Кому государство, а кому «пирог с начинкой»

Кто с пользою Отечеству трудится

Тот с ним легко не разлучится;

А кто полезным быть способности лишен,

Чужая сторона тому всегда приятна…

                                         И.А.Крылов

Любому школьнику известно, как делаются открытия — они зарождаются в умах, наполняются информацией из множества источников, как райские яблоки. А когда созревают – падают на голову или снятся в виде химической таблицы. Но не всем. Только тем, кто созрел умом, кто знает какие средства или методы использовать, чтобы достичь нужного результата.

Точно так же и в управлении экономикой страны — можно и школьнику (только, если он свой человек) доверить принятие директивных решений, никого ничему не обязывающих. А в случае неудачи свалить на внешние факторы. Успешно управлять государством, и в особенности экономикой, – значит предвидеть результат своих действий. Если прогноз не реализуется, значит, неверные были пути решения задачи. Значит, те, кто прогнозировал рост при отсутствии всяких предпосылок – всего лишь манипуляторы общественным мнением.

Для управления экономикой страны недостаточно уметь считать деньги и пользоваться гаджетами, глонассом и вездесущим Wi-Fi- ем.

Прогноз развития экономики – это тест на профнепригодность российского чиновника.

Вспомним, сколько раз с 2014 года прогнозировали стабилизацию: «достигли дна, дальше некуда…», «вот-вот начнется рост». А экономика падает всё дальше в минус. В 2014 г. Минэкономразвития прогнозировал отток капитала из России на уровне 25 млрд. $, а выведено было более 151 млрд. $. (см. здесь). Не угадали. Если из страны неконтролируемо выводят капитал, значит, в экономике преобладают ловкачи и спекулянты. Они (значит, и Правительство) оставляют страну без будущего. Правительство завышает прогноз инфляции (в обоснование роста тарифов на ЖКХ в 7%), мол, ожидаем 14%, а в результате всё наоборот: поборы с населения выросли на 14%, а инфляция, как оказалось, — только на 5,4% (см. здесь). Власть взахлеб обсуждает рост доходов населения, но каждый год растет доля тех, кто на грани обнищания, и это тоже по официальным данным. Почему власть не способна ни управлять надлежащим образом экономикой, ни задать позитив в развитии и всё время путает плюс с минусом? Системной ошибкой являются: сам подход к анализу ситуации и способ достижения результата. Вместо них: цены на нефть, ставка Резервного фонда США и ожидание спекулятивных иностранных инвестиций. Причем, судя по Платежному балансу, за «ошибочные» консультационные услуги Россия платит не маленькие деньги. Своих финансовых и управленческих ресурсов за 30 лет так и не приобрели. Это значит, что все рычаги управления экономикой находятся на лондонской бирже или в Вашингтоне. По сути – это система неоколониальной зависимости, для которой как раз характерно: дешевое сырьё из страны, продукты и товары в объеме наличных денег, выданных в виде мизерной зарплаты – в страну. Главная забота власти – борьба с инфляцией. При этом единственно возможный и доступный пониманию власти способ борьбы – максимально сократить наличные деньги в обороте, разумеется, у рядовых граждан, т.е. лишая их средств к существованию.

