Доля государства и Судьба человека

Доля государства

Преодолевая разруху 90-х годов и до сих пор не отрегулированные рыночные отношения, российское государство делает робкие попытки влиться в семью развитых государств. А ему вслед шлют упрёки, мол, сначала займись своей отсталой экономикой.

Отбиваясь от этих нападок, российская власть уже осознала ошибки внешней политики двадцатилетней давности и скорректировала свой курс на самостоятельность. Однако проблема России заключается в том, что те, кто упрекает её в отсталости, с одной стороны правы: сырьевую экономику нельзя относить к развитой. А с другой стороны, именно они в 90-е годы во многом содействовали тому, чтобы Россию отбросить на 50-80 лет назад и через финансовые рычаги препятствуют её подъему сейчас. Государство делает робкие попытки уйти от сырьевой зависимости. Сегодня в новостных программах приятно слышать о локальных успехах российской экономики: вот новые самолёты (хотя много импортных комплектующих), завод «Стан» увеличил объем заказов (но произведённой им продукции на рынке пока не видно), введена в строй новая нефтяная вышка, построенная почти (!) на своём оборудовании, создали новый животноводческий комплекс, растут поставки на экспорт зерна (может, потому, что хранить и перерабатывать его негде, а может, люди стали меньше потреблять, коров и вовсе стало мало), успехи демонстрирует военно-промышленный комплекс и т.д. И вообще, ненефтяные доходы уже дают в копилку государства больше 60%(?). Все эти успехи отмечены участием государства. Еще чаще мы слышим об исключительных «успехах» в борьбе с инфляцией. Эти два независимых типа «успехов» соперничают друг с другом. Поэтому успехами в промышленном секторе с участием государства не удаётся убедить непримиримых сторонников «чистого» рынка (а даже теория говорит о том, что чистого рынка быть не может), в неоспоримом (пока?) конкурентном преимуществе государственного сектора перед рыночной анархией. И вот уже ближайшие советники Президента выступают за «уменьшение доли государства в перспективном плане». А некоторые  посчитали, что  «вклад госкомпаний в ВВП вырос до 70% в 2015 г. с 35% в 2005 г.». Все эти разговоры ведут к тому, чтобы подтолкнуть власть к всеобщей распродаже того, что сохранило или оживило государство  (хотя своих средств для участия в приватизации у частного бизнеса по-прежнему нет). Воистину, история никого не учит, даже на своих ошибках, но наказывает за это государство и его граждан, как показывает недавний опыт. Учитывая, что весь крупный бизнес и сегодня на 80% вращается в сфере бюджетных или околобюджетных денег (экономическая суть такого бизнеса – всего лишь перераспределение налоговых поступлений от населения через государство в частные руки), трудно представить, как после приватизации будут чувствовать себя приватизированные предприятия. То, что бизнес крутится вокруг бюджетных денег, говорит о том, что свои деньги вкладывать в развитие производства и расширение бизнеса частный владелец не очень расположен. Такое впечатление складывается чисто обывательски. Возникло у меня желание посмотреть на это профессионально, т.е. через статистику. К официальной статистике у многих людей отношение скептическое. У меня тоже. Тем не менее, опираясь на данные Росстата, попробуем проанализировать «успехи» экономики и как они отражаются на человеке. Совершенно очевидно, что в отличие от некоторых успехов во внешнем курсе, во внутрироссийской экономической политике совершенно отчетливо состязаются две либеральные тенденции: одна, осуществляемая Правительством, пытается убедить нас (и себя) в том, что есть успехи и можно надеяться, что их будет с каждым годом больше (верится с трудом), другая утверждает, что «диктат» государства (через рост его доли в ВВП) тормозит развитие рынка, конкуренцию, а, следовательно, и рост экономики. Так ли это? Посмотрим на растущее расслоение общества и убедимся, что и те и другие скрывают истину. Свидетельством ошибочности взглядов одних является опыт приватизации 90-х годов (целые отрасли исчезли с карты страны, а по многим пока еще работающим стратегически важным предприятиям контрольный пакет передан иностранцам), ошибки других попробуем разглядеть в статистике. Чтобы ВВП начал расти не за счет эмиссии денег и не за счет роста добычи нефти, для начала надо признать реальность существующих проблем. Тогда откроются пути их решения. Раскрыть глаза на них поможет нам официальная статистика – даже она не в силах скрыть глобальные проблемы, которые с годами накапливаются и усугубляются, они заметны, если, конечно, не придерживаться политики страуса.

