Карусельный прессинг. Письмо Хабаровских журналистов

Не успели власти Хабаровска доложить в Кремль о прекращении акций протеста в поддержку бывшего губернатора края Сергея Фургала, и всенародно объявить об этом  на сайте краевой администрации, как хабаровчане вышли на очередные акции про­теста. В администрации края пытались объясниться, мол, «… на площади Ленина не было зафиксировано людей, которые принимают участие в несанкционированной массовой акции». Это счастливые горожане и туристы «фотографируются, катаются с горок, играют, участвуют в зимних забавах». «Митинги больше не проводятся ни в будние, ни в выходные дни», — добавили представители власти.

Но уже 2 января  десятки хабаровчан вышли на площадь перед правительством края и выступили в поддержку арестованного бывшего главы города, выражая протест против политики федерального правительства. Как передает местное издание Dvhab.ru, на площади Ленина собрались люди пенсионного возраста, журналисты и блогеры. Плакатов и баннеров у них не было, протестующие выкрикивали «Свободу!». А 9 и 10 января прошла 183-я акция протеста в Хабаровске. Приуроченная к полугодию, как арестовали губернатора Хабаровского края Сергея Фургала.

После акции на главной площади города люди пошли в шествие по Амуру, к арт­объекту – вмороженной в лёд надписи ЯМЫФУРГАЛ. За ними по льду шли грустные «эшники», они не были готовы к тому, что люди пойдут туда. Обычные полицейские шли по набережной, наверху, а четыре сотрудника центра по противодействию экстремизму – прямо за людьми по льду. В этот момент в Хабаровске было под 40 градусов мороза.

Карусельный прессинг

На фоне ковидного разгула и новогодних праздников мы как-то подзабыли про протесты в Хабаровске. А между тем, они продолжаются который уж месяц. На днях в мой адрес поступило коллективное обращение хабаровских журналистов с жалобой на систематическое преследование их, грубое нарушение законных прав на освещение непрекращающихся протестов в регионе. Авторы письма-обращения расценивают это как репрессии в отношении независимых журналистов. Их постоянно задерживают, отвозят в отделение полиции, где составляют протоколы об административных правонарушениях, затем оставляют в спецприемнике до суда. Суд всем без исключения присуждает штраф или несколько суток ареста, вменяя разные части ст. 20.2 КоАП. Впрочем, познакомьтесь с содержанием письма – там приводится множество конкретных эпизодов надругательства силовиков над конституционными правами граждан, свободой слова, личным достоинством. 
Замечу, что статья 20.2 КоАП – это «нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». В нынешней России нарушает этот порядок в основном оборзевшие от собственной безнаказанности полицаи и росгвардейцы. А журналисты, естественно, имеют при себе все документы, подтверждающие их принадлежность к СМИ, и редакционное задание. Надо ли говорить, что СМИ, к которым принадлежат обратившиеся ко мне корреспонденты, не поддерживают «генеральную линию партии»?
Да и по форме задержаний понятно, что ни о какой 20.2 КоАП даже речи быть не может. Например, Дмитрия Тимошенко задержали на рынке, вне какого-либо массового мероприятия (если, конечно, не считать таковым поход на рынок), за ним следили. Второй раз его задержали прямо во время освещения судебного процесса над одним из участников протеста. Несмотря на наличие удостоверения СМИ и редакционного задания, его задержали и дали 3 суток ареста за участие в несанкционированном митинге. Видимо, судебные процессы в нынешней России являются именно ими. В третий раз Дмитрия задержали у спецприёмника, когда он пытался передать лекарства арестованному коллеге. 

И таких историй в письме множество. За кем-то следили, кого-то забирали прямо с мероприятий, невзирая на наличие пресс-карт. Практиковались и «карусельные задержания», когда отсидевших несколько суток журналистов на выходе из изолятора тут же арестовывали снова. Без избиений, конечно, тоже не обошлось, наша полиция без них работать не умеет. Иногда (и, думаю, небезосновательно) у меня возникает ощущения, что туда и работать-то идут те, кто хочет безнаказанно издеваться над людьми. При этом в протоколе задержания телесных повреждений, конечно, нет. Как, естественно, нет и никаких реальных доказательств участия данных журналистов в несанкционированных митингах – ни видео, на которых они бы выкрикивали какие-то лозунги, ни фото с агитационными материалами. А все решения суда основаны на показаниях сотрудников полиции. Удобно.

Я бы, конечно, мог сказать (и скажу), что подобное нарушение фундаментальных принципов свободы слова и основ журналистики, каких бы изданий это ни касалось, является категорически недопустимым. Что это подрывает важнейшие демократические начала функционирования правового государства во взаимодействии с гражданским обществом.  Да только нашей полиции, как и тем, кто ей управляет, до одного места все эти свободы слова, демократические начала и гражданские общества. 

Запрос в Генеральную прокуратуру отправлен. Не могу сказать, что я питаю какие-то иллюзии в отношении Генеральной прокуратуры, но и молчать тоже не могу.