Есть, конечно, отдельные успехи: там строится завод по сборке тракторов, там возобновили производство ламп, в Саратове троллейбусы…, но это всё – локальные успехи, создающие иллюзию роста. От этих «успехов» кардинально ничего не меняется: внедряются разработки академических институтов (в ВПК, в Космосе), но щедро финансируется «Сколково», назначение которого не открытия делать, а контролировать денежные потоки из банков в науку. Фондов, Центров и Ассоциаций в стране не счесть, но их назначение непонятно. Скорей всего, тоже отвлекать на себя часть бюджетных денег. По этой же порочной схеме идет финансирование промышленности: из банков (преимущественно иностранных, где проценты низкие) в производство (с другими процентами) через отечественные банки, а потом через некие управляющие компании (УК). Правительство не заботит тот факт, что такая трехступенчатая схема управления экономикой ведет к незаинтересованности владельцев финансовых ресурсов в конечном продукте. Ссудный процент в России стал инструментом доведения реального сектора до банкротства. Зато экспорт сырья поощряется всеми силами: приглашаются иностранные фирмы или консультанты, используется импортное оборудование, минимизируются пошлины. Б.Клинтон сказал в 1995 г.: «Мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием: мы получили не разрушенное атомными ударами государство, а полноценную сырьевую базу». Что изменилось с тех пор? Почти ничего. Вспомним историю с холдингом «Мечел». Это – посредник между реальными предприятиями угольных, коксовых и металлургических производств, (где «Мечел» не компетентен), с одной стороны, и банковскими структурами («Deutsche Bank», как сособственник, и «Сбербанк») и покупателями продукции металлургических производств (через логистические схемы «Мечела») – с другой стороны. В результате экономической политики холдинга он – фактически банкрот (на июнь 2015 г. долг – 7 млрд. $). В 2008 г. менеджмент холдинга подвергся критике со стороны тогдашнего председателя правительства Путина В.В. за поставки сырья за рубеж по ценам в 2 раза ниже(!) внутренних. Своим структурам! Зато перепродал за границей по ценам в 4 раза выше. И он разве такой один? Ясно, что никакие таможенные барьеры (тем более, когда их нет) не остановят вывоз сырья за бесценок. Или, например, российская рыба из открытого моря идет на экспорт по средней цене 1654,4 $ за тонну, а импортируется из закрытых искусственных водоёмов на искусственном корме с красителями и антибиотиками — по цене 2684 доллара за тонну. Такая же история с топливом: дизтопливо западным «партнерам» поставляется по ценам 0,39-0,42$ за тонну, а на внутреннем рынке цена – 0,66-0,67$. Вилка внутренних цен и цен внешнеторговых на службе у ТАКИХ «коммерсантов» работает на перераспределение ВВП в ущерб экономике России. За этот ущерб Правительство должно отвечать, но перед кем? Своя рука-владыка. Добавьте к посредникам, стригущим доходы с реального сектора, растущие обороты виртуальной экономики на бирже, отвлекающие средства из прямых инвестиций, завышенные внутренние цены на сырьё и периодические скачки курса рубля — получаем все факторы, негативно влияющие на бюджетно-финансовую систему, стимулирующие рост инфляции, с которой якобы борется Правительство, и рост стоимости жизни. Как борется, уже знаем – сокращением реальных доходов населения. Кстати о курсе рубля к доллару: зависимость от цены на нефть действительно есть. Но с поправкой. Это видно из графика:

Но на курс оказывают влияние ещё такие факторы как: темп инфляции, состояние платежного баланса, процентные ставки, валютные рынки и спекулятивные валютные операции, доверие к валюте… В стране, зависимой от импорта, курс влияет на уровень цен, а цены (темп инфляции) – на курс. Статистика доли импорта на рынке России – это отдельная тема, как и колебания курса рубля. Простой пример: Минфин вышел на валютный рынок для восполнения валютных запасов, покупает валюту, тратит рублевую массу. Но при этом курс рубля растёт, хотя по логике должен падать, поскольку увеличен спрос на валюту. Почему так происходит? – либо это — контролируемый процесс, либо это — следствие дефицита рублевой массы, которая превышает дефицит валюты. Это — тоже следствие зависимости от миропорядка, установленного долларом США. Одним из показателей попытки «освобождения» от зависимости, которая дается с трудом, – рассмотренная ниже ситуация в авиастроении.

Почему Правительство не очень всем этим обеспокоено? Потому что с одной стороны мы наблюдаем рост обнищания населения, а с другой стороны средний оклад у чиновников в Правительстве – 228,48 тысяч рублей независимо от провалов в экономике. Думские чиновники, утверждающие это «Правительство», тоже «упакованы». И, заметим, могут быть еще и премии. Вознаграждения топ менеджеров государственных компаний — сотни тысяч долларов. С одной стороны, Правительство в связи с дефицитом бюджета озабочено, как бы охватить дополнительными налогами БЕЗДОМНЫЕ(!?) домохозяйства, с другой стороны, некоторые деятели, неведомо(?) каким образом нажившие себе баснословные капиталы, с миллиардами долларов спокойно покидают страну, вдруг ставшую им чужой. Не в чемодане же везут – видимо, там капает на счет за «мелкие услуги» здесь. И никакой финансовой разведке, контрольной, ревизионной комиссии или Счетной палате в голову не приходило проверить депутата, чиновника или банкира задолго до пересечения им границы. Всё как в старину:

Иной при месте так вздыхает,

Как будто рубль последний доживает…

…А смотришь, помаленьку,

То домик выстроит, то купит деревеньку.

