К годовщине подвига – советское восстановление Донбасса

Донбасс уже очень давно и ярко показал себя одним из важнейших мест для нашего общего большого Отечества. Ключевая промышленная база Российской Империи, сердце не желавшего мириться с планами украинских самостийников красного пролетариата, в числе важнейших руководителей которого был уроженец Луганского края Климент Ефремович Ворошилов, в честь которого долгое время Ворошиловградом будет именоваться нынешний Луганск. Всё же истинное своё значение и, не побоюсь этого слова, величие Донбасс приобрёл после славной эпохи индустриализации, после героических первых пятилеток, став во многих отношениях ведущей угольно-металлургической базой не только в СССР, но и на всём земном шаре. Здесь зарождалось стахановское движение, здесь был наивысший уровень автоматизации (и, что не менее важно, овладения техникой, умения с ней работать) во всей советской угольной промышленности. Здесь были потрясающие триумфы труда, каждодневный рывок в будущее, возможно даже более стремительный, чем в других регионах Союза. А потом была война…

Потеря Донбасса стала одним из наиболее чувствительных ударов для СССР в 1941, ударом, который поставил всю военную промышленность и производство на край катастрофы – без стали Донбасса рисковало встать производство. Благодаря успешно проведённой эвакуации, благодаря трудовому подвигу советского тыла этого не произошло, но всё же последствия были тяжелы, риски – огромны. Но вот шли дни, недели, огненные военные месяцы – и, вращая своею поступью Земной шар и сам ход истории, красное войско вернулось. Вернулось на пепелище… И, немыслимым образом, настоящим чудом было то, что из этого пепелища за считанные месяцы фениксом цвета раскалённого и расплавленного металла возродился могучий промышленный регион, тут же начавший работать на Победу!

18 июля 1944 года  Государственный комитет обороны СССР принял постановление о восстановлении шахт Донбасса. И сейчас, когда снова гремит на Донбассе артиллерия, когда снова нужно отстраивать и восстанавливать уничтоженное взрывами, разрушенное врагом, как никогда важно вспомнить как это было.

И начать стоит с того, что ещё прежде нас задачу возобновления работы шахт и фабрик пытался решить противник. Да-да, немцы очень хотели использовать в максимальной мере любые неэвакуированные остовы советской индустрии, немцы хотели советский уголь, который резко уменьшил бы плечо подвоза – ведь одно дело, это везти из Германии, из добывающих областей Силезии и Рура, но совершенно другое – из непосредственной близости от фронтовой полосы. Обратить заводы в ремонтные мастерские для техники – и сразу радикально уменьшить потребное для капитльного ремонта время – ведь не нужно теперь опасаясь партизан, опасаясь подрывов и диверсий везти её к производителю в Рейх. Уже в августе 1941 было создано специальное предприятие Berg-und Huttewerk Ost GmbH (BHO), которое должно было при первой возможности приступить к добыче угля. Вот только результаты его работы оказались до крайности скромными. Большая часть шахт была затоплена, а попытки откачивать воду терпели постоянные неудачи, оставшиеся в оккупации рабочие и специалисты отказывались сотрудничать с врагом невзирая ни на какие угрозы, инженерная документация была либо вывезена, либо спрятана, либо уничтожена. За 7 месяцев до марта 1942 года BHO сумел добыть лишь 40 тысяч тонн угля, плюс 400 тысяч тонн уже добытого угля было найдено на складах и в отвалах. Дело приняло такой оборот, что им занялся персонально Гитлер. Разгневанный неудачей фюрер 28 июня 1942 отдал приказ о форсированном восстановлении угольной промышленности Донбасса. Привлекались даже  силы группы армий Юг, собиралась целая армия находившихся на рабском положении военнопленных – около 100 000 человек, 1700 специалистов-горняков прибыло из Германии, и в результате… ценой огромных усилий к исходу 1942 года месячную добычу удалось поднять до 392 тысяч тонн, что всё равно не превышало 1,5% от довоенной добычи и не покрывало и 15% потребности в топливе Восточного фронта. Уголь всё равно приходилось везти из Германии. А к февралю 1943 победоносные советское войска уже сами приблизились к Донбассу и 14-го освободили Ворошиловград(Луганск) и прилегающие к нему районы.

