Арест Улюкаева. Если звезды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно

Я намерено взял определённую паузу с момента, когда сам услышал эту новость – арестован Улюкаев, ночью, с поличным, целый министр! Я не стану скрывать – первой эмоцией была радость – большая, горячая, ну и некоторое недоверие, конечно. Чуть позже – нет, не утка, не ошибка – всё верно, всё так и есть! И целый трудовой ноябрьский день прошёл под знаменем этого события, почти буквально оно грело душу. Уверен – не мне одному.

И это нормально, это правильно – можно вспомнить много дел и много цитат верного птенца гайдаровского племени, можно вспомнить, что именно Улюкаев больше и громче всех ратовал за повышение пенсионного возраста, за урезание всяческих государственных расходов – прежде всего, социальных, что именно он предсказал нам, будучи министром экономического развития, двадцать лет застоя и кризиса. Он – один из идеологов новой волны приватизации. Он, слишком невзрачный, чтобы быть знаменем, авангардом властного либерализма, уступая здесь пальму первенства Грефу, Кудрину или тому же всем россиянам печально памятному и крепко ненавистному человеку с рыжей шевелюрой и лоснящейся физиономией. Впрочем, кажется и у этого, непотопляемого как то, что не тонет, человека в его нанотехнологичной синекуре начались какие-то проверки и обыски – ещё один повод для радости, ещё одна хорошая новость. Вообще есть нечто верное, приятное сердцу и уму, когда выводят на чистую воду негодяя, когда мерзавец получает заслуженное – тепло, которое навевает воспоминания о сказках и книжках из детства, где добро неизменно одерживало верх над злом, а те, кто творил гнусности и подлости, получили по заслугам.

Но мы не в сказке, если только сами когда-нибудь не сделаем её былью – мы в суровой, жестокой, конкурентной реальности капитализма. Справедливость здесь, да и вообще в реальном мире, к великому сожалению, не торжествует сама собой. И я глушу первый позыв торжества, выдерживаю паузу. Если звёзды зажигают, значит это кому-нибудь нужно. Яркую звезду снятия и будущего суда над Улюкаевым зажёг не народ, а значит суть и смысл здесь – интриги элитных групп, далёкий прицел на предвыборные расклады, чьи-то связи, чьи-то амбиции, варианты приватизации, в которых кто-то кого-то съел. Я копаюсь, ищу, пытаюсь составить максимально близкую к истине картину, просматриваю аналитику: вот вариант – конфликт разных крыльев правительства, укрепление блока силовиков, которые жирно намекают, что ещё многие в разработке, многих “пасут”, даже несколько имён не стесняются озвучить. Вот вариант – борьба нефтянки за автономию даже и от правительственных бонз, за своеобразную блестящую изоляцию, говоря историческими терминами, как некогда у Британской империи по отношению к делам и государствам Европы. Сечин увидел, что в эту – самую важную для Ресурсной Федерации, сферу полезли внешние, лишние люди —  ударил в аппаратной борьбе сплеча. Вариант – а может это сам Путин, который жестко одёргивает либеральное крыло властной и околовластной камарильи, которая могла бы попытаться, веря в свою неуязвимость и близость к телу, налаживать ещё более активные связи с заграницей, или даже выдвигать свои кандидатуры на роль Преемника. А может – это громоотвод, чтобы не сливать совершенно уже опозорившегося и дошедшего до совершенства в амплуа шкодливого ребёнка Димочку, выдумавшего (ведь нет больше дел и проблем, достойных внимания премьера) намедни кофе руссиано? А вообще было всё это после телефонного разговора с Трампом – нет ли и тут связи? А может… А может… А может быть ворона!