                                    И.А.Крылов

Минфин РФ планирует выпуск облигаций федерального займа, ориентированный на физических лиц, но ведь экономика явно катится вниз, и кто поверит такому государству? Многим лицам еще памятны облигации 1992 г., которые фактически стали очередным инструментом изъятия денег у населения (выигрыш облигации в 500 советских рублей составлял сумму, эквивалентную стоимости бутылки пива). Судя по всему, цель та же. Сограждане, плательщики налогов, остаются в собственной стране людьми третьего сорта. На работу их – во вторую очередь. Не потому, что рабочих мест нет – нужна даровая рабочая сила. Растёт дефицит средств в пенсионном фонде (но не для чиновников, работающих там). А откуда им (отчислениям) взяться, если предпочтительна на нашем рынке иностранная рабочая сила!? За неё не надо платить взносы в бюджет и социальные фонды.

Просто слёзы наворачиваются на глаза, когда Правительство беспокоится о подаче тепла в Европу, как они там без российского газа? С другой стороны, есть много мест в самой России, лишенных этих благ цивилизации и никого это не волнует: в поселке Какузево Раменского района Московской области нет газа. Что уж говорить о Востоке страны? На Украину дизельное топливо из России и Белоруссии поставляется по льготным ценам… А этим топливом заправляются танки, расстреливающие мирных жителей. Но кто о них думает?

Откуда взяться росту экономики, когда не до неё?  По волшебству ничего не делается.

Как можно достичь роста? Представляется, только путем кардинальных перемен в:

— денежно-кредитной политике;

— структуре экономики и

— бюджетно-налоговой системе.

Как раз там, где Правительством ничего не делается. И как всегда у чиновника остаётся один способ достичь «успеха» в отчетах перед выборами  – манипуляция статистикой.

Показательный пример — данные Росстата об объемах производства:

Какие выводы о состоянии экономики можно сделать исходя из этих сведений? Никаких. Потому что статистика умалчивает: это индексы объема в денежном выражении или индексы физического объема? У монетаристов главное — деньги. Значит, информации никакой, потому что количество денег в обращении сегодня регулируется чем угодно, только не объемом производства. У кого угодно (например, в УК), только не там где строят, варят, добывают. Следовательно, в таблице № 1 скорее сведения (точнее, намек) о деньгах, которые обращаются якобы в сфере производства, но не о самом производстве. Причем в реальном производстве их становится скорее меньше, чем больше. Растут цены. У производителя — умеренно, а у посредников (УК, банки, опт, розница) – по аппетиту. Аппетиты у Управляющих компаний отменные: затраты надо оплатить производителю, а чтоб себя не обделить, цены вдвое – втрое задираются, и так раздевают потребителя. Но кто о них думает?- рынок же. Нет, анархия.

Возьмем отдельно другую статистику обрабатывающей промышленности. По официальной версии — всё замечательно:

Видим бурный рост с 2009 по 2015 г. «производства». На самом деле это – оборот денег между УК и потребителем: ведь индекс производства (даже в рублях) согласно табл. № 1 упал. Значит, диаграмма показывает рост не производства, а объемы выкачивания денег из карманов потребителей в карманы (даже не производителей) – посредников в лице различных ООО «Логистика», фондов, банков и Управляющих компаний.

Посмотрим внимательно на обрабатывающую промышленность через физические объемы. Прежде всего, отметим следующее:

