. Оно сулило им красивую и счастливую жизнь, в которой радости постоянны, а невзгоды незначительны, и ни на какую другую эти юные согласиться уже не могли и не хотели…

В 1979 году началась война в Афганистане.

Наверное, нельзя вообразить более резкого контраста, чем между ожиданиями юноши 1961 года рождения и реальностью, в которую он попал в Афгане. Его можно понять: он рос даже не с мечтами о научных свершениях, творческих достижениях и спортивных победах, а с твердой уверенностью, что так оно и будет. Оказаться в горах чужой враждебной страны с перспективой возвращения домой в цинковом гробу – такое крушение надежд нам, не воевавшим, трудно себе вообразить… Напомним лишь, что в афганской войне погибло около 17000 наших соотечественников. В большинстве это были те самые мальчики. Шахматисты, полиглоты, актеры самодеятельных театров.

клава 7

Попутно шло разрушение экономики СССР. Ошибки в планировании привели к тому, что в стране неотвратимо наступал дефицит самого необходимого. Те, кто не попал в Афган, тоже переживали крах надежд: они росли с мыслью, что главное – культура и знания, что они будут ключом к благополучию, а тут оказалось, что для благополучной жизни надо не на фортепиано играть и не золотую школьную медаль получить, а иметь доступ к распределению модных туфель или копченой колбасы… На смену этим юным уже шли младшие братья и сестры, хваткая и циничная молодежь 80-х…

Те, кто вырос в 70-е, оказались, выражаясь по-современному, «в пролете». Начавшаяся перестройка только обострила ощущение этого «пролета»… Но именно они ринулись в омут развала СССР, как никто.

Разочарования 80-х годов не прошли для них даром. Чувствуя себя неудачниками, они спешили наверстать упущенное.

Это они с обескураживающей, почти святой доверчивостью ввязывались во все и сразу – в финансовые пирамиды, в «лохотроны» всех видов, это они раз за разом «прогорали» в бизнесе – и с пугающей упертостью начинали сначала, втягивая себя и близких все в большие долги… Они попадались на глаза рэкетирам (а те уже, как правило, были из поколения младших-циничных), они гибли от рук киллеров. И… они же решительно выступили против советской власти и в августе 91-го, и осенью 93-го. Хлебнув перестроечного горя, они все-таки страшно боялись возвращения СССР – он ассоциировался у них с разочарованиями собственной молодости. Видимо, с их точки зрения лучше было снова и снова рисковать, но с надеждами на блестящее будущее, нежели жить спокойно, но без таких надежд.

Некоторые все-таки научились жить, полагаясь только на себя. Большинство же набило шишек и либо спилось, либо просто признало, что жизнь не удалась… Кто-то вообще ушел от большого мира. В веру (и не только православную, и даже в секты) или в глушь…

Сейчас им чуть за пятьдесят.

Виновата ли перед ними Родина? Видимо, да: сами пообещали им жизнь-сказку и сами не смогли ее обеспечить.

Виноваты ли они перед Родиной? Их можно понять – они чувствовали себя обманутыми… Но неужели даже когда страну накрыли бандитизм и беспредел, нельзя было одуматься и остановиться, умерить свои амбиции, признать, что безопасность страны и близких дороже?

А у нас подросло новое поколение – те, кто родился в последние 5 лет ХХ века.

Мы, 25-летние, чувствуем, что они лучше нас.

Мы не хотели учиться, мы были уверены, что это не пригодится в жизни, а если пригодится, то «для галочки». Они учиться – хотят. Не очень хорошо умеют, «поколение ЕГЭ» как-никак. Но хотят и стараются, потому что выросли с мыслью: знания – пропуск в большое будущее.

Мы не умели быть патриотами, мы росли в ельцинской России, патриотом которой было быть очень тяжело. Они (в большинстве) – любят Россию.

Нас водили по кружкам силой – наши бабушки и дедушки, родители тех самых, ныне пятидесятилетних, по инерции все еще верили, что фортепиано и шахматы необходимы «для общего развития». Мы не хотели, мы в гробу это фортепиано видели. А эти, которым сейчас лет по 17, – хотят сами, если только их интерес не убит вконец компьютерными играми. Даже когда их никто не заставляет. И спектакли ставят. И рисуют. И все на свете…

Мы гордимся ими, если это наши братья, сестры, племянники… ученики.

Нам очень хочется создать культ подростков. Хочется верить, что эта яркая, умная, талантливая, деятельная молодежь…

Нет. Дальше нельзя даже думать.

Потому что – будем мыслить трезво – твердых, обоснованных надежд на блестящее будущее для них быть в современной обстановке не может.

Вновь объявить культ подростков – соблазн, который мы должны преодолеть. Чтобы не получилось, как с поколением 70-х.

Автор: Наталья Веред

Загрузка...