Посмотрим для начала, как «растёт» доля государства:

Как видим, чуть больше 20%. По основным фондам с 2011 г. доля государства держится на уровне 18%. Если эти 18% обеспечивают 70% ВВП, то это означает, что эффективность активов частного бизнеса (оставшихся 82%) чрезвычайно мала. Разве это не говорит  о слабости частного бизнеса? Какой же смысл проводить приватизацию с заведомо известным результатом: либо будет обанкрочено, либо будет малорентабельно. За период с 1999 г. по 2014 г. негосударственные основные фонды выросли более чем в 11,6 раза, а государственные – только в 6,75. А где рост фондоотдачи в той же пропорции? Впрочем, рост – в денежном выражении:

Попробуем понять, почему 18 может оказаться больше 82. Мы понимаем, что доход обеспечивает активная часть основных фондов, т.е. машины, оборудование и транспорт. Понимаем также, что есть прямая зависимость между инвестициями в этот сектор и ВВП, в росте которого нас пытаются уверить. Обратим внимание, какие инвестиции направляются в добывающий сектор экономики и в обрабатывающую промышленность:

Для наглядности переведём цифры в графическое изображение:

Как видим, все надежды на рост экономики, как и было провозглашено в начале 90-х годов, по-прежнему возлагаются на добывающий сектор. Что бы ни говорили, инвестиции плюс льготы, плюс различные меры стимулирования, о которых проговаривается министр энергетики, всё «кричит» о приоритете нефти над станками. При этом удивительно, что доля убыточных организаций в добывающих отраслях больше, чем в обрабатывающем секторе:

(Источник: http://ac.gov.ru/files/publication/a/10337.pdf. Бюллетень Аналитического центра при Правительстве РФ)

Убыточные – это значит, получают субсидии, льготы по налогам на добычу, по таможенным и прочим платежам. Между тем добывающий сектор – это даже не сырьё для отечественной промышленности, а в значительной мере — источник поступления денежных средств путём экспорта. Но и они не идут стране впрок, т.к., судя по откровенному признанию тех, кто борется с инфляцией, например: «За первые восемь месяцев 2006 г. расширенное правительство изъяло из экономики 1095,9 млрд.руб., в то время как Банк России – только 212,9 млрд.руб.» (Министр финансов). По-существу, сумма, как раз необходимая обрабатывающей промышленности, а Министерство финансов соревнуется с ЦБ по изъятию этих денег. На графике четко видно, что из так называемых «избыточных» нефтяных доходов «стерилизуются» только те, что предназначены для обрабатывающего производства.  Делается это всё якобы с одной целью – устранить угрозу роста инфляции. И аргумент: зарплата, выданная на руки, может «спровоцировать» рост цен. Вот почему у нас падает покупательная способность населения. При этом совершенно не принимается в расчет, что зарплата, выданная в производственном секторе, составляет лишь часть цены от созданной материальной ценности, а вот рост зарплаты в финансовом секторе действительно создаёт угрозу инфляции, потому что не обеспечена товаром.

Как известно, простейшая формула расчета количества денег в обращении выглядит так: Д=Р/С, где Д – количество денег в обращении, Р – сумма цен товарной массы, С – скорость обращения денег. Таким образом, важно сохранить баланс в уравнении: С х Д = Р. Что происходит, если сокращать, снижая покупательную способность населения, левую сторону уравнения, т.е. денежную массу? Из-за отсутствия покупателей снижается значение и правой стороны, сдерживается производство, сокращается товарная масса. Происходит деградация рынка. Это – то, к чему ведёт денежная политика финансового блока Правительства. Только реальный сектор (а не финансовый и не нефть с газом) могут разбудить засыпающую экономику. 90-е годы показали, что частный капитал не намерен вкладывать средства туда, где надо работать долго и зарабатывать не на ценах (т.е. инфляции), а на обороте товарной продукции, произведённой в стране. В США уровень монетизации значительно выше, чем в России, при этом уровень инфляции – значительно ниже:

Сравните с уровнем монетизации в России:

При этом парк реального оборудования в США растёт, а не снижается, как у нас. Если в 2016 г. инвестиции в обрабатывающий сектор даже снизились (новое оборудование не установлено взамен выбывшего), откуда же ждать рост ВВП?