  1. В статистике за 2010 г. есть такая позиция, как турбины гидравлические и колеса водяные (произвели 2996 тыс. кВт.), а с 2011 г. этой позиции уже нет – прикрылось производство. Это что – стратегия на отказ от гидроэлектростанций или всё для них необходимое изготовят умельцы в гаражах? Нет, зачистили рынок для импорта.
  2. В 2010 г. было произведено 88 печей хлебопекарных промышленных неэлектрических туннельных. В последующие годы они из статистики исчезли. При этом производство печей не туннельных резко стало сокращаться с 549 в 2010 г. до 177 в 2014 г. Это что, в стране резко сокращается промышленная выпечка хлеба? Нет, опять зачистили рынок.
  3. В 2010 г. произвели последние 3 (!) ткацких станка. Это потому, что импортные станки более качественные или кому-то импортировать ткани более выгодно? Аналитики отрасли говорят о сокращении производства тканей в РФ с 1,60 млрд.м2 в 2011 г. до 1,45 млрд.м2 в 2015 г.  Это – 45% от уровня 1990 г. Попутно заметим, что в СССР ткани всегда производили качественные, вспомним, сколько было магазинов заваленных собственной продукцией. А в 1990 г. планировалось переоснастить отрасль новым оборудованием. Оборудование завезли, да так оно и осталось ржаветь. Курс был взят на уничтожение лёгкой промышленности в стране. Министерство промышленности и торговли РФ в 2015 г. спохватилось и разработало программу поддержки промышленности путем субсидирования процентной ставки и льготного финансирования. Но кого намерено стимулировать Министерство? Производителей станков? Их уже практически нет. Ткацкие фабрики или импортёров станков и тканей? С большой долей вероятности можно предположить, что кредиты пойдут опять «Управляющим» компаниям, которые занимаются импортом и станков и тканей. Поэтому результат по стимулированию производства будет нулевой. Низкий платежеспособный спрос в России играет на руку импортерам ЧЕГО УГОДНО. Ибо производство в небольшом количестве нерентабельно, а импортировать выгодно: чем меньше товара – тем выше цены. В 2016 г. прогнозировалось дальнейшее снижение производства на 2,3%. Доля импорта составляла 70% от внутреннего рынка, будет еще выше. Чтобы отвоевать эту долю, мало стимулировать  кого-то  процентной ставкой. По возрождению производства (как и экономики в целом) нужен подход комплексный – прямые инвестиции в производство оборудования и стимулирование всего цикла от производства потребительских товаров до обеспечения сбыта. В этих условиях роль государства в лице профильного министерства заключается в правильной политике защиты и поощрения своего производителя и стимулирования спроса. Но Правительство по традиции поддержит импорт. Государство подчинилось меньшинству, тем, кто взялся строить «рыночную» экономику, пренебрегая интересами страны (это декларировалось еще гайдаровским правительством). Народ может влиять на власть только через государственные структуры, институты власти. Либеральная «элита» требует, чтобы было как можно меньше государства, чтобы разорвать связь между населением и властью (см. http://red.msk.ru/gosudarstvo-i-biznes-obshhaya-cel-ili-konflikt-interesov/). Что, собственно, и происходит: уже бесполезно обращаться в госорганы – они ничего не решают. Если такая политика приведет к возмущению населения, бунту, — так, того и ждёт Запад – майдана, чтобы радикалы вернули страну в хаос 90-х годов. Вспомним, как развалился Советский Союз – начало было положено отделением государства от КПСС, демонтажем всех институтов власти и структур управления ресурсами, обесценением рубля и переплавкой части промышленной базы в металлолом. Затем в России через расстрел Парламента, в какой-то мере еще представлявшего интересы народа, стала формироваться диктатура «демократии».
  4. Россия прекратила с 2010 г. производить фотоаппараты и прочую видеоаппаратуру. Статистика дает последние сведения только за 2010 г., когда произвели последние 2582 изделия. «Производство» (читай, сборку импортных изделий) телеаппаратуры Россия наращивает все эти годы в отличие от фотоаппаратуры. На слуху информация о том, что в России налаживается производство элементной базы, особенно в сфере, подведомственной ВПК. Значит, производство и бытовой техники может быть отлажено. Была бы на то воля. Чтобы это не произошло, продолжается процесс уничтожения производственной базы.
  5. В том же 2010 г. произвели последние 33 тепловоза магистральных. Очевидно, вышло время тепловозов. В Центральной России. А на Дальнем Востоке? Там где железнодорожные магистрали есть, а контактных электросетей нет или не станет в случае конфликта? На паровозах? Их мы тоже не производим. На чем же там будут перевозить грузы? Особенно стратегические. Паровозами из Англии? Одни вопросы. Будут ли ответы?

Вернёмся к физическому объему промышленного производства и посмотрим на общую тенденцию развития. (Чтобы не утомлять статистикой, даю ссылку).

Без них индекс падает до 0,82. Самый большой рост среднего индекса обеспечивает индекс роста «производства» гражданских самолётов. Почему в кавычках?