Валерий РАШКИН,
первый секретарь
МГК КПРФ,
депутат Госдумы

Письмо хабаровских журналистов


Депутату Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации

Валерию Федоровичу Рашкину (КПРФ)

Уважаемый Валерий Федорович! 
Мы, независимые журналисты Хабаровска, просим вашей помощи и защиты! В Хабаровске начались репрессии в отношении независимых журналистов. Грубо нарушается закон о СМИ: силовые структуры препятствуют осуществлению законной журналистской деятельности по освещению протестного движения в Хабаровске. 
Нас задерживают, отвозят в отделение полиции, где составляют протоколы об административных правонарушениях, затем оставляют в спецприемнике до суда. Суд всем без исключения присуждает штраф или несколько суток ареста, вменяя разные части ст. 20.2 КоАП. Практикуются так называемые «карусельные задержания», когда при выходе из здания суда (спецприемника) нас задерживают вновь, основываясь на все той же ст. 20.2 КоАП РФ. Таким образом, мы незаконно ограничены в нашей профессиональной деятельности и рассматриваем таковые действия как попытку силового давления на СМИ. 

Стоит отметить, что мы – аккредитованные журналисты, имеющие пресс-карты и редакционные задания, нашу профессиональную деятельность регулирует федеральный «закон о СМИ», который не просто дает нам право присутствовать в специально охраняемых местах стихийных бедствий, аварий и катастроф, массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, а также в местностях, в которых объявлено чрезвычайное положение, присутствовать на митингах и демонстрациях (ст. 47 п. 7), но и запрещает нам скрывать от общественности общественно значимую информацию, коей и являются новости об уникальных массовых протестах в Хабаровске (ст. 51). Кроме того, «мы не нарушаем законы Российской Федерации, имеем при себе документы, подтверждающие наш статус журналиста, и предъявляем их по первому требованию сотрудников полиции и спецслужб (ст. 49), тем самым находясь абсолютно в рамках правового поля. Поэтому задержания, штрафы и аресты в наш адрес мы рассматриваем как незаконное ограничение реализации нашей профессиональной деятельности, что является прямым нарушением законодательства Российской Федерации и воспрепятствованием законной профессиональной деятельности журналиста (ст. 144 УК РФ). 

На сегодняшний день в Хабаровске были задержаны, оштрафованы, арестованы журна­листы: 

1. Дмитрий Тимошенко. Журналист порталов RusNews и Newsader, блогер.Арестован 31 июля сотрудником, одетым в гражданское. Арест произведен вне общественного мероприятия, у Центрального рынка, из чего можно сделать вывод о предварительной слежке. Предъявлено обвинение за участие в несанкционированном митинге, который Дмитрий освещал как журналист от портала RusNews. Арестован до суда, провел ночь в спецприемнике. Суд приговорил к аресту на 5 суток. Второй раз задержан 21 августа, прямо в момент освещения судебного процесса над одним из участников протеста. У Дмитрия на руках было удостоверение СМИ и редакционное задание, однако это не помешало полицейскому произвести задержание, а судье дать трое суток ареста за участие в несанкционированном митинге. Третий раз задержан 11 ноября у спецприемника, при попытке передать лекарства Андрею Соломахину – журналисту, арестованному ранее (в итоге лекарства до Андрея не дошли). Помещен в изолятор временного содержания до суда, провел там сутки. 12 ноября суд приговорил Дмитрия к суткам ареста, которые он фактически уже отсидел. 

2. Алексей Филимонов. Журналист информационного портала Newsader.Задержан 8 октября у подъезда собственного дома. Обстоятельства задержания указывают на то, что за Алексеем велась слежка. Доставлен в отдел полиции, где предъявлены обвинения в том, что Алексей ранее (28 сентября) участвовал в шествии. В отделе полиции угрозами пытались принудить к сдаче отпечатков пальцев. 13 октября состоялся суд. Судье была предоставлена пресс-карта Алексея, трудовой договор с редакцией, а также скрины его журналистских материалов. Все доводы защиты были проигнорированы судом, ходатайства отклонены. В результате суд приговорил к выплате штрафа в 10 000 рублей. Второй раз задержан 10 октября во время разгона митинга. Без объяснения причин доставлен в отделение полиции. Решением суда от 19 октября приговорен к штрафу в 15 000 рублей под предлогом, что полицейские не видели пресс-карты. Показания свидетелей в пользу Алексея суд отклонил, целиком приняв версию сотрудников полиции. 

3. Антон Курдюмов. Журналист портала Newsader и газеты «Арсеньевские вести», блогер.  4 ноября был приглашен в отдел полиции «на беседу», указать причину сотрудники полиции категорически отказались. 5 ноября Антон явился в отдел, где ему сразу показали толстый том дела и предъявили обвинения по участию в митинге. При этом Антону не разъяснили его прав, не предоставили адвоката, принудительно подвергли процедуре снятия отпечатков пальцев. До суда Антона поместили в изолятор временного содержания, где он провел сутки. 6 ноября суд приговорил Антона к штрафу за участие в шествии – 10 000 рублей. Пресс-карту судья рассматривать не стал. 14 ноября Антон Курдюмов был снова задержан перед субботним митингом на площади Ленина. 