Покаюсь – я слабоватый ещё политический аналитик. И если спросить прямо и строго – кто же главный автор, кто источник и движущая сила, что причина хорошей новости, обрадовавшей народ в ночь с понедельника на вторник, то я скажу… Нет, конечно же, я не скажу просто “не знаю” – в наше время так не принято. Я скажу – причина оставляет место для спекуляций, или – это комплексный вопрос. Во всяком случае, множество куда более именитых экспертов примерно так и поступило. На том бы и конец, если бы не одно маленькое но, которое, мне кажется, выскользнуло из внимания. А так ли это важно? Так ли важно, где именно на скользком паркете высоких коридоров оступился Улюкаев? Важно не для досужих рассуждений, а для подлинных, крупных течений в отечественной экономике и политике? Важно не для группы “экспертов”, желающих завоевать себе имя точным и громким пророчеством, не для любопытных, а для широких народных масс? Едва ли – ведь – и как раз это важно, прежний курс будет продолжен. Да, он будет продолжен полностью – и об этом не просто объявили, а громко прокричали – и сразу несколько источников. Первый крик – нет, правительство не пойдёт в отставку! Вы о чём, граждане? Ах впервые в истории РФ арестован министр, да ещё и за коррупцию, да ещё и в форме прямого вымогательства, с поличным? Ну и что? Министр по делам открытого правительства Михаил Абызов так прямо и заявил: он назвал бредом слухи о нервозной обстановке в кабмине и подчеркнул, что коллеги в Минэкономразвития выполняют свою работу, несмотря на случившееся. Почти дежурно спокойным голосом произнёс, что очень и очень шокирован – видимо вторя премьеру действующему и, одновременно, возможному будущему (Кудрину). Удивительно, к слову, как они в этом смысле были похожи. Второй – никаких задержек приватизации Роснефти из-за дела Улюкаева не будет, как не будет и, тем паче, пересмотра самой пробитой Улюкаевым сделки, когда сечиновской компании была продана Башнефть. А? Государственное имущество уходит странным, коррупционным путём к экономическому агенту который тоже странным путём сам активно переводит свои активы в частные руки? Ну и что? Можно подумать в первый раз? Что, неужто эти холопы ещё за 90-е не привыкли? Думали, что теперь иначе делают дела? Ну, пускай пересматривают свои думы и от иллюзий отказываются – не отменять же из-за этого Большим людям Большие сделки? По словам Сечина, процесс приватизации пока идет по плану. «Есть распоряжение правительства, оно выполняется абсолютно нормально», — сказал глава «Роснефти» журналистам в кулуарах саммита АТЭС в Перу. Согласно планам российского правительства, 19,5% «Роснефти» должны быть приватизированы до 5 декабря. До этого времени акционер нефтяной компании «Роснефтегаз» должен продать 19,5% «Роснефти» не менее чем за 710,847 млрд рублей.

Да и вообще – штурман может уйти – курс останется прежним. Курс новой приватизации. Только вот, возможно, Улюкаев и здесь слишком уж гнал лошадей, слишком быстро варил лягушку – начала догадываться. Теперь и здесь, однако ,всё должно (и будет всенепременно) идти по плану. Глава ВТБ Андрей Костин полагает, что арест экс-главы Министерства экономического развития Алексея Улюкаева не отразится на планах по приватизации. Вторит ему и вице-премьер Шувалов: всё идёт по плану, план приватизации соблюдается. Дело Улюкаева живёт и побеждает. А сам он… а что, собственно, сам? Сам он оказался полностью и насквозь больным человеком (Где молоко за вредность для министров? Да не за вредность для страны – за вредность их собственной работы…), таким больным, что и вовсе удивительно, как он ещё работал, как хватало сил вымогать – с такими диагнозами только на курорт, если не в ящик. И тайны у него ещё. Какие? Государственные! Вам ещё расскажи. Вот и сидит он сейчас не в тюрьме, не в КПЗ, а под домашним арестом. Где будет сидеть потом? Сколько будет сидеть? Сказать сложно. Вроде бы, в этот раз всё громче, чем с Сердюковым, более жестко и наглядно – вот кейс с наличными, вот ручка, помеченная краской – свалить это на обман, на недоразумение, на заблуждение – всё же будет сложно. Хотя… Наши виртуозы дел судебных недавно умудрились, переведя дело в амнистийную категорию, освободить и тех фигурантов дела Оборонсервиса, которые имели массу надёжных и доказанных фактов хищений и растрат. Что сделают здесь? Не берусь судить, но в наш самый гуманный суд в мире верю искренне – что-нибудь сумеют. Опять же, а на чём погорел Улюкаев? 2 миллиона зелёных? Для простолюдина – да, это очень много. А для министра… Если у недавно бывшего на слуху полковника Захарченко нашли не в пример больше, то Улюкаев или очень скромен, или очень глуп, или есть на свете маленькая страна, как в песне у Наташи Королёвой, в которой всегда весна, а ещё очень удобная налоговая и финансово-кредитная система – и вот там… У нас уже есть примеры министров, которые выехали из России и нашли там своё маленькое счастье.