  1. Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) дает другие, более скромные сведения по объему производства и парку авиатехники:

Как видим, по данным ОАК нет таких объемов, которые декларирует официальная статистика. Вместо 97 – 37, вместо 102 – 29. Совпал только 2012 г. Отсюда можно предположить, что склонность приукрасить статистику, причем в 3 раза, касается не только авиации и не только в денежном выражении. Другой информированный сайт нам сообщает, что доля иностранных самолетов и вертолетов зарубежного изготовления составляет 63%. Причем эти 63% парка обеспечивают 93% всего пассажирооборота. Значит ли это, что 37% отечественных самолетов обеспечивают только 7 % пассажирооборота? Нет, т.е. проще говоря, большинство из них стоят в ангарах, ржавеют (если не значатся только в статистике).

Надо отметить, что большинство самолетов зарубежного производства переданы российским авиакомпаниям в лизинг, причем в 2015 г. лизинг и ремонт России обошелся в 225 млрд. рублей, а точно также они могли взять в лизинг машины и у отечественных предприятий. Приобретено было отечественными авиапредприятиями в 2012 г. только 133 самолета, из которых 114 – зарубежного производства. Но даже то, что произвели в России, пока не очень впечатляет, потому, что в основном это – сборка, т.е. импорт затрат труда чужого производства:

Суперджет 100 (SSJ-100): авионика, топливная система, шасси — Франция, система управления и системы жизнеобеспечения – Германия, двигатели, гидравлическая система, система электроснабжения, кислородная система, интерьер – США. Наше — в основном железо.

МС-21 – авионика – совместного производства РФ с США и Францией (уже хорошо), двигатели – США (в перспективе двигатели (ПД-14) начнут делать в России). Планер, крыло и хвостовое оперение, шасси – уже отечественного производства. Сдвиг есть, но впечатление такое, что  много времени упущено и сейчас начинает ощущаться голод в квалифицированных специалистах. Производить, когда отсутствует спрос, мелкими партиями невыгодно никакой экономике. А заказов нет, потому что в авиаперевозке хозяева Эйрбасы и Боинги. Задача – сохранить кадры в авиастроении и обеспечить переориентацию на отечественные самолеты и вертолёты в авиаперевозках. В 90-е США почти полностью развалили в России эту отрасль, особенно производство, не без участия представителей российской власти. Единственную отрасль, где старые кадры (даже за 70 лет) уговаривают еще поработать в попытке её сохранить. Поэтому приветствуются специалисты соседей. На рынок не пускают- время уходит.

Ил-96 и Ил -114 – намечается возрождение производства. Для этого в 2014 г. по оценкам требовалось около 55 млрд. рублей, но теперь – значительно больше. И главное, — для серийного производства необходимо обеспечить портфелем заказов, а это значит, уже сегодня необходимо ограничить поступление на рынок Боингов и Эйрбасов. Тем более старых. Решить это можно только путем лимитов, квот (на своем рынке имеем право) и запретов.

Итак, производство неуклонно падает. Но при этом странным образом число организаций во всех секторах, в т.ч. в обрабатывающей промышленности, по статистике растёт:

Сокращается численность занятых, сокращается производство, а число организаций мистическим образом растёт. Эту загадку можно объяснить только присутствием на рынке иностранных компаний, где российские структуры выполняют роль ширмы, иностранного капитала и неподконтрольной иностранной рабочей силы. Страна тихим сапом сдается по частям в концессию? Или это опять – кривая статистика?


Посмотрим на другие официальные данные. Например, ресурсы мяса и мясопродуктов:Обращаю внимание на то, что рост поголовья птицы никак не отразился на сборе яиц! Либо птица мясного направления (не несет яйца), либо опять что-то со статистикой. Еще одна особенность: скот (крупный рогатый), свиньи, козы, птица в статистике Росстата поделены на поголовье в сельскохозяйственных организациях и в хозяйствах населения почти пополам. Где и когда делали перепись скота и птицы у населения? В селах население стареет и редеет, а хозяйства (по статистике) растут. В такую статистику верится с трудом, но другой нет.


