Минские соглашения мертвы

Минские соглашения мертвы. В действительности это стало ясно уже давно. Большой вопрос на самом деле – а были ли они когда-либо живы? Был ли такой момент – такой день, такой час, когда все стороны, подписи которых стоят под сим документом,  действительно готовы были следовать его букве и духу? Едва ли – но теперь это уже не столь принципиально. Ситуация дошла до крайности, до естественного предела… Существует несколько исторических легенд – ещё античных, а после – средневековых, как хитрые придворные после смерти государя бальзамировали его тело, оставляли его сидеть на троне, а сами правили от имени уже умершего монарха. Вот только такие затеи – даже в легендах, не говоря уже о реальности, никогда не заканчиваются хорошо. Невозможно долго выдавать мёртвое за живое. Невозможно. Правда выходит на свет. Труп начинает смердеть. И сейчас мы уже улавливаем этот гнилостный аромат…

Да что там мы! Другие страны – гаранты Минска вынуждены признавать, что замки из бумаги и слов рухнули, чуть только до них дошло эхо взрывов, чуть только взрывная волна пошатнула их. “С момента заключения соглашений количество погибших возросло в два раза, а на востоке страны вновь вспыхнули бои. Таким образом, попытка договориться стала не «звёздным часом европейской дипломатии», а историей провала. Минские договорённости провалились, но европейские дипломаты уже более года не хотят говорить об этом открыто”,- всё это отмечает издание немецкое издание Der Tagesspiegel.

Предыдущая статья по вопросу Донбасса и вообще Украины, по вопросу войны была криком негодования и боли, призывом и требованием, была кипящей со словами – искрами. Эта – будет констатацией фактов-свай, на которых уже каждый может строить своё здание-вывод. Итак, Минские соглашения, или, официально Минский Протокол и Комплекс мер по выполнению Минских соглашений – два документа, которые были подписаны соответственно 5 сентября 2014 года и 12 февраля 2015 года. Пройдёмся по пунктам. Пункт первый – стороны обязуются:

Обеспечить незамедлительное двухстороннее прекращение применения оружия.

И очевидно – в России, на Украине, в Германии, в США, а в наибольшей мере, конечно, на самом Донбассе, что этот главный и ключевой пункт не был реальностью  никогда. Не было ни одного дня, когда вовсе не звучало бы выстрелов. Более или менее крупные калибры, более или менее  наглое их использование, тактические паузы, разнообразные детали, которые парадоксальным образом мешают некоторым увидеть лес за деревьями – оружие применяться не прекращало. Ни в 2014, ни в 2015, ни сейчас, спустя уже несколько лет, после начала т. н. Минского процесса.

Пункт второй:

Обеспечить мониторинг и верификацию со стороны ОБСЕ режима неприменения оружия.

И, вот незадача, тоже провал. Можно много рассуждать на тему того, сознательно ли наблюдатели ОБСЕ пропускают танки и пушки у себя под носом, как, например, совсем недавно в Авдеевке, специально ли уезжают, сверкая пятками, из под обстрелов, есть ли в этом злой умысел, или лишь банальный непрофессионализм, шкурный страх, неготовность исполнять свои обязанности, но факт остаётся фактом – ОБСЕ в настоящий момент не в состоянии обеспечить ту самую верификацию – и едва ли в ближайшем будущем это изменится.

Пункт третий, решающий:

Провести децентрализацию власти, в том числе путём принятия Закона Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (Закон об особом статусе).

Остаются ли ещё у кого-либо сомнения в том, что Верховная Рада Украины не станет принимать подобного закона? Вернее, на самом деле всё ещё интереснее – Рада его приняла – ещё 18 марта 2015 года, вот только в таких формулировках и с такими предусловиями для его вступления в силу, что это равнозначно полному отказу от предоставления нынешним (не мифическим будущим лишённым российской поддержки, с перекрытой границей, с отправленным в отставку руководством и с арестованными бойцами ВС ЛНР и ДНР, а реальным) Народным Республикам какого-либо статуса отличного от статуса “террористов” и “сепаратистов”. Уже тогда  глава МИД РФ Сергей Лавров сказал, что принятые Верховной радой постановления, являются попыткой поставить с ног на голову все предыдущие договоренности. С тех пор ситуация с исполнением пунктов Минского протокола неуклонно лишь ухудшалась.

Можно продолжать подробно, можно – выборочно. Пункт пятый:

Безотлагательно освободить всех заложников и незаконно удерживаемых лиц.

Не исполнен!

Пункт шестой:

Принять закон о недопущении преследования и наказания лиц в связи с событиями, которые имели место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины.

Не исполнен!

Пункт седьмой:

Принять меры по улучшению гуманитарной ситуации в Донбассе.

