Путчи, которые провалились

Путч
«Утро стрелецкой казни». Картина В. И. Сурикова (1881, ГТГ)

Топ-5 неудачных переворотов в истории России

Столетие событий 1917 г. всколыхнуло давние споры о том, чем же все-таки было то, что случилось 25 октября (7 ноября по новому стилю), — переворотом или революцией? Доводы сторонников первой версии натыкаются на известную формулу М. Волошина, что «мятеж не может кончиться удачей», в противном случае «его зовут иначе». В справедливости этой оценки легко убедиться, просто вспомнив о самых знаменитых путчах в истории России. Что мы в этом материале и сделаем, ограничившись пятью топовыми, говоря молодежным сленгом, «эпик фейлами» заговорщиков.

Бунт стрельцов 1698 г.

Тут очень важен именно год, потому что за 17 лет до этого бунта практически аналогичный путч оказался успешным — поддерживаемая стрельцами царевна Софья стала регентшей. Головокружение от того успеха и сыграло во многом злую шутку со стрельцами в 1698 г. Они не учли, что за прошедшие годы окончательно утратили прежний статус элитного войска. Да и власть повзрослевшего Петра стала достаточно твердой, чтобы дать отпор любым мятежникам.

С четырьмя полками новая гвардия справилась легко. Немаловажным фактором успеха пропетровских сил стало то, что они смогли занять Новоиерусалимский монастырь, лишив противников не только укрепленной позиции, но и — самое главное, духовной опоры. Для набожных стрельцов она была очень важна — остальное было делом техники. Сначала дипломатии командующего защитников Петра — Гордона, а потом нескольких залпов артиллерии оказалось достаточно, чтобы поставить мятежников на колени в прямом и переносном смысле.

Поражение их, впрочем, объясняется не только собственной робостью и превосходством противника, но и, прежде всего, отсутствием какой-либо внятной программы, которая позволила бы им опереться, как сказали бы в советские годы, на широкие массы трудового народа. Они просто хотели поблажек для себя по службе и были уверены, что им их дарует царевна Софья. Она, конечно, хотела бы свергнуть Петра, воспользовавшись его отъездом в Западную Европу, но тоже не готова была что-то альтернативное уже намеченным реформам своего оппонента предложить. Куда вести страну — она по большому счету не знала и своими интригами просто отправила своих сторонников на эшафот. Молодой царь Петр церемониться не стал, повелев казнить 2000 бойцов, посягнувших на его трон. Наверняка тут сказались его еще детские страхи и затаенная жажда мести за тот, старый удачный путч.

Восстание декабристов 1825 г.

То, что вошло в учебники истории относительно событий 14 декабря 1825 г., а также предшествующих и последовавших затем — на самом деле лишь верхушка айсберга. В тени осталось то обстоятельство, что Государем императором должен был стать вовсе не Николай Павлович Романов, а его брат Константин Павлович. Более того, он таковым даже стал — войска ему присягнули, а это фактически означало вступление на трон. Но почему-то только в этот момент выяснилось, что «брат Костя» не может, в отличие от «брата Коли», царствовать в России, поскольку сочетался браком с польской красавицей, которую, дескать, так сильно любил, что под этим предлогом заранее отказался от восшествия на престол.

В сказку о добровольном отказе от короны и скипетра Константина I историография верит до сих пор. Хотя насколько он был искренним — сказать трудно

Доподлинно известно другое, что после смерти Александра I развернулась борьба двух партий, — условно говоря, николаевской и константиновской. Сторонники первой выступали за сильную централизованную власть, вторые — за демократические реформы. Наиболее прогрессивным крылом константиновцев и были те самые воспетые во многих произведениях искусства декабристы, а также примыкавший к ним А.С. Пушкин, который тоже симпатизировал старшему брату Николая, считая его более умным.