Кто займёт место Улюкаева? И этого не знаю – совсем паршивый аналитик. Но знаю – у него тоже не будет вопросов к приватизации. Вот это – точно. Скоро разные группы влияния, фланги, башни Кремля, олигархические кланы – именуйте как пожелаете, начнут толкотливо толпиться у освободившегося кресла, постепенно оттесняя тех, кто проявит себя более слабым, или более уступчивым. Здесь мы тоже будем гадать – кто сядет, на сколько сядет? А где-то в хороших, добротных кабинетах будет оформляться сделка по приватизации нового пакета акций Роснефти – и там не будет кейса с двумя миллионами, нет – зачем там нужны такие мелочи? Ещё раз повторю – наша жизнь – не сказка, а жестокий, стылый и постылый капиталистический фильм ужасов, триллер, в котором, в отличии от добрых сказок, не добро сражается со злом, проигрывая или побеждая, а разные сорта и деноминации зла, поколачивая друг друга и заезжая локтями в глаз лезут к кормушке.

Закончить, однако, хочется на ноте, пусть и не очень громкой и даже не очень чистой, но всё равно мажорной. Да, пусть всё это так. Но, чёрт возьми, мы ведь, кажется и забыли за всем этим – а ведь была какая-то хорошая новость. Да! Улюкаев же всё-таки арестован! И это – действительно хорошая новость. Хорошо, когда даже в борьбе зла со злом для кого-то из дерущихся наступает карачун – справедливость есть вещь обезличенная – пусть так, пусть такой вид и форма! Хорошо, когда неприкасаемый небожитель валится вниз – в этом есть отблеск той великой вещи, за которую мы сражаемся – равенства – настоящего, подлинного! Хорошо, когда из-под самоуверенной маски проступает власть растерянная, власть внутренне не цельная, власть которая грызёт сама себя – и значит ослабляет. Хорошо, когда не спрячешь и не заретушируешь воровство и гниль, когда из-за очередного передела влияния и финансов, телевизор вынужден признавать – да, воровал, да, министр. Хорошо, когда массы обнаруживают своё единство – в мыслях, в оценках, в том, что вызывает печаль и радость, когда чётче осознают себя, свою классовую позицию – и видят своего врага. Массы, трудовой народ, рабочие знают, ощущают – то, что Улюкаев снят, то, что арестован, то, что может сесть – это хорошо. А Чубайс, а Кудрин, а Медведев говорят – это плохо. И видно то, что бывает смазано, что стараются запудрить – то, что там одни, одна общность, грызущая самое себя и всех, но общее, цельное сонмище подлецов – а напротив совершенно другое. Чубайс 16-го числа признался в интервью: «Вчера мы должны были праздновать 25-летие правительства реформ, правительства, к которому Алексей Улюкаев имел самое прямое отношение. К торжеству готовились много месяцев, это важная для нас всех веха. Но всем было не до праздника”. И это – хорошая новость!

Пресс-служба МГК КПРФ, Иван Мизеров