«Монетаризм» в России– это альтернатива развитию!

Модель развития, навязанная нам в 90-е годы, именуемая «монетаризм», была порочна изначально, даже если не принимать во внимание её криминальный компонент. Не берусь вступать в дискуссию по поводу теоретических основ монетаризма (при этом я убежден, что как и всякая современная экономическая модель, она – хороший инструмент для решения конкретной задачи в блоке экономических проблем, причем применительно к конкретной экономике, т.е. не является универсальной).

Обезьянничать и в качестве безальтернативного варианта использовать эту модель в совершенно другой экономике – признак непрофессионализма, за что ответственность несет власть. Применение на практике теории, регулирующей перепроизводство, в стране, где налицо катастрофа с производством – это тормоз для развития. Это показал 1998 г. и к этому шагает страна сейчас, демонстрируя устойчивое стремление рухнуть. Недолго работали механизмы, запущенные правительством Е.Примакова. Вновь в советниках и рулевых экономики те же киндерсюрпризы 90-х.

Теоретики доморощенного монетаризма по-прежнему считают, что производить нужно только то, что конкурентоспособно. Только они считать не умеют, поэтому странным образом решили, что у нас этим критериям отвечают: «фермерский» рынок (с импортными шмотками) и нефть с газом. Всё остальное, якобы, купим за деньги, вырученные от нефти. Значительная доля предприятий, включая оборонные, были приватизированы и некоторые тут же обанкрочены. Нерентабельной в 90-е годы стала даже золотодобывающая промышленность. Но вот что удивительно: Управление «Северовостокзолото», которое с 50-х годов занималось добычей золота на Колыме (в 90-е годы там звучала английская речь, как сегодня в Москве узбекская или азербайджанская, т.е всюду), тогда же в 90-е отошло от дел – не рентабельно. Теперь сдает в аренду оборудование, недвижимость и пр. А добычей золота занимается ООО «Недра». Причем активы у этого ООО – «собственность иностранных юридических лиц». Значит, если отдать американцам, то становится рентабельно? «Фермерский» рынок в стране превратился в рынок сбыта фруктов, овощей и шмоток у кого угодно, только не у своих. Добывающая отрасль (которая по сравнению с арабской нефтью тоже не очень конкурентоспособна) успешно осваивается тоже иностранными компаниями, приглашенными участвовать в разработке наших богатств (доля иностранного капитала в добывающих отраслях в 2011 г. – более 70%). Это предполагает, что мы получаем дорогостоящие услуги. В пример ставились Соединенные Штаты, где львиную долю в ВВП играют услуги. С ослиным упорством стране навязывается эта структура с той разницей, что США развивают рынок услуг, своих!, обслуживающих производство, а у нас разрушают реальный сектор экономики. Ниже приведена таблица степени загрузки мощностей, созданных в эпоху СССР:

ПРОМЫШЛЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО в РФ в 2011 г. % загрузки мощностей
(по сравнению с РСФСР в 1990 г.)
Автобусы 67,7
Газ 104,4
Грузовые автомобили 28,2
Железобетонные конструкции 28,8
Кирпич 39,1
Комбайны 9,4
Краны 3,6
Легковые автомобили 154,1
Машины стиральные 55,5
Минеральные удобрения 116,2
Нефть 98
Обувь 27,7
Пальто 40,8
Пиломатериалы 32,9
Прокат 92,9
Сталь 75,6
Станки 3,4
Телевизоры 100
Ткани х/б 21,8
Ткани шерстяные 3
Тракторы 5,7
Трикотажные изделия 16,6
Троллейбусы 10,2
Турбины 53,6
Уголь 84,6
Холодильники 107,1
Цемент 66,8
Экскаваторы 6,5
Электропылесосы 4,8
Электроэнергия 97
Сайт: http://infoabad.com

То есть в среднем в 2011 г. загрузка мощностей составляла 51% от уровня 1990 г., по многим видам продукции – близко к нулю, доля обрабатывающей промышленности в добавленной стоимости составила в 2014 г. всего 16%. Не в этом ли причина самой большой доли задолженности по зарплате (50%)? Из чего выплачивать зарплату, если производство на грани выживания? А популистские заявления премьера по телевизору о том, что предприятия должны погасить задолженность без надлежащего анализа причин – это не более чем игра на необразованную публику. Камуфляж в лучшем случае некомпетентности и неспособности вывести экономику из штопора, в который она загоняется с начала 90-х годов, в худшем – целенаправленная политика, ведущая к банкротству реального производства. Доля услуг, наоборот, выросла до 57% — как же, кругом гаджеты, которые перегреваются от вала коммерческих предложений всякого рода услуг. С помощью монетаристской политики «родного» правительства Россия сделала скачок из доиндустриального общества 90-х годов в «постиндустриальное» общество ненужных услуг. И что – «жить стало лучше, жить стало веселей»? Сегодня мы много слышим о проблемах среднего класса не только у нас, но и в США, необходимостью возврата производств, вынесенных за пределы США. Но при этом нам не говорят, что промышленные мощности США никогда не останавливались, не сокращались и продолжали развиваться, а возврат производств на территорию США нужен лишь для того, чтобы создать дополнительные рабочие места и поддержать средний и мелкий бизнес в самих США:fajl-1