О, вот здесь очень большой прогресс – если на 5 сентября 2014 года Донбасс уже был блокирован, то с тех пор блокада эта закрепилась, расширилась – ну и в довесок дополнилась ещё и блокадой Крыма. Из последних новостей мы помним и оставленную в зимнюю стужу без тепла многострадальную Авдеевку, и попытки пресечь водоснабжение Донецка (1 февраля сего года, например, было временно полностью прекращено в результате артобстрела), и целенаправленное ведение огня по объектам химической промышленности в Луганске и ряде других населённых пунктов с риском масштабных выбросов и тяжёлого загрязнения. Всё это, конечно, надо думать, существенно улучшило гуманитарную ситуацию…

Можно так же пройтись по 13 пунктам Комплекса мер, благо они лишь дополняют и расширяют первоначальные – результат будет аналогичным. Можно говорить о причинах по которым Украина не выполняет Протокол и Комплекс мер – о том, превалирует ли здесь внутренний или внешний фактор, о том, какие политические силы в большей, а какие в меньшей саботируют реализацию Минска, можно сожалеть о провале, можно раскручивать машину пропаганды, обвиняя Киев в вероломстве, можно много ещё что сделать, но… Говорить, что у Минских соглашений нет альтернативы – это то же самое, что говорить, что нет альтернативы у пустоты, у тупика. Символическая настойчивость обращается в слабость, в беспомощность. Что может быть здесь на самом деле красноречивее! У нас нет альтернативы тому, что не работает! Представьте себе подобную фразу в иной, отвлечённой сфере. Оцените её.

Понятно, что тут же возникнет группа персонажей особого склада ума, в чём то похожая на тех, кто верит в Провидение, сверхъестественные силы, а так же в то, что всю власть в мире делят меж собой тайные общества, возникшие не то при царе Горохе, не то при царе Антиохе (впрочем, почему похожая – зачастую это – одни и те же люди). Эта группа громогласно заявит, что Минск – это лишь прикрытие, что за этой скромной бумагой скрывается Великий Хитрый План, ну и вообще нужно верить – потому что без веры, в самом деле, никуда в подобных вопросах. Да, действительно, дипломатия – это искусство, важнейшая составная часть которого – это умение скрывать свои истинные намерения, действия, мысли. С целью прикрытия, в качестве отвлекающего манёвра подписывались и куда как более пространные документы — а после – отбрасывались, игнорировались, либо тихо забывались. Пусть так. Но тогда давайте судить не по бумагам, а строго по результатам — посмотрим на дело чуть под другим углом – кому выгодно затягивание конфликта? К чему оно приводит? Сторонники Хитрого Плана одно время со дня на день ожидали краха и распада Украины. Со стороны это смотрелось даже забавно – в это же самое время и со схожими аргументами бодрые майданные скакуны пророчили дезинтеграцию и полный крах РФ – причём практически по тем же причинам. Украинская экономика ориентирована на Россию, она извлекает из взаимодействия с Россией основные доходы – с их резким падением Хунте конец. Российская экономика извлекает основные доходы из вывоза сырья, прежде всего, углеводородов, а основной покупатель – страны Европы. С резким падением экспорта нефти и газа (а ЕС, конечно, очень скоро откажется от того, что ему поставляют злые москали, в пользу других маршрутов и поставщиков) Ресурсной Федерации конец. По мере роста цен, тарифов, всё новых и новых издержек войны, а то и при появлении похоронок, население  “очнется” от телевизионной пропаганды и националистического угара и в какой-то момент свергнет этого Порошенко/Путина (нужное подчеркнуть). Знакомо, не правда ли? Реальность показала, что действительность значительно сложнее и многограннее. И Россия, и Украина стоят – и едва ли разрушатся в ближайшее время. И Донбасс стоит – под огнём. И вот он разрушится. Не в том смысле, что ДНР и ЛНР падут (хотя при увеличении степени нашей пассивности есть и такой риск), а в том смысле, что будет приведена в негодность их инфраструктура, уедут люди, замрёт, а ещё точнее сказать – не разовьётся самостоятельная экономическая жизнь. Да, деятели Республик регулярно рапортуют о том, что тот или иной объект героическими усилиями был восстановлен и введён в строй – и честь и хвала героям, которые этим занимаются. Но невозможно сравнивать перспективы мирного и свободного региона, или региона находящегося в блокаде, на линии фронта. Некогда в 1942 году заводы Ленинграда даже в Блокаду массово производили РСы для Катюш и самолётов, Кировский завод выпускал танки КВ – всё это было – но разве можно сделать из этого вывод, что Блокада была нормальным положением, что её прорыв и снятие можно было не форсировать? Что-то работает же! Что-то восстанавливают после артобстрелов… На Донбассе люди не умирают массово голодной смертью, как в Ленинграде, но думается, подобная параллель всё же правомочна. Затяжной, изматывающий конфликт с минимальным продвижением, но большим расходом снарядов, с постоянными прощупывающими атаками – лягушачьими скачками – настоящий позиционный фронт, работает, как всякая война на истощение, против всех её участников, но в первую очередь против “самого тощего”, а самый тощий это не Россия, не Украина, а именно Донбасс.