При расчете необходимой суммы капитализации нефтяных (или иных) доходов в активную часть основных фондов (машины, оборудование и транспорт) нужно исходить из того, что сумма инвестиций должна как минимум превышать сумму использованных основных фондов (на которые начислена амортизация). Новое оборудование должно обеспечивать замещение не только по качеству выбывшие основные фонды, но и по фондоотдаче, т.е. выпуску валовой продукции. Общее число станочного парка по данным Минпромторга РФ неуклонно снижается (тыс.шт.):

Происходит ли возмещение убывающему парку станков (путём инвестиций, обеспеченных денежной массой, оставшейся в обороте после усилий Минфина и ЦБ по стерилизации) выпуском валовой продукции путём внедрения новой технологии? Судя по всему, нет. Это видно из соотношения ВВП и денежной массы на начало соответствующего года (агрегат М2):

Коэффициент отдачи денежной массы всё меньше. Правда, собирая статистику, убеждаешься, что у нас ВВП всё время растёт, даже в прошлом. Поэтому коэффициент завышен, т.к. рассчитан по последней строке. Вот официальные данные по ВВП за разные годы (всё на начало года):

Очевидно, есть скрытая инфляция. Население это чувствует на своём кошельке сразу (например, расходы на ЖКХ), статистика обнаруживает только несколько лет спустя.

Итак, обеспечивают ли инвестиции в новые машины и оборудование возмещение списанного оборудования? Делаем небольшой расчет по основным фондам (ОФ):

Цифры (только математика) отражают катастрофическое положение «падающей» экономики. Сумма, инвестированная в «машины и оборудование», сопоставима с суммой инвестиций в активы Украины в 2016 г. Новое оборудование не восполняет потери (возмещение износа основного капитала). Все признаки деградирующей экономики, несмотря на отдельные «успехи». Чтобы этот процесс остановить и обеспечить рост экономики, обрабатывающий сектор нуждается в резком увеличении инвестиций более чем в 5 раз (527/99). Уровень Основных фондов удерживается тем, что не списывается старое оборудование (коэффициент выбытия 0,8), а продолжает эксплуатироваться. А между тем Центральный банк и Министерство финансов озабочены одной проблемой – борьбой с инфляцией путём изъятия из оборота «излишков» оборотных средств.

Однако давайте проверим (как в школе) решение задачи? Экономист Григорий Ханин, например, считает, что экономика нуждается в инвестициях в размере 25,8 трлн. рублей (включая оборотные средства и вложения в человеческий капитал). У нас получается больше.

Обратимся опять к статистике. Если:

— остаточная стоимость основных средств России в 2015 г. = 55,3 трлн.рублей;

— оборотные активы = 85,13 трлн.рублей;

— собственный капитал, участвующий в обороте  = 12,56 трлн.рублей,

то мы видим, что в экономике собственные средства не покрывают даже оборотные активы, необходимые для нормального функционирования экономики. И только благодаря долгосрочным финансовым вложениям (47,57 трлн. руб.) формирование оборотных активов за счет собственного капитала составляет 5,64%:

(12,55+47,57-55,32)/85,13*100=5,64.

Это чрезвычайно мало и для предприятия означало бы близкое банкротство. Долгосрочные и краткосрочные обязательства рано или поздно надо погашать (а краткосрочные заёмные средства (14,66 трлн. руб.) превышают собственные оборотные), следовательно, экономика строится всё время на перекредитовании с накоплением процентов. Расчеты показывают, что при таких объемах заёмных средств, для нормального функционирования собственные оборотные средства необходимо повысить до 25 трлн. рублей, что обеспечит покрытие оборотных активов за счет собственного капитала до 20%. Это без оценки вложения в человеческий капитал, о котором говорит Г.Ханин. Из статистики же мы видим, что частный капитал к этому не готов – он предпочитает выводить капитал за границу. Поэтому это – государственная задача. Чтобы освоить такие оборотные средства, нужна квалифицированная рабочая сила.

И, наконец, об упрёках в адрес государства, которое якобы лоббирует свои компании, из-за чего и растёт доля государства в экономике. Задумаемся — лоббирование это или конкурентные преимущества? Обратимся к официальной статистике по выручке:

(Рассчитано индексным методом по исходным данным за 2009 и 2014 г. Аналитического центра при Правительстве РФ).