Отступая враг существенно усилил разгром – целенаправленно разрушалось всё, что возможно было разрушить. Ещё не затопленные шахты “дозатапливались”, было разрушено или подорвано 92% довоенных надземных рабочих сооружений, подрывались главные стволы выработок, плотины и система водоснабжения, демонтировались и вывозились любые агрегаты, генератор, лифты и лебёдки, практически полностью были вывезены даже провода и кабель! В некоторых шахтах к тому же ещё и обнаруживали чудовищные находки – так в шурфе шахты №4/4-бис в Сталино(Донецк) глубиной 375 метров, 310 метров оказались заваелны трупами убитых оккупантами людей. Эту шахту в итоге так и решили оставить братской могилой…

В реальности восстановительные работы начались куда раньше постановления ГКО от 18 июля 1944 – так уже в феврал-марте 1943 начались работы в Ворошиловграде(Луганск), активно применялся опыт восстановления времён концв Гражданской войны, когда ситуация была немногим лучше. Параллельно восстанавливались наиболее крупные и продуктивные шахты, которые точно могли окупить затраченные усилия и отрывались новые небольшие временные – для максимально быстрой добычи – уголь был нужен стране немедленно, наступающая армия нуждалась во всё более и более масштабных железнодорожных перевозках. По имеющейся документации заблаговременно разрабатывались планы для ещё не освобожденных территорий – так к моменту Донбасской операции 13 августа – 22 сентября 1943 уже был составлен в общих чертах план, которые после этого требовалось только корректировать исходя из конкретно установленых объёмов разрушений. Трест “Сталинуголь” начал действовать ровно в день освобождения города – 8 сентября 1943, почти сразу прибыли из эвакуации колонны и отряды бывших местных инженеров и рабочих. Из тайников извлекался спрятанный при отступлении инструмент, инвентарь и зхапчасти. Инструментов таким образом нашли 228,5 тысяч! На базе найденного и небольших поставок из восточных районов страны, то и дело проявляя потрясающую смекалку и изобретательность, монтируя агрегаты буквально из ничего, незамедлительно приступили к ремонтным работам. Уже до концы 1943 года из шахт было откачано 60 миллионов кубометров воды с использованием насосов и продувки сжатым воздухом. Многие шахты были соединены между собой, причём как инженерными сооружениями рук человеческих ,так и образовавшимися естественными протоками, что требовало ювелирной точности сопряжения работ на нескольких (порой до двух десятков) шахт одновременно – ведь существовала постоянная угроза обрушения. Понятно, что полностью заврешить работы в годы войны было невозможно – последние шахты осущали ещё в 1947, но уже к концу 1943 суточная выработка Донбасса достигла 32 тысяч тонн – 15% довоенного уровня добычи! Напомню, что немцы сумели с до марта 1942 года за семь месяцев добыть 40 тысяч тонн – лишь немного больше, чем суточная добыча в освобождённом Донбассе к концу 1943! В 1944 году, когда на восстановлени стало возможным бросить большие силы, годовая добыча дошла до уровня 21 миллиона тонн!66d375e0a100