Что ещё даёт затяжка? Она даёт более мощный психологический эффект, она даёт качественный скачок в отношениях. Никакая пропаганда так не закрепит образ врага в сознании, как годы, проведённые против него в окопах, как фронтовые страх и ожесточение. Чем дольше ситуация остаётся подвешенной, связанной формально минской риторикой, тем более глубокими становятся расколы – между Россией и Украиной и между разными частями, разными группами населения самой Украины. Говоря образно, то, что в 2013 году могло быть убрано коротким и точным движением скальпеля, теперь потребует сложнейшего и многопланового оперативного вмешательства.

Кто выигрывает от затяжки, от фальшивой паузы? На Украине это те политические и финансовые круги, которые прямо наживаются на войне – на военном заказе, на волонтёрах, на снабжении, на переделе и открытом грабеже имущества в прифронтовой полосе, те, кто строит на военной риторике свою политическую карьеру. Система в данном случае самоподдерживающаяся – чтобы пройти наверх нужно быть в тренде, а тренд это национализм и война, нужно устраивать властьпридержащих – в полит. руководстве и из числа олигархов (впрочем, сейчас на Украине это одно и то же), а они за войну – она отвлекает массы от того лозунга, который в отличие от Похода на Восток, изначально присутствовал на Майдане – деолигархизации, нужно быть радикальнее и круче действующих политиков, иначе в медиапространстве себя не продашь. А значит, каждая новая генерация украинских депутатов будет более воинственной, особенно на словах, чем предыдущая. Затяжка – это разрыв связей – экономических, культурных, межличностных. Чем дольше идёт война, тем меньше шансов на то, что Украина не уплывёт, не удрейфует от нас – далеко, по-настоящему. В этом смысле особенно смешны верующие в Хитрый План, которые представляют межгосударственные отношения в духе не то Библии, не то художественного кинофильма, где блудный сын в какой-то момент после особенно сильного приступа злобы одумается и вернётся к отцу, прильнёт, плача, к его груди. Так не бывает в жизни, не бывает в экономике и политике. Побеждает инициативный! Вот главный вывод! Побеждает тот, кто действует, а не тот, кто верует и ждёт, побеждает тот, кто инициативен, кто, видя, что один план не сработал, тут же начинает реализацию другого, второго, пятого!  Кто идёт к цели не по одной безальтернативной дороге, а по всем, перепрыгивая с одной на другую, если нужно. Нам нужно закончить войну! Нам нужно спасти Донбасс! Нам нужно обезопасить свои границы! Нам нужно уничтожить фашистов и покарать преступников! Нам нужно реанимировать разрушенные связи, пока на месте них не образовались рубцы! Нам нужно гарантировать себя от появления у границ войск империалистических держав! А значит, нам нужно действовать активно, или, говоря военным языком, действовать наступательно! И вот здесь действительно иных, альтернативных вариантов нет – все прочее, так или иначе ставит нас на дорогу, ведущую к проигрышу, с которой всё равно придётся сходить – раньше или позже, после больших или меньших утрат. В спорте говорят: не забиваешь ты – забивают тебе! Принцип инициативности, к сожалению, для наших властьпридержащих, незыблем.

И здесь встаёт последний вопрос? Не понимают они того, что делают, либо же загнали ситуацию в нынешнее положение сознательно? Если не понимают, то они некомпетентны, если понимают, то… В числе выгодополучаетелей от нынешней ситуации я совсем забыл упомянуть Роснефть и Газпром. Стабильная линия фронта, проходящая на удалении от трубы, предсказуемая человеческая мясорубка, которая, однако, не мешает делать гешефт. Да и в смысле отношений с Европой так – спокойнее. Если начать дёргаться, то вдруг и в самом деле решат диверсифицировать поставки – прибыль упадёт, мечты перестанут так хорошо и регулярно сбываться… Правый Сектор грозился взорвать трубопровод в 2013, 2014, 2015 году – не взорвал. Наши горлодёры-популисты который год грозят майданной Украине Холодомором – не устроили. В самом деле, у РФ нет альтернативы Минску? Или просто у нынешней РФ нет альтернативы трубе?

Пресс-служба МГК КПРФ, Иван Мизеров 

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.5-osobennostej-populyarnyh-im-messendzherov-telegram-logo