Два ключевых экс-министра США признали, что Россия побеждает на Украине.

Почему эти откровения повод не только для оптимизма, но и для тревоги.

Бывает ложка дегтя в бочке меда. Бывает ложка меда в бочке дегтя. А вот два бывших американских министра, вдохновившись (можно, интересно, так выразиться?) конфликтом на Украине, создали принципиально новое чудо «политической гастрономии» — бочку, в которую мед и деготь залиты в пропорции 50 на 50.

Отставной государственный секретарь США при президенте Буше-младшем Кондолиза Райс (2005–2009 годы) и отставной министр обороны США при президентах Буше и Обаме Роберт Гейтс (2006–2011 годы) под заголовком «Время не на стороне Украины» опубликовали в газете «Вашингтон Пост» краткую, но очень емкую статью о ходе СВО.

Первая часть этого произведения звучит как музыка для ушей любого россиянина, который желает скорейшей победы своей стране. Вторая часть — тоже как музыка, но только очень тревожная.

Вот как Райс и Гейтс видят стратегию хозяина Кремля: «Мы оба многократно имели дело с Путиным. Мы убеждены: он считает, что время на его стороне. Он уверен, что сможет истощить украинцев, а американская и европейская поддержка Украине впоследствии подвергнется эрозии и разрушению…

Для Путина поражение — это не вариант. Он не может уступить Украине четыре провинции, которые объявил частью России. Если он не сможет добиться военных успехов в этом году, он должен сохранить контроль над позициями на востоке и юге Украины, которые в будущем станут отправной точкой для возобновления операций с целью захвата остальной части черноморского побережья Украины, контроля над всем Донбассом и последующего продвижения на запад».

А вот как, выдав положенное количество комплиментов по поводу «героизма украинцев», два американских стратега оценивают положение официального Киева: «Экономика страны в руинах. Миллионы ее жителей бежали. Ее инфраструктура разрушается, а большая часть запасов полезных ископаемых, промышленных мощностей и сельскохозяйственных площадей находится под российским контролем.

Военные возможности Украины и ее экономика сейчас почти полностью зависят от иностранной помощи — прежде всего со стороны США. При условии отсутствия еще одного масштабного украинского прорыва и военного успеха западное давление на Украину с целью договориться о прекращении огня будет возрастать… В нынешних обстоятельствах любая договоренность о прекращении огня оставит российские силы в сильной позиции».

До этого момента все звучит очень даже оптимистично (с российской точки зрения, разумеется)? Подождите, Райс и Гейтс написали свою статью точно не с целью поднять моральный дух граждан РФ.

Раздел их текста, который можно условно озаглавить «Что делать?», является, наверное, еще более важным, чем процитированные выше приятные для Москвы оценки двух отставных американских министров.

После слов «оставит российские силы в сильной позиции» следует сначала замечание «это неприемлемо», а потом и предложение о «драматическом увеличении военного снабжения — достаточном для того, чтобы сдержать потенциальное новое российское наступление и позволить Украине отбросить назад российские силы на востоке и юге».

Что принципиально нового я вижу в такой позиции? То, что отставной государственный секретарь и отставной министр обороны подходят предельно близко к атаке на такую нынешнюю «священную корову» американской внешней политики, как отказ от прямого военного столкновения США с Россией: «Мы согласны с решимостью администрации Байдена избежать прямой конфронтации с Россией.

Однако приободрившийся Путин может лишить нас выбора в этом вопросе».

Каким именно образом «приободрившийся Путин» может это сделать, в тексте благоразумно не уточняется. Вместо этого там содержится сравнение Зеленского с Черчиллем, а также примечательная формулировка: «В лице Украины мы имеем полного решимости партнера, который желает принять на себя последствия войны — так, чтобы нам самим не пришлось принимать такие последствия в будущем».

В российской политологической среде именно этот последний пассаж совместного труда Кондолизы Райс и Роберта Гейтса вызвал особый ажиотаж. Мол, «трудно сообразить, было ли нечто подобное раньше — в такой откровенной форме «заказчик-подрядчик» и по добровольному согласию обеих сторон».

Но я вижу основное значение текста американских экс-министров совсем в другом. Де-факто их позиция подталкивает США к размыванию границ между «заказчиком» и «подрядчиком»: превращению Америки не только в «финансового спонсора» конфликта, но и его прямого участника: «Члены конгресса и другие участники общественных дискуссий все чаще спрашивают: «Почему нас это должно волновать? Это не наша битва!» Однако США научились самым мучительным образом в 1914, 1941 и 2001 годах тому, что неспровоцированная агрессия и атаки на верховенство закона и международный порядок не могут быть проигнорированы. Впоследствии наша безопасность оказалась под угрозой, и мы были втянуты в конфликт».

Не надо воспринимать это как прямую аналогию и намек на то, что в случае успеха СВО прямая военная схватка между Россией и США — это неизбежный следующий этап. Из контекста статьи Райс и Гейтса следует: ссылки на «1914 год» — это лишь риторический аргумент, призванный побудить Байдена позабыть об осторожности и начать отправлять на Украину все более совершенные и опасные виды оружия.

Но здесь-то как раз и зарыта собака. Москва не раз декларировала (или как минимум давала понять): если Киев будет атаковать «старую» (использую это формулировку за неимением другой) территорию России с использованием американского оружия, это сделает США в глазах Кремля прямым участником конфликта — со всеми вытекающими последствиями.

Понимают ли Райс и Гейтс такую опасность? Не могут не понимать. Почему же они тогда предлагают то, что предлагают? Потому что, с их точки зрения, игра стоит свеч, а тот, кто не рискует, не пьет шампанского. Потому что для них поражение США на Украине — это тоже «не вариант».

Прислушается ли демократический президент Байден к призыву двух министров из рядов конкурирующей партии? Этот вопрос является более сложным, чем кажется на первый взгляд. Кондолиза Райс — достаточно дискредитированная и спорная фигура, «замазанная» своим участием в принятии катастрофического решения о вторжении в Ирак в 2003 году. Но вот про Роберта Гейтса этого не скажешь. Он один из «мудрецов» американской внешней политики — человек, которого уважают и республиканцы, и демократы. Достаточно сказать, что Гейтс — бывший коллега Байдена по администрации: когда нынешний американский глава был вице-президентом у Обамы, соавтор статьи Райс рулил Пентагоном. Но дело, конечно, не в персоналиях. Дело в общем направлении дискуссий в американских верхах, которое внушает одновременно и осторожный оптимизм, и тревогу.

Источник