Не менее впечатляющими были и работы на восстановлении металлургии. Здесь тоже планы восстановительных работ как единый комплекс стали разрабатываться ещё до освобождений, в начале 1943 в общих чертах он был составлен знаменитым металлургом и первым главным инженером Кузнецкого металлургического комбината И. П. Бардиным. 4 сентября 1943 комиссия во главе с ним выехала для руководства на месте работами на освобождённым крупном заводе в Енакиево. Завод был катастрофически разрушен, враг сознательно старался подорвать всё, что могло представлять ценность, в том числе подрывы были произведены во внутреннем пространстве печей. Отдельные препятсвия были результатом ещё нашей собственной деятельности периода отступления. Так в чугунном миксере завода был полностью блокировавший кго работу “козёл” – слиток застывшего металла весом более 150 тонн. Немцы с ним справиться не смогли. Советские специалисты вручную просверлив отверстия, заложили в них взрывчатку и провели подрыв такой фантастической точности, что он не повредил механизма миксера. Отстутсвовала необходимая для пуска электроэнергия – и специалисты-коксовики перенаправляли газ с двух домн в третью, используя его для прогрева и полноценного её пуска. Уже 23 декабря 1943 года заработала первая домна — №6, а 25 – вторая, №4. Этот трудовой успех был отмечен поздравительной телеграммой лично Сталина. В декабре 1943 года были восстановлены и заработали: две доменные печи на Енакиевском металлургическом заводе, четыре мартеновские печи на Макеевском и одна мартеновская печь на Константиновском заводах, три коксовые батареи на Староенакиевском коксохимическом заводе и другие менее значимые объекты.

Были и просто трудновообразимые примеры – домна №4 на комбинате Азовсталь была подорвана немцами при отступлении. Полностью она не разрушилась, но осела и сдвинулась, огромная масса стальных конструкций и кирпича грозила обрушиться в любой момент. Специальная комиссия постановила её разобрать и отстроить заново, а ведь это была крупнейшая на всём Донбассе домна с полностью автоматическим управлением, ввод которой в строй мог бы рекзко повысить выплавку. Группа инженеров: П. А. Мамонтов, А. С. Каминский, С. С. Крупенников выходит со встречным предложением невероятной смелости – выправить домну без демонтажа и перестройки! На место взорванных колонн штабелями укладывались (это при постоянной грозе обрушения прямо укладывающим не головы) стальные брусья, на которые в свою очередь устанавливались мощные гидравлические домкраты, после чего проводилась операция медицинской точности – координируя и корректируя работу домкратов сантиметр за сантиметром “пизанскую башню” домны весом в 2600 тонн за два дня 25 – 27 ноября 1944 года выправили в нормальное положение. Чуть позже аналогичную операцию за 15 дней провели на доменной печи №3 Енакиевского завода – при этом постоянно существовал риск обрушения её на соседнюю уже запущенную домну №4, а в решающий момент стальконструкции стали лопаться и всю конструкцию пришлось дополнительно закреплять стальным тросами главному механику завода Ю. Е. Червинскому. Но и здесь советские инженеры и рабочие справились. Уже в 1944 году пять восстановленных металлургических завода выплавили 1,18 миллионов тонн металла! Этот металл немедленно пошёл на решение задачи восстановления в других регионах и отраслях Союза – ведь сделать это можно было только за счёт дополнительно прироста выпуска металла – отнимать его у военной промышленности было ни в коем случае нельзя…

Много и повсеместно говорится о боевом подвиге советского народа в годы Великой Отечественной, часто говорится о трудовом его подвиге, но не менее важным представляется и та организация труда и управления, та слаженность и изобретатльность действий, то сочетание смелости и смекалки, которое всё вместе можно назвать советским способом хозяйствования. В тяжелейших условиях, в предельно сжатые сроки, в ситуации жесточайшей нехватки ресурсов – трудовых, сырьевых, производственных мы смогли выиграть военно-хозяйственную борьбу у гитлеровской Германии и всего фашистского блока, в том числе и экономики оккупированных территорий. Что, если не это может послужить лучшим доказательством экономической состоятельности и силы социлизма!? Что, если не это может показать всю лживость утверждений о его неэффективности!? Именно в этом корень давно подмеченных и раз за разом прорывающихся у деятелей либерального лагеря – как оппозиционного, так и вошедшего составной частью во властвующую клику, ненависти, страха и неприятия по отношению к нашей Победе. Именно Победа во всём её величии, во всём её всемирно-историческом масштабе является немеркнущим свидетельством триумфа и торжества советского, социалистического, планового, сталинского подхода. И восстановления Донбасса – один из ярчайших тому примеров!

Автор благодарит Дмитрия Верхотурова и его книгу “Сталинская экономия победы”, откуда он смог почерпнуть существенную часть фактического материала.

Пресс-служба МГК КПРФ, Иван Мизеров