Хоть и пресытились производством, а наращивать надо, чтобы поддержать малообеспеченное население. Вот – стимул роста. Какое же это ПОСТиндустриальное общество? Очень даже индустриальное. Ведь промышленный и технологический экспорт США составляет более 2 трлн.$. На графике мы видим периодические спады производства. Возможно, они регулируются через механизмы монетарной политики. И таким образом поддерживается баланс между произведенной товарной и денежной массами. «Монетаристы» в России всё делают с точностью до наоборот: при низком уровне товарного производства повышают учетную ставку, снижая денежную массу, чтобы она соответствовала уровню производства товаров, сдерживая производство. Естественно, производство падает, освобождая на рынке место импорту, приходится денежную массу сжимать снова, экономя на зарплате, чтобы избежать инфляции. Вместо того чтобы вложить в производство, повысить товарную массу, выплатить зарплату, оживить рынок. Нет же, власть удовлетворяется виртуальным ростом. В текущих ценах мы видим якобы рост экономики:

Коды Виды экономической деятельности 2014 (млрд.руб) Доля (%) 2015 (млрд.руб.) Доля (%) Изме-нения (%)
Валовой внутренний продукт в рыночных ценах 77893,1 100 80412,5 100 3,23
в т.ч.
Валовая добавленная стоимость в основных ценах 67600,9 86,69 72371 90,1 7,06
в т.ч.
Раздел А Сельское хоз-во, охота и лесное хоз-во 2709,7 3,48 3173,3 3,95 17,11
Раздел B Рыболовство, рыбоводство 138,7 0,18 192,5 0,24 38,71
Раздел С Добыча полезных ископаемых 6166,7 7,92 7065,6 8,79 14,58
Раздел Д Обрабатывающие производства 9246,6 11,87 10238,4 12,73 10,73
Раздел Е Производство и распределение электроэнергии, газа и воды 1959,5 2,52 2019,4 2,51 3,06
Раздел F Строительство 4419,3 5,57 4277,4 5,32 -3,21
Раздел G Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования 10897,5 13,99 11403,5 14,18 4,64
Раздел H Гостиницы и рестораны 618,5 0,79 647,8 0,81 4,74
Раздел I Транспорт и связь 5034,6 6,46 5303,2 6,59 5,34
Раздел J Финансовая деятельность 3307,1 4,25 3164,7 3,94 -4,31
Раздел K Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг 11270,3 14,47 12376,5 15,39 9,82
Раздел L Государственное управление и обеспечение военной безопасности; социальное страхование 5795,3 7,44 5914,6 7,36 2,06
Раздел M Образование 1861 2,39 1970,7 2,45 5,89
Раздел N Здравоохранение и предоставление социальных услуг 2640,8 3,39 2935,9 3,65 11,18
Раздел O Предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг 1099,2 1,41 1190,3 1,48 8,29
Раздел P Деятельность домашних хозяйств 436,1 0,56 496,9 0,62 13,96
Налоги на продукты 10550,8 13,55 8340,5 10,37 -20,95
Субсидии на продукты 258,7 0,33 298,9 0,37 15,53
Чистые налоги на продукты (налоги минус субсидии) 10292,1 13,21 8041,6 10 -21,87

А физический объем продолжает падать (об этом уже писал, см.: http://абрис-пна.рф и ниже повторюсь, чтобы не было непонимания).

На деле эти цифры – фикция. В России формируется модель экономики, ведущая к её истощению – ведь выкачиваются ресурсы без соответствующей отдачи. Финансовые – через иностранные компании, за услуги и консалтинг (см. платежный баланс). Квалифицированный рабочий исчезает: если мы посмотрим на структуру занятости населения, увидим, что в производстве у нас трудится всего 15 млн. человек (20,5%):fajl-2

На рубеже 70-80-х годов рабочие и крестьяне составляли более 77% занятых. Это означает, что за последние 25 лет из производства были вынуждены уйти более 50% рабочих и крестьян. А без них невозможно провести реиндустриализацию экономики. Новые рабочие места для них так и не были созданы, если не считать прилавки на базарах, и те отданные гастербайтерам. Есть сайт «Сделано у нас», который сообщает, что нового произведено, запущено, разработано, собрано и т.д. в России. Там показаны отдельные успехи, особенно в атомной энергетике, фермерстве, разработке софта, космической сфере и ВПК. Но это – мизер, не меняющий структуру, не влияющий на тенденцию. То, что создается, например, в авиации – это лишь первые шаги – наш только металл. Когда будем обходиться без импортной авионики и двигателей Pratt & Whitney, и всё делать на своих станках, можно будет надеяться, что российская авиация освобождается от импортной зависимости.

