Издержки реформ: в московских поликлиниках для детей нет офтальмологов

Перед началом учебного года, помимо закупки формы и «канцелярки», учителя в последнее время требуют и справку от офтальмолога. От этого зависит «рассадка» детей в классе – ближе или дальше от доски будет сидеть учащийся. В Москве получение справки оборачивается огромными трудностями.

Наша районная поликлиника – это здание постройки 60-х годов с пеленальными столиками и детскими стульчиками, которые не поменялись со времен Брежнева. Зато в структуре поликлиники изменилось многое. Для начала оттуда начали пропадать люди. Причем — целыми отделениями. Сначала исчезло отделение физиотерапии. Его перевели в «головной офис» на Кутузовском проспекте, куда по пробкам добираться – целая проблема, особенно с больным ребенком. Ну, а если у вас грудной ребёнок или малыш еще не умеет ходить, а живете вы где-нибудь неподалеку от МКАД, при этом собственного автомобиля у вас нет, дорога к доктору превращается в настоящий ад.

Затем упразднили стоматологию, и мы вынуждены были прикрепиться к одной из городских стоматологических клиник, путь до которой тоже не близкий. При этом необходимо успеть ко времени, указанному в талоне. Транспортные проблемы никого не интересуют.

Некоторые потери в нашей районной поликлинике были парадоксальны. Например, у нас упразднили собственную лабораторию. Если ребёнок заболевает и у него температура, врач срочно должен решить: прописывать антибиотик, либо назначить другое лечение. Понять это можно только по анализу крови. Нет, конечно, ребенок может ее сдать в районной поликлинике по месту жительства. Но этот анализ на неопределенное время поставят в холодильник и он будет ждать транспорт, который доставит пробирки в «головной офис». Соответственно, результаты вернутся к лечащему врачу только через неделю, когда ребенок в лучшем случае выздоровеет сам, а в худшем попадет в больницу. Либо родители займутся самолечением. Но в большинстве случаев малыша везут сдавать кровь в частную лабораторию Инвитро, которая выдает результаты в день сдачи анализа, либо на следующий день. Офисы этой лаборатории в нашем районе растут, как грибы после дождя. И цены в них — тоже. Например, клинический анализ крови ребенка стоит там сейчас 720 рублей плюс 199 рублей за взятие крови. Итого 919 рублей. А вот анализ на биохимию крови с самым минимальным набором показателей, взятый у ребенка, обойдется родителям в 3 690 рублей + 199 рублей за взятие крови, то есть 3 859 рублей. Не детские цены, правда?

Но все эти проблемы в конце концов решаемы. А вот с офтальмологом сложнее. В нашей районной поликлинике по месту жительства такого специалиста нет. «Ищем, теоретически должен через какое-то время появиться», — заверил меня зав. поликлиникой. Только нужную справку мы едва ли получим в системе городского здравоохранения: в других отделениях поликлиники, включая пресловутый «головной офис», все расписано вплоть до 1 сентября. Выход? Вы правильно догадались,- ближайшая частная клиника, где средний чек начинается от 1500 рублей.

Куда же исчезают врачи из районных детских поликлиник? Вот, что рассказал «Новым Известиям» президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский:

«Все это – результат системной оптимизации здравоохранения , которая в Москве привела к созданию так называемой «трехуровневой системы». Первый уровень – это районная поликлиника по месту жительства, где предполагается только терапевтическое обслуживание. Второй уровень – это диагностические центры, куда посылают в случае подозрения на серьезное заболевание. Третий – это специализированная помощь. Получить эту самую специализированную помощь, то есть попасть на прием к врачу-специалисту вроде офтальмолога, в районной поликлинике в ближайшем будущем будет скорее всего невозможно. Первичная медицинская помощь стала фактически недоступной».

«Дело в том, что многие наши функционеры от медицины решили привнести в Россию западный, американский опыт. Там врач первичного звена – это, по сути, диспетчер, который направляет к другим специалистам», — рассказывает Первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением Николай Прохоренко.

После беседы с несколькими врачами я выяснила, что проблема офтальмологов стоит в здравоохранении особняком. Эти специалисты «исчезли» из районных поликлиник не столько по причине оптимизации, сколько из-за … необычайной востребованности.

«Офтальмологи востребованы во многих структурах. — рассказал «Новым Известиям» Первый проректор ВШОУЗ Николай Прохоренко,- нередко встречается ситуация, когда такой специалист, отработав утреннюю смену в районной поликлинике, трудится «вторую смену» в частном офтальмологическом центре или в «оптике». Встретить бывшего врача там сегодня – не редкость. Таким образом, офтальмологи оказались в числе наиболее высокооплачиваемых врачей-специалистов. Многие поэтому вообще уходят из системы городского здравоохранения, где и стрессы, и нагрузки, и требовательные пациенты».

В беседе с Николаем Прохоренко я высказала мысль о том, что, вероятно, будущее московской медицины – за частными клиниками. К моему удивлению, Первый проректор в ВШОУЗ со мной не согласился: «Ничего еще окончательно не решено. Насколько я знаю, в вопросе здравоохранения «управленцы» достаточно чувствительны к реакции общества и средств массовой информации. Лично я считаю, что районные детские поликлиники, заложенные при советском здравоохранении, должны сохраниться, более того – стать образцовыми. Для этого есть все предпосылки. Дело в том, что в Москве уровень ВРП (внутреннего регионального продукта) равен ВРП Нью-Йорка. То есть Москва – очень богатый город с точки зрения доходов региона, его бюджета. И при этом именно на московское здравоохранение – беспрецедентное количество жалоб».

Добавлю, что за медицинской помощью в 90% случаев люди обращаются именно в районные поликлиники по месту жительства, а не в центры высоких медицинских технологий и многопрофильные больницы. По мнению руководителя Фонда независимого мониторинга «Здоровье Эдуарда Гаврилова, от качественной работы первичного медицинского звена зависят ранняя выявляемость болезней, уменьшение количества тяжелых, запущенных форм заболеваний, экстренных состояний.

Но в нынешней системе здравоохранения пациент оказался никому не нужен. Тем более печально, когда этот пациент – ребенок.

КСТАТИ. По данным Фонда независимого мониторинга «Здоровье», В 2017 г. общий дефицит врачей в государственных и муниципальных медицинских организациях России составил 21,2%.

Ирина Мишина,

«Новые известия»

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join. Также вступайте в наш чат.