Из расчетов мы видим, что выручка 28 госкомпаний (11721 млрд.р) на 41,5% выросла за счет физического объема и на 58,5% за счет роста цен. При этом на госкомпании приходится только 6,1% всех занятых в экономике. А у частных компаний выручка (9583 млрд.р.) выросла на 31,2% за счет увеличения физического объема и на 68,8% за счет роста цен. Вывод: все преимущественно зарабатывают на инфляции (росте цен), но Госкомпании и по объему и по ценам в рассматриваемый период имели именно конкурентные преимущества. Частные компании (числом много больше) выручку имели меньше и предпочитали зарабатывать на ценах. При этом бОльшая часть населения нищает, покупательная способность снижается. Это отмечает и официальная статистика. Следовательно, государственные компании за счет более низких цен выигрывали на обороте товарной массы и на высоких ценах на услуги тоже, например, в ЖКХ, которые вынуждено население оплачивать, какие бы не были цены. И это естественно, поскольку финансовые структуры считают оборотом не Деньги-Производство-Товар-Деньги с прибылью, а только то, что быстро обменивается на твёрдую валюту, т.е. денежную массу.

И, наконец, о человеческом факторе. Вывод экономики из тупика невозможен без участия основного активного ресурса – отечественной рабочей силы. Здесь официальная статистика тоже имеет двойное дно: с одной стороны заявляет о дефиците рабочей силы (и необходимости привлечения иммигрантов), с другой — относит десятки миллионов своих граждан к разряду «самозанятых». Вызывает недоумение следующая статистика: статистический справочник даёт среднесписочный состав работающих в России на начало 2016 г. – 41,677 тыс. человек. При этом занятых в экономике якобы 76 млн. человек. Из списка выпали 34 млн. человек. Причисление такого количества людей к «самозанятым», во-первых, абсурдно для безденежной страны, во-вторых, не снимает ответственности с государства за судьбу этих людей – существуют ли на самом деле эти «бойцы» невидимого трудового фронта? Где теперь бывшие инженеры, техники, профессиональные токари, фрезеровщики, сварщики? Посмотрите на карту России: от заводов и фабрик остались руины. Расслоение общества сравнимо разве только с серединой XIX века:

В 90-е годы XX века Россия сократилась и по территории и по населению (в сегодняшних границах Россию населяло тогда чуть больше 65 млн. человек). Как и в 1897 г. самых зажиточных сегодня немного больше 2% от населения, а вот зажиточных мелких хозяйств стало значительно меньше. Сегодня мы бы отнесли к ним малый и средний бизнес:

Даже если предположить, что «состоятельных» владельцев предприятий, зарегистрированных как юридические лица, в среднем по 3-4 на каждое предприятие, то суммарное их число вместе с индивидуальными предпринимателями составит не более 9-10% от численности населения против 18% в 1897 г. Категория рабочих и крестьян в современной статистике вообще отсутствует.  Статистический справочник за 2016 г. распределение населения в сельской местности уже не даёт (последние данные – за 2010 г.). Обезземеленные крестьяне и безработные рабочие стали «самозанятыми» только ввиду отсутствия информации о них. Лукавят те, кто говорит, что демографический провал не обеспечивает страну в рабочей силе, нужны иммигранты. Объективный взгляд на статистику трудовых ресурсов говорит о том, что в России имеет место острейший дефицит рабочих мест, а не рабочей силы. На земле стало трудно выживать (колхозы и совхозы ликвидированы, приусадебные участки не приносят дохода, импорт обеспечивает продуктами), поэтому крестьяне подались в город. Даже успешным фермерам трудно пробиться к прилавкам российских магазинов, минуя посредников. В результате цена молока вырастает с 20 рублей до 70. В посёлках городского типа осталась лишь половина населения (с 13,5 млн. человек сократилось до 7 млн.). Для отечественного «бизнеса» земля, оставленная бывшим колхозником, стала не кормилицей, а предметом торговли. А продавать её стали тем, кто может заплатить – под коттеджи и иностранцам. Бывшие колхозники подались в город на заработки. Но и здесь их не ждут. Здесь столько искателей «счастья» из сопредельных и дальних государств…  Проиллюстрировать это можно на примере Москвы, где уже в конце XIX века было 600 заводов и фабрик, а сейчас их нет:

 Эта «статистика» сильно контрастирует с реальной ситуацией, особенно если сопоставить с 1991 г.:

Рабочих мест в 1991 г. было (если не считать рынков, торговых точек и ресторанов) значительно больше, а работающих — значительно меньше. Учитывая демографический провал в 90-е годы, никак рабочая сила не могла естественным путем вырасти в 2 раза. Ясно, что в Москве минимум 5 млн. трудовых мигрантов, из которых не менее половины – иностранцы. Это – не считая нелегальной рабочей силы. И эти незарегистрированные иностранцы тоже самозанятые. Убедиться в этом можно без статистических наблюдений. Все чем-нибудь торгуют, строят офисы, ТРЦ, Плазы, кого-нибудь кормят и ничего не производят, в отличие от 1897 г.