В 1990 г. в России производилось 16700 станков с программным управлением, а в 2000 г. – в 167 раз меньше, в 2010 г. – 129 станков, в 2012 г. – 166 станков. Опережающими темпами шло падение производства не устаревших, а наукоемких станков.  Вместе с ними была разрушена наукоёмкая отрасль, предназначенная для разработки и производства автоматических и полуавтоматических линий для металлообработки и машиностроения. И пока не предпринято никаких шагов по спасению отрасли. И гордиться тем, что в станкостроении иностранного капитала на 2014 г. лишь 2,99%, не приходится, т.к. это значит, что почти весь отечественный капитал занят импортом станков и производители им – конкуренты. Рынок контролируют как раз эти 3%, должно быть, обеспечивающие гарантийное обслуживание импортной продукции.

Для создания якобы «конкурентной среды» в России насаждается крайне опасная для жизненно важных объектов ситуация: организация, добывающая ресурсы, не может владеть также и средствами доставки к потребителю. Но ведь это создает риск образования «тромба» на пути доставки, повышает цену и понижает конкурентоспособность. При этом чем выше цена на внешнем рынке, тем меньше нефти на внутреннем. Цена падает – снижаются налоги, чтобы компании были с барышом. Или вот, например, в тех же целях создания конкурентной среды из под жесткого контроля государства вывели все электростанции, запретили эксплуатирующей организации заниматься ремонтом, плюс навязали тендерную систему определения того, кто будет устранять неполадки… И тендер всегда выигрывает на рубль тот, кто создает конкурентную среду – некто со стороны, не знающий ни особенностей, ни специфики оборудования, ни слабых мест на объекте. В результате получили катастрофу на Саяно-Шушенской ГРЭС. Что-нибудь изменилось после катастрофы? Нет.

Правительство России усугубляет проблему в экономике, не только выкачивая за рубеж нефть — сырьё нефтехимической промышленности, но и поощряя экспорт нефти и газа. Вывозится за рубеж более 40% добытой нефти. (О некоторых странностях жонглирования количеством добытой и переработанной нефти можно почитать здесь: http://абрис-пна.рф). Повышая конкурентоспособность, снижая НДПИ, обнуляя экспортные пошлины правительство работает против собственной экономики: сокращается предложение углеводородов в стране, в результате чего растут цены, которые и без того уже давно стали барьером на пути развития промышленности. В 2012 г. 76% поставок в Европу составляли энергоносители. При этом значительная доля в капитале, инвестированном в нефте-газодобычу, принадлежит иностранным компаниям, а, значит, и выгодополучатели – эти же компании. Кроме того, весь высокотехнологичный сервис обеспечивают тоже иностранные компании, а, значит, солидную прибыль получают тоже они, а не российский народ. Так кого стимулирует правительство? Впечатление такое, что отечественные компании лишь обеспечивают иностранным доступ к месторождениям нефти и газа. Ведь даже глубина переработки нефти за все 25 лет не изменилась в лучшую сторону. Если Л.Брежнев когда-то объявил нефтедобычу высокотехнологичным производством, имея ввиду отечественные технологии, то теперь мы и это утратили: производим буровых установок так мало, что и эта отрасль целиком зависит от иностранных компаний и поставок, а расплачиваемся нефтью. В 2015 г. российские компании увеличили объем продаж нефти на 9,4% по сравнению с 2014 г. до 244,5 млн.т., а доходов получили 89,5 млрд. $, на 41,7% меньше, чем в 2014 г. Увеличили поставки газа на 7,5% до 185,5 млрд.м3., доход получили на 23% меньше, чем в 2014 г. — 41,8 млрд.$. Государство по-прежнему намерено стимулировать экспорт нефти и газа в интересах добывающих компаний, снижая экспортную пошлину. Не будем забывать, что Россия, как государство, получает прибыль в виде налоговых отчислений – НДПИ и экспортной пошлины (от НДС экспортные поставки освобождены). Об эффективности налоговых сборов я уже писал (см. сайт: http://абрис-пна.рф). Аналогично обстоит дело и с прочими ресурсами: металлами, минералами, рыбой, химикатами… Россия, располагая сырьевой базой для рыболовства в 7,48 млн.т., вылавливает ежегодно более 4 млн.т. и экспортирует около 60% выловленной рыбы. При этом отечественный рынок заполняется импортом, а сырьевая база, должно быть, едва восстанавливается. Что дает государству валюта, вырученная от экспорта рыбной промышленности? Ничего. Такой вот бизнес, который губит отечественный рынок и истощает ресурсы. По данным ФТС за январь-апрель 2016 г. было экспортировано рыбы 483,5 тыс. т. на сумму 799,9 млн.$ (в среднем по цене 1654,4 доллара США за тонну), а импортировано 131,37 тыс.т. на сумму 352,6 млн.$ (в среднем по цене 2684 доллара США за тонну). Странная логика – условия торговли рыбой на внутреннем рынке выгодней (цены-то выше), а российские рыбаки с упорством маньяка везут на внешний рынок. Себе в убыток? При этом по одним данным экспорт растет, по другим – снижается. Ясно одно: экспортные пошлины в России либо отсутствуют, либо не взимаются. Или это — тоже льготы во имя стимулирования экспорта за полцены в интересах японских и китайских предпринимателей? О том, что происходит с российским лесом можно лишь упомянуть: привычный вывоз кругляка и ввоз готовых изделий из дерева (опустим пожары в местах нелегальной вырубки) – уже притча во языцех.