4. Дмитрий Хетагуров. Журналист Sota­vision. Был задержан 10 ноября во время разгона протестной акции ОМОНом. После был помещен в автозак и доставлен в 1-й отдел полиции. Через час, после выяснения обстоятельств, его отпустили. Задержан 11 ноября прямо во время прямого репортажа с одиночного пикета. Был доставлен в отдел полиции, где Дмитрию предъявили обвинения и арестовали до суда. 12 ноября был приговорен к суткам ареста за участие в протестной акции, которую Дмитрий освещал ранее. Поскольку эти сутки Дмитрий фактически отсидел, его отпустили из здания суда, но на выходе он был снова арестован за «участие» в протестной акции за другое число. Снова отправлен во временный изолятор. 13 ноября по решению второго суда получил 5 суток ареста. 

5. Екатерина Бияк. Журналист порталов Activatica и RusNews, газеты «Арсеньевские вести». 12 ноября задержана непосредственно во время выполнения работы журналиста на площади. Под предлогом «для всестороннего рассмотрения дела в суде» помещена во временный изолятор, где ее продержали до следующего дня. 13 ноября суд за участие в шествии присудил Екатерине штраф 10 000 рублей. Сразу после процесса в здании суда Екатерину задержали повторно, вменив участие в митинге за другое число. Суд 14 ноября присудил еще двое суток ареста. 

6. Борис Жирнов. Газета «Арсеньевские вести». 12 ноября задержан непосредственно во время выполнения работы журналиста на площади. Помещен во временный изолятор, где его продержали до 13 ноября. За участие в шествии оштрафован на 10 000 рублей. Сразу после процесса в здании суда Бориса задержали повторно, вменив участие в митинге за другое число. 15 ноября Центральный районный суд Хабаровска арестовал его на трое суток по статье об участии в несогласованной акции, создавшей помехи в движении транспорта и пешеходов. 

7. Андрей Соломахин. Журналист Sota­vision. Арестован 6 ноября, отправлен до суда в изолятор, где провел одни сутки. 7 ноября состоялся суд, который длился 11 часов. Итог: штраф в 10 000 рублей за участие в шествии. После суда сразу же начали проводить повторное задержание, без предъявления обвинений и разъяснения прав. При задержании Андрей получил от полицейских множественные удары по голове, его душили дубинкой и, предположительно, применяли электрошокер. После задержания отправлен в изолятор. В протоколе задержания телесных повреждений полицейские не указали. Всё это время Андрея не кормили, впервые ему удалось поесть 8 ноября, после чего Андрею стало плохо. 9 ноября – суд, который длился около 7 часов. Итог: 6 суток ареста за участие в шествии за другое число. 10 ноября Андрей снова почувствовал себя плохо, был доставлен в больницу. Там у него была засвидетельствована закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга и многочисленные ссадины. Активисты собрали деньги и купили лекарства, но надлежащего лечения Андрей не получил, т.к. его коллега Дмитрий при попытке передать посылку также был задержан. Во время отбывания наказания 11 ноября Андрея судили еще раз – за неповиновение полиции во время второго задержания. Итог: еще 7 суток ареста. 

8. Татьяну Хлестунову отправляли в спецприемник до 30 ноября после задержания на субботней акции 28 ноября. Тогда ее признали виновной по статье об участии в несогласованной акции, создавшей помехи в движении транспорта и пешеходов (ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП), и арестовали на четверо суток. При выходе из спецприемника, после отбывания 4 суток ареста, 3 декабря Индустриальный суд арестовал Татьяну Хлестунову на 10 суток, признав виновной по статье об участии в несогласованной акции, создавшей помехи в движении транспорта и пешеходов (ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП). В знак протеста она объявила голодовку в спецприемнике. На апелляции краевой суд согласился с доводами адвоката Битюцкого и отменил арест журналистки, а дело вернул на новое рассмотрение в районный суд. 
Ни в одном из описанных случаев следствие не предъявило реальных доказательств участия журналистов в митинге – видеозаписей, на которых они бы выкрикивали лозунги или несли какие-то агитационные материалы. По сути, все решения суда основаны на умозаключениях сотрудников полиции, которые изобилуют субъективными суждениями типа «находился среди участников митинга», «был рядом с митингующими» и так далее. 
В заключение журналисты обращаются у депутату Госдумы: 
«…Просим заявить о вышеизложенных нарушениях прав журналистов на высшем уровне, оказать посильное содействие по предотвращению нарушений прав граждан, участвующих в мирных митингах, и журналистов, осуществляющих свою деятельность в Хабаровске, руководствуясь правами, данными Конституцией России».

По материалам “Советской России”

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join. Также вступайте в наш чат.