Добро пожаловать в Зайцево

Это должен был быть обыденный официозный выезд с мониторинговой миссией ОБСЕ в фронтовой поселок Зайцево, но сейчас мы лежали плотно прижавшись к земле. Вдали падает что-то тяжелое. Падение снарядов и автоматные очереди наполняют меня вдохновением, которое я не мог найти во время официозной ходьбы с Александром Хугом. Я лежал на земле, и только сейчас понял, что было крайне халатно и самонадеянно не брать с собой бронежилета и каски. Ведь до поездки мы надеялись, что в военном Зайцево на время приезда миссии ОБСЕ будет тихо, что украинская армия не посмеет открыть огонь по позициям армии ДНР во время того, как там находился замглавы СММ ОБСЕ. Мы глубоко заблуждались, потому что через две минуты после отъезда Хуга украинская армия открыла огонь. На тот момент в поселке оставались ещё две машины наблюдателей, которые у нас на глазах, услышав взрывы и приземления снарядов, собрали вещи и уехали в безопасную зону, где смертоносный снаряд точно не достанет их бронированные внедорожники.

Я жадно одним глотком выпил половину стаканчика дешевого растворимого кофе на заправке в Горловке. Напротив меня стоит женщина с младенцем в руках. Ему было около полугода. Малыш одет в пижаму в виде плюшевого мишки. Его карие, как смоль глаза, будто улыбались, глядя на маму. «Дитя войны»,- подумал я. Новорожденный мог стать очередной жертвой обстрела со стороны ВСУ, которые, не щадя снарядов, поливали свинцом Зайцево. От места, где я стою, около одного километра от позиций украинских военных. Теоретически, они могут ударить по этой заправке в любой момент…

Остаток кофе я решил допить медленно, вспоминая последние два часа, что я провел в Зайцево. Началось всё, как планировалось. Александр Хуг в сопровождении толпы сотрудников миссии ОБСЕ и журналистов инспектировал наиболее опасный участок фронта. Пообщался с местными жителями, которые провели его в нынешнюю церковь поселка, куда местные приходят помолиться. Милая, светская беседа, показные улыбки на камеру, небольшая экскурсия в разрушенную временем церковь и толпа чужаков отправилась дальше. Пункт назначения- знаменитая школа, по которой регулярно бьет украинская армия. Разбитое в хлам учебное заведение встретило наблюдателей и журналистов останками снарядов на земле, покошенными ветками, разбитыми стеклами, кусками кирпича и недовольными взглядами местных жителей. Недалеко от этого места был один дом, в котором ещё совсем недавно жили люди. Журналисты перешептывались между собой. В прошлый раз, когда они были тут этот дом был цел. Сейчас дом стоял разбитый, а жильцы выехали.

Замглавы СММ ОБСЕ приехал в Зайцево не просто так. Его целью было выяснить на какие позиции мониторинговая миссия сможет установить видеокамеры, чтоб следить за нарушениями перемирия. После выполнения своей задачи, Александр Хуг решил показательно пообщаться с жителями поселка Зайцево. Неконфликтный мужчина добродушно пообщался со всеми желающими и ответил на все вопросы. Мы услышали уже привычные рассказы о ночных обстрелах. Для сотрудников миссии ОБСЕ эта информация была известна. Только складывалось впечатление, что им было удобнее игнорировать её. Они с улыбками на лицах слушали страшные, но реальные истории из реальности Зайцево. Мне было интереснее наблюдать за реакцией заместителя главы ОБСЕ. Я стоял напротив него и смотрел на его лицо. Он спокойно слушал мужчину, который заколотил свои окна листами ДСП, потому что стекла были разбиты ударными волнами или осколками. После того, как беседа была окончена, Хуг с улыбкой пожал руку бедняги и сказал «Good evening». В этот момент я подумал, что именно так сейчас где-то в далекой Англии консервативные англичане, попивая чай с молоком, желают друг другу приятного вечера. Но здесь не Англия, это Зайцево и здесь идёт война.

На фоне бронированного внедорожника, в каске и бронежилете пятого класса защиты, сотрудники миссии ОБСЕ неохотно отвечали на неудобные вопросы журналистов. В это же время, зеркальный патруль миссии ОБСЕ находился на украинских позициях в поселке Жованка, что напротив Зайцево. Не было слышно ни единого выстрела или залпа, но абсолютно на всех представителях миссии были средства защиты. Иначе им не заплатят страховку у них дома. Интересно, а кто оплатит страховку тем, кто ежедневно находится на полигоне украинских военных, которые испытывают тяжелое вооружение на мирных жителях Зайцево. Импровизированная пресс-конференция закончилась быстро. Я остановился у разрушенного дома и сделал несколько фотографий. Не заметил, как вся толпа журналистов исчезла. Остался я и мои попутчики- Янус Путконен, финский журналист, итальянец Виторио, девушка военкор Катя из информационного агентства News-Front и Роман Гнатюк. Мы задержались, чтоб сделать ещё несколько кадров у разбитого памятника советским военным. Янус хотел записать стендап на фоне машин оставшихся сотрудников миссии ОБСЕ. Именно в этот момент мы услышали громкий хлопок. Что-то тяжелое упало. За ним последовали автоматные очереди. Послышались выстрелы из крупнокалиберных пулеметов. Мы хорошо слышали звуки боя, который начался буквально у нас на глазах. Пятки миссии ОБСЕ так и сверкали, пока мы пытались прислушаться к не стихающим выстрелам. Судя по всему, зеркальный патруль на украинских позициях покинул свои позиции раньше, что дало возможность украинским военным открыть огонь в то время, как сотрудники ОБСЕ ещё находились в Зайцево. Я прижался к стене. Все мы обратили внимание, что в стене есть отверстия от попадания. Пули, застрявшие в ней, блестели на солнце. Мы перебежками крадемся ближе. Звуки не стихают. Видеооператоры хотели, чтоб на видео были слышны взрывы. Я же просто прижался к земле со своим фотоаппаратом. Сердце пыталось вырваться из грудной клетки. Мы слышали доносившиеся залпы с трех сторон. Зайцево в полуокружении. Украинские военные постепенно подбираются к позициям армии ДНР, но Александр Хуг почему-то не заметил, что линия фронта приблизилась к поселку Зайцево. Очередное игнорирование нарушения Минских соглашений украинской стороной.

…Мы на полпути в Донецк. В своём сознании я проживал эти два часа вновь и вновь, пытаясь вспомнить всё больше деталей для своей статьи. Давно я не слышал войну. Отвык от передовой и обмяк. Ещё год назад мы регулярно ездили на улицу Стратонавтов, в Горловку, в Спартак. Но по разным причинам последнее время я провел вдалеке от боевых действий. Сегодня я вспомнил, что значит война. То, что слышат ежедневно дончане, не сравнится с разрывающимися снарядами в поселке Зайцево. Это не выдумка и не голливудский фильм. Это война. Настоящая и беспощадная война, несущая смерть и разрушения.

Большой фоторепортаж

P.S. Подготавливая публикацию, узнал, что прошлой ночью мирный житель получил ранения в Зайцево.

Автор: Денис Григорюк

Загрузка...