Вера Шихова. Год на скамейке Останкино

Уже более года, с августа  2015-го года, Вера Шихова держит свой бессрочный пикет на скамейке у телецентра Останкино.

Её сын, шахтёр Александр Шихов во время работы на шахте «Зиминка» (г. Прокопьевск, Кемеровская область) получил тяжёлые травмы, в результате которых стал практически нетрудоспособным. Руководство шахты до сих пор делает всё для того, чтобы этого не признавать. Более того, сыну Веры Шиховой даже не было проведено обследование, он был выписан с диагнозом — рвано-ушибленная рана левого коленного сустава и с признанием трудоспособности. Ряд других, полученных им тяжёлых травм, таких как — черепно-мозговая травма, семь переломов в грудном отделе позвоночника, инсульт, выпадение грыжи, разрыв связок с обеих сторон левого коленного сустава — в медицинских документах просто не фиксируется.

Прокопьевская МСЭК настаивает на признании 80% трудоспособности Александра Шихова,  между тем, Александр не может уже обходиться без ношения поясничного корсета, ортопедического спинодержателя и воротника Шанца. Сокрытие профессиональных травм в шахтёрских городках — явление тотальное, во всех отношениях невыгодное сколь для работодателя, столь и для чиновников, поэтому так принципиально и сопротивляются признать требования Веры Шиховой в защиту её сына.

Это не первая акция протеста Веры Шиховой в Москве. До этого — полгода, с июня по декабрь 2013-го, Вера Шихова жила на скамейке Ильинского сквера, что напротив Приёмной Президента.  В декабре 2013-го представители прокопьевской Администрации прилетели за Шиховой в Москву, обещали решить её вопросы, и в самом деле, обманули лишь наполовину — квартиру дали (ту самую, которая уже давно принадлежала ей по судебному решению), а вот вопрос с сыном — так и не был решён. Здесь чиновники встали единой скалой, и вопреки фактическим обстоятельствам, повторяли, как один — никаких нарушений в деле травмированного шахтёра допущено не было. 

В июле 2014-го Вера Шихова снова вернулась в столицу. Но уже через две недели, в наручниках, была этапирована из Москвы, прямо с места проведения своего бессрочного пикета, в Прокопьевский суд, где ей были предъявлены обвинения в клевете на Ирину Чулянчик, председателя прокопьевской МСЭК.

20 августа 2014 года суд г. Прокопьевска вынес оправдательный приговор Вере Шиховой. 

«… в связи с отсутствием события преступления…»

В июле 2015-го Шихова снова вернулась в Москву, к Приёмной Президента.Но поскольку столичные власти игнорируют  её требования, Шихова перебралась в Останкино, поближе к прессе, за информационной поддержкой. И вот прошло уже более года.

За 2015-2016 год, проведённый на скамейке у Останкинского пруда, Вере Шиховой пришлось пережить множество угроз, нападений, провокаций, её вещи не раз воровали, неоднократно ломали укрытие из плёнки, поджигали его, разрезали.

Суровая зима, которую Шиховой пришлось пережить на скамейке под двойным слоем плёнки, обогреваясь лишь свечами в холода, оставила почерневшие отметины на её лице и руках. Но даже зима не сломила её мужества и решимости продолжать бессрочный  пикет, добиваясь восстановления конституционных прав для своего сына.

Череда сентябрьских нападений провокаторов, скрывающих свои лица в ночной темнотой, сменилась на официальные преследования.dscn0341

В октябре 2016-го Шихову стали настойчиво навещать уже должностные лица. Сначала это был — социальный патруль. В лице Светланы Покровской и Ларисы Шандаревой. В комплекте прилагался и служебный фургон, готовый к тому, чтобы вывезти Шихову с Останкинского пруда. Появился и участковый. Шиховой сообщили, что на неё поступила жалоба от местных жителей, по какой причине, уточнять уже не стали. Как оказалось впоследствии, жалоба, действительно, была, но не на Шихову.

Местный житель просил власти помочь женщине, проживающей на скамейке, ошибочно полагая, что она живёт на скамейке, потому что у неё нет ни дома, ни работы. Но социальный патруль приехал и на следующий день с намерением забрать Шихову, но уже в другом составе, пришёл снова и участковый, но тот же самый.

14 октября в наступление на Шихову уже двинулось «Хозяйственное управление ВДНХ». Они подготовились более основательно, чем социальный патруль, приехали на двух фургонах, привезли бригаду рабочих. Бригаду для того, чтобы демонтировать укрытие Шиховой.

Здесь стоит отметить, что Шихова проводит свой пикет далеко не первый день, и даже месяц, уведомление о пикете она предварительно подавала, как в прокопьевские органы власти, так и в московские. За всё это время никаких нарушений правил пикетирования за ней не значится, сотрудники полиции не имеют к ней никаких претензий, с жителями района Шихову связывают добрые отношения, они помогают ей, кто чем может — кто-то приносит поесть горячего супа, кто-то помогает со свечами, без которых в холодный сезон просто не выжить; Шихова следит за чистотой прилегающей к её скамейке территории, спасла останкинских уток, организовав строительство плавучего домика, без которого чуть не погиб весенний выводок. Вместо благодарности «Хозяйственное управление ВДНХ» решило оставить Шихову без укрытия в наступающие холода.dscn0339

«У нас доступа к лавочке нет!» — пожаловались хозяйственные работники. — Мы будем её ремонтировать и красить!» Десятки других неотремонтированных и непокрашенных лавочек вокруг пруда их, видимо, не интересовали. Необходимо было покрасить именно ту скамейку, на которой проживает Вера Шихова. Они даже совсем нелогично предложили ей: «Мы разберём ваше укрытие и вы сможете перейти на другую скамейку» (видимо на ту, которая не нуждается в покраске).

Вера Шихова отказалась от столь сомнительных предложений, и заявила, что нарушаются её права по проведению пикета. Но «Хозяйственное управление ВДНХ» просто буйствовало — были вызваны полиция, Нацгвардия. Беззащитную Веру Шихову практически взяли в кольцо люди в форме и хозяйственные работники. Начались проверки документов, вопросы, объяснения. Сначала уехала полиция, не обнаружив ничего незаконного, потом Нацгвардия, и только работники ВДНХ  упорно пытались начать покраску единственной интересной им скамейки.

Мы пытались взять интервью у руководства «Хозяйственное управления ВДНХ», но прокомментировать законность демонтажа укрытия, видимо, никто из них не пожелал. Секретари хозяйства прилежно повторяли, что никого из руководства нет на месте.

В вечернее время снова пришли ночные провокаторы. Угрожали, шатали укрытие, всё по стандартной программе.dscn1080

Жизнь Веры Шиховой и ранее была крепко связана с шахтёрами, борьбой за их права. Более 20 лет они вместе сражались против закрытия шахт — «Центральная», «Шахта им. Калинина», «Тырганская», «Смычка», «Северный маганак», «Манейха», «Красный углекоп», «Коксовая». Сообща пытались сохранить их оборудование, не допустить затопления шахт, коллективными усилиями добивались выплаты заработных плат, организовывали митинги, голодовки, после проведения которых удалось добиться отмены массовых снятий групп инвалидности. Люди такого склада, которые стоят на защите трудовых прав, рабочих интересов — по всему не угодны буржуазным властям, и действие Конституции на таких людей, видимо, не распространяется, иначе ничем не объяснить, что столь заметные нарушения трудовых прав ни местные, ни столичные власти демонстративно не желают замечать.

Елена Сидоренкова  

Загрузка...