Подвел эту группировку один из ее вероятных тайных лидеров Михаил Милорадович, который то ли не сумел, то ли не захотел, переметнувшись к николаевцам, уговорить трусоватого Константина не отказываться от короны. Вероятно, именно поэтому, а не только из-за нервного перевозбуждения один из заговорщиков П.Г. Каховский сделал роковую ошибку — смертельно ранил этого пожилого и популярного в народе генерала. В результате сторонники Николая, которые на самом деле и совершали госпереворот с повторной присягой, получили важное моральное превосходство — декабристы оказались в роли убийц. Подавить мятежные части с помощью артиллерии не составило особого труда. Остальное известно из скрытых пушкинских строк о Николае: «125 в Сибирь сослал и пятерых повесил».

Корниловский мятеж 1917 г.

Большевикам при всей талантливости их руководства, надо сказать, очень повезло с противниками — с Временным правительством, которое оказалось практически недееспособным, но особенно с контрреволюционным генералитетом. Там, по существу, не было сколько-нибудь талантливых командующих после ухода в отставку А.А. Брусилова. Но даже в этом заурядном ряду особо выделялся Л.Г. Корнилов, которого генерал М.В. Алексеев охарактеризовал как «человека с сердцем льва и головою барана».

Не имея никаких особых дарований, Лавр Георгиевич по наущению подхалимов в собственном окружении и подпевал в кругах крупной российской буржуазии возомнил себя спасителем Родины. Чисто технически ему, как Верховному Главнокомандующему, в момент начала путча начать действовать было несложно. Воспользовавшись перебранкой с А.Ф. Керенским, он двинул на столицу верные войска. Генералу с сердцем льва казалось, что одной «Дикой дивизией» он снимет все вопросы. Если бы у него была еще и голова хотя бы «царя зверей», то он догадался бы, что гарнизон Петрограда, во многом распропагандированный не только Временным правительством, но и рабочими Советами, где все большую роль играли большевики, выступит против. Ну а выдвинутые к Петрограду войска наверняка не будут вести вооруженную борьбу против своих братьев, вполне возможно, однополчан в недавнем прошлом. Так, в общем, и случилось в итоге.

Но помог большевикам не только Л.Г. Корнилов, но и тот, кого он решил сместить, — А.Ф. Керенский. Последнего, правда, подвело не отсутствие интеллекта, а банальная трусость. Он, особенно в условиях, когда генералитет колебался, а часть собственного кабинета министров фактически поддержала корниловцев, пошел на сделку с большевиками. Для них это был настоящий подарок судьбы, ведь после событий 3 июля 1917, когда вопреки воле В.И. Ленина состоялась так называемая вооруженная демонстрация, а фактически неудачная репетиция будущего Великого Октября, РСДРП (б) практически оказалась в подполье. И вот помощь пришла, откуда не ждали — Керенский не только дал возможность агитаторам большевиков вести пропаганду в войсках, но еще и разрешил им создать Красную гвардию.

В каком-то смысле днем ее рождения является не 23 февраля 1918 г., когда состоялось боевое крещение, а 28 августа 1917 г., когда началось формирование и вооружение рабочих отрядов. В результате сторонникам Ленина удалось не только устранить главное препятствие на пути Великого Октября в лице корниловцев, основы, кстати, командования будущей Белой армией, но и подготовить все необходимое для его триумфа.

Заговор М.Н. Тухаческого в 1937 г.

Отношение к этому мятежу напоминает синусоиду — до XX съезда КПСС мало кто сомневался в его реальности, после, примерно до начала 2000 гг., мало кто верил в его существование. В последнее время появляется все больше исторических работ в пользу того, что «Красный Бонапарт» М.Н. Тухачевский сотоварищи все-таки что-то в отношении, если не самого И.В. Сталина, так наркома обороны К.Е. Ворошилова замышлял. Даже целый телесериал «Тухачевский: Заговор маршала» Игоря Ветрова и Александра Имакина вышел, в котором в художественной форме отображена одна из версий причин возникновения этого заговора. Якобы была найдена папка каких-то материалов, из которых следовало, что до революции будущий вождь всех народов был агентом царской охранки. Ну и якобы они через главу НКВД УССР В.А. Балицкого оказались в распоряжении тухачевцев.