Такая же негативная тенденция и в области занятости коренного населения в реальном секторе. Специалисты отмечают снижение общего числа занятых в промышленности с 15,3 млн. человек в 2000 г. до 12,9 млн.человек в 2014 г. Причем наиболее серьёзные потери в квалифицированных специалистах были в обрабатывающей промышленности – на 20% (с 12,3 млн. человек до 9,9 млн. чел., а в 1985 г.). Представьте, во всей обрабатывающей промышленности страны занято меньше, чем сегодня населения в Москве. Причем специалисты отмечают, что дефицит рабочей силы связан не столько с физическим отсутствием работников на местном рынке труда, сколько вследствие низкой заработной платы. Об этом же свидетельствует высокий коэффициент оборота рабочей силы. Проще говоря, наличествует высокая текучесть кадров. Причем коэффициент найма существенно ниже, чем коэффициент выбытия. Т.е. чаще люди уходят или их увольняют. В результате растёт средняя номинальная заработная плата. Можно ли считать это достижением?Обращаем внимание на то, что поголовье скота снижается, а ресурсы, т.е. запасы, растут, хотя снижается и импорт. Такое может происходить в одном случае: импорт меняет графу на якобы отечественные запасы. Кроме того употреблять мяса стали меньше. Причем в одном статистическом сборнике запасы мяса на конец года составляют соответственно по годам (тыс.т.): 92,7, 105 и 123 (см. http://red.msk.ru/monetarizm-v-rossii-eto-alternativa-razvitiyu/), А здесь – 791-864, почти на порядок выше. Опять причуды статистики или неучтенный импорт?

Чтобы ощутить масштабы катастрофы (результат строгого соблюдения дефляционной политики Правительства, в точности следующей требованиям МВФ при выделении «льготных» кредитов)  для сравнения привожу статистику численности рабочих в РСФСР в 1985 г. — 46674 тыс. человек.

Этот процесс деградации экономики особенно ярко характеризует следующая таблица:


Позволю себе попутно заметить, что «достижения» по производству электроэнергии тоже обесцениваются, потому что качественно другой потребитель: раньше установленные на заводах станки были основным потребителем, а теперь – реклама, торговые сети и шоу.Удивительным образом коэффициент убытия рабочих из экономики (46,674/12,9=3,62) совпадает с коэффициентом сокращения парка станков (2754,1/760=3,62), что, как в школьной задачке подтверждает неутешительные выводы.

Если Правительство сворачивает промышленное производство, что ж оно намерено делать? Остаётся только бананы выращивать – экспериментировать, так до конца.

Описанное выше не внушает оптимизма, но власть вновь прогнозирует рост ВВП в 2%. Это значит, что надо ждать роста скрытой инфляции!!! Т.е. власть будет пытаться обеспечить показатель как всегда за счет населения, потому что Правительство не хочет (и не умеет) решать проблемы за счет не всегда честного крупного бизнеса путем валютных ограничений, таможенных пошлин, потому что это усиливает позиции государства. Не хочет (и не умеет) путем стимулирования реального производства, наращивания товарной массы и фонда заработной платы, потому что для этого потребуется урезать обороты виртуальной спекулятивной экономики. Власть всем демонстрирует, что видит свою роль в оправдании тех способов и методов перераспределения ВВП в свою пользу, которые утвердились в 90-е годы.

Складывается устойчивое впечатление, что страна разделена на два лагеряОдин – это виртуальная экономика, крупный бизнес (в основном на производственной базе, созданной в советские годы, не разрушенной в 90-е и частично модернизированной позднее), где у владельцев бизнеса, по данным журнала Forbs, несмотря на кризис, состояние выросло на 29 млрд. $ сразу после избрания Трампа Президентом США и армия чиновников. Другой – весь остальной наёмный и безработный народ (80-90%), чьи доходы даже по официальной версии статистики сокращаются, реальная экономика – как шагреневая кожа и подсобное хозяйство, которое кормит часть тех, кого выбросила власть на обочину жизни. Эти два лагеря разделены крепостной стеной.  Первые считают, что получили пожизненную и, судя по «золотой молодёжи», наследуемую ренту, и пользуют её по полной Правительственной программе. Они в условиях недееспособной модели развития обеспечивают себя за счет тех, кто остался по другую сторону этой крепостной стены. Государственные посты им нужны для близости к бюджету и обеспечения стабильности в стране, т.е. чтобы сложившийся порядок не нарушался. В этой связи вспоминается изречение Салтыкова-Щедрина: «есть легионы сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях – пирог с казенной начинкою».

Общенародный референдум по доверию этим «легионам», уверен, показал бы полный отрыв власти и чиновников от народа и интересов государства.

Автор: Николай Петров

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.

Загрузка...