При этом производственные конкурентные преимущества (в квалификации) — на стороне россиян (и москвичей, в частности). Просто все рабочие места, требующие квалификации, ликвидированы. Сохранились в основном неквалифицированные рабочие места, на которые частный бизнес нанимает ДЕШЕВУЮ рабочую силу, у которой на родине зарплата значительно ниже и продуктовая корзина – тоже. Уже заметна миграция из Африки. Снижается популяция россиян не потому, что не хватает материнского капитала, а потому, что население лишается рабочих мест, заработка, качественного образования и здравоохранения.

Теперь о зарплате тех, кто сохранил своё рабочее место. Что может означать средняя температура по больнице, включая морг? Ничего. Так и средняя зарплата. Поэтому попробуем и здесь немного поразмышлять.

Москва привлекательна тем, что здесь уровень зарплаты несколько выше, чем по России в целом. Посмотрим, в каком интервале зарплаты наибольшая плотность работников:

Доля – это по выборочному статистическому обследованию. Тех, кто получает от 30 до 50 тыс. большинство. Но если делать не выборочную статистику, то доля тех, кто получает не более 21800 рублей, должна значительно вырасти (по плотности, приходящейся на эту категорию: определяем долю и делим на разницу в интервале). Соответственно, это означает, что около 74% работающих даже в Москве получают зарплату до 30 тысяч рублей.

Мы понимаем, что выборочную статистику можно собрать среди обеспеченных и делать выводы о росте благосостояния. Можно собрать статистику среди безработных, и будет другая картина «мира». А нужна объективная.

Вот выборочная статистика Росстата:

Здесь тоже по официальной статистике наибольший процент работников приходится на зарплату от 30 до 50 тысяч рублей. Достоверность такой статистики тоже вызывает сомнение. Если эту таблицу пересчитать по плотности (по аналогии с плотностью населения – где выше плотность, там и больше жителей), получится, что первые три группы составят, соответственно, 26,35%, 27,74%, 24,39%, т.е. в сумме более 78%. Таким образом, в лучшем случае у большинства работников России зарплата составляет 18 и ниже, а не 36 тысяч рублей и ориентирована на продуктовую корзину явно где-нибудь в соседней республике.

Предлагаю читателю сравнить продовольственные корзины:

Обращаю внимание, что Всемирная организация здравоохранения рекомендует рабочим России потреблять 3000 калорий. А это примерно то количество, которое указано в колонке за 1960 г., рассчитанная Академиком И.Струмилиным; 2013 г. – это утвержденная продуктовая корзина для трудоспособного населения, а 2015 г.- потребление по данным Института им. Е.Гайдара на базе данных Росстата. Таким образом, сейчас среднестатистический российский человек: а) потребляет много меньше, чем, возможно, 50 лет назад (по расчету академика); б) продуктовая корзина не восполняет в полной мере затраченные силы в 3000 калорий, зато платить приходится, как за 3000; в) стоимость даже ущербной продуктовой корзины (за 2015 г.) в действительности на уровне прожиточного минимума в России, который должен включать непродовольственные товары и различные услуги, включая коммунальные платежи.

Проблема государства заключается в том, что тенденции во внутренней политике и экономике остаются под влиянием тех, кто зарабатывал (и продолжает зарабатывать) на инфляции и дешевой иностранной рабочей силе. Инфляцию «приостановили» (через 2-3 года посмотрим, как вырастет оценка ВВП 2016-2017г.), но какой ценой? — Сползанием экономики к рубежу, за которым груды нереализованного импортного товара на полках магазинов (рост запасов налицо) при почти полном отсутствии покупателей, которые в бытность квалифицированными работниками, вложили свои ваучеры в надёжные «удочки» (свои предприятия), а те оказались виртуальными.

Государство начало воссоздавать рабочие места, сокращение которых неизменно сопровождало всякую приватизацию, но беда в том, что доля государства в экономике слишком мала для того, чтобы играть заметную роль в судьбе каждого отдельного гражданина. И это чревато действительно сокращением численности населения.

Если эта доля растёт, то только потому, что алчный частный бизнес сдаёт свои позиции государству, не умея составить ему честную конкуренцию, поэтому и молится на иностранные инвестиции под гарантии государства.

Петров Н.А.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join. Также вступайте в наш чат.

Загрузка...