Если бы такая папка в действительности существовала, то после ареста заговорщиков она бы тем или иным образом всплыла бы. Так что, скорее всего, материалы о провокаторстве Сталина такой же миф, как и приобретенные якобы у гитлеровцев с компроматом уже на самого М.Н. Тухачевского как агента германской разведки.

Так или иначе, как заметил Вячеслав Молотов в одной из своих бесед с Ф. Чуевым, не на данные из гитлеровской Германии, которые могли быть легко состряпаны, ориентировались сталинцы. У них было немало и других источников — данные разведки, показания оппозиционеров, а возможно, наличие информатора среди самих вероятных мятежников.

Да и сами заговорщики все-таки проговаривались. Так, в одном из писем А.М. Горькому 1935 г. лидер так называемых правых в ВКП (б) Н.И. Бухарин, весьма вероятно, намекал: «Вообще дело не так быстро, но довольно основательно, движется вперед; было несколько собраний, одно очень интересное, где присутствовали и ученые, и хозяйств<енни>ки, и рабочие, и техники, и писатели и говорили вольно».

Что касается сценария переворота с внезапным арестом членов сталинского руководства группой генералов, как его описал сам И.В. Сталин на расширенном заседании Военного Совета 2 июня 1937 г., то он удивительно напоминает тот, что был использован потом при аресте Л.П. Берии во время заседания Политбюро 16 лет спустя. Возможно, Н.С. Хрущев просто позаимствовал якобы не существовавший план у своего кумира Тухачевского.

 ГКЧП 1991 г.

История, к сожалению, действительно не имеет сослагательного наклонения. Так что мы никогда не узнаем, удалось бы сохранить Советский Союз, если бы его лидеры перестроечной поры смогли удержать штурвал государства в своих руках. Более того, непонятно, узнаем ли мы когда-нибудь, что вообще случилось 19−21 августа 1991 г. Не ясно, почему группа высших руководителей во главе с вице-президентом Г. И. Янаевым и главой КГБ В.А. Крючковым вдруг решила именно так сместить своего шефа, а не дождалась ближайшего съезда КПСС или народных депутатов; и было ли это вообще смещением, а не многоуровневой игрой самого шефа?

Так или иначе, под многими словами из обращения Государственного Комитета по чрезвычайному положению подписалось бы, пожалуй, не только большинство советских людей, но и немалая часть наших современников. «Развитие страны, — говорилось в нем, — не должно строиться на падении жизненного уровня населения. В здоровом обществе станет нормой постоянное повышение благосостояния всех граждан». Гекачеписты обещали, в частности, бороться с преступностью и коррупцией, решить жилищную проблему, защитить суверенитет и территориальную целостность страны. «Гордость и честь советского человека, — подчеркивалось в этом же обращении, — должны быть восстановлены в полном объеме».

Но благими пожеланиями, по сути, вся миссия членов ГКЧП и ограничилась. В результате они не смогли не то что страну — собственную власть сохранить.

Да и ЦК КПСС и КП РСФСР проявили инертность, даже не обратились с заявлением к рядовым коммунистам в этот критически важный для партии и страны момент. Руководство Верховного Совета страны не спешило созывать депутатов, которые могли поддержать решения ГКЧП. А это подмывало и без того зыбкую правовую почву под действиями и решениями ГКЧП.

Великая народная революция

Перефразируя Л.Н. Толстого, можно сказать, что все удачные революции удачны более-менее одинаково, а каждый провалившийся путч проваливался по-своему. Единственное, в чем они похожи, так это в том, что инициаторы всех упомянутых переворотов, говоря ленинскими словами, «были страшно далеки от народа».

А вот Великий Октябрь был подлинно народной революцией. Ее осуществили простые люди — рабочие, солдаты и матросы — и осуществили в своих интересах. Великий В.И. Ленин просто сформулировал кратко то, о чем мечтали многие из них в тот момент, поэтому и стал лидером победоносной революции, а не очередного неудачного переворота.

Александр Евдокимов

«Свободная Пресса»

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.

Загрузка...