Все позитивные новости на сайте «Сделано у нас» не меняют картину стагнации или стабильного падения производства (если смотреть физический объем без влияния денег):

Продукция. Вид товарного пр-ва 2010 2011 2012 2013 2014
Лесозаготовки
Производство древесины необработанной, млн. плотных м3 117 123 122 120 119
Добыча топливно-энергетических полезных ископаемых, млн. т
Уголь 322 336 357 351 356
Торф неагломерированный 1,3 1,5 1,2 1,5 1,1
Нефть добытая, вкл.газовый конденсат 506 512 519 522 525
Газ природный и попутный, млрд.м3 651 671 655 668 639
Производство пищ.продуктов
Мясо и субпродукты убойных животных, тыс.т 1184 1222 1342 1711 1930
Мясо домашней птицы, парное 1669 1777 2097 2230 2417
Мясо домашней птицы, глуб.заморозки, тыс.т. 1061 1240 1293 1368 1441
Рыба и рыбопродукты
Мебельное производство
стулья млн. шт. 4,2 3,9 4,2 4,6 3,8
диваны,кушетки, софы, тыс.шт 441 471 557 537 532
кресла-кровати,тыс.шт 58,9 49,8 53,1 68 91,7
диваны-кровати, тыс.шт 619 694 672 990 1206
столы, тыс.шт 4038 4385 4629 3890 3861
шкафы, тыс.шт 6603 6892 7162 6293 6350
кровати деревянные, тыс.шт 1542 1560 1666 1615 1515
Металлургическое пр-во
Чугун 48 48 50,5 49,9 51,4
Сталь 66,8 68,1 70,4 68,9 70,3
Готовый прокат черн.мет. 55 56,5 60 59,2 61,2
Трубы стальные 9,2 10 9,7 10,1 11,5
Промышленные изд.          
Турбины, тыс.кВт., всего: 6273 6766 5268 4221 2148
Комбайны зерноуборочные, шт. 4295 6515 5798 5848 5675
Станки металлорежущие, шт. 2832 3280 3467 2945 2739
Станки токарные с ЧПУ, шт. 129 195 166 137 214
Станки деревообрабатывающие, шт. 3909 5323 5105 5561 4869
Машины кузнечно-прессовые, шт. 2218 2492 2098 2162 1349
Экскаваторы, шт. 2121 2158 1915 1819 1952
Холодильники и морозильники бытовые, тыс.шт. 3557 4100 4302 4128 3723
44330,40 50949,80 49439,10 47378,20 43851,00
 Индекс ф.о. производства 1 1,14932 1,115241 1,068752 0,989186

(Статистики за 2015 г. нет. Очевидно, хвалиться нечем.). Индекс показывает падение, а не рост.

Темп снижения занятости в обрабатывающих отраслях еще выше: 2011 г. – 11370 тыс.чел., 2012 г. – 10170 тыс.чел., 2013 г. – 9995 тыс.чел.

При этом растут запасы в оптовой торговле – совершенно конкретный признак кризиса рынка:

2000 2005 2010 2011 2012 2013 2014
Пищевые продукты, включая напитки и табачные изделия, тыс.т.:
Мясо, включая дичь 12,6 46,3 57,6 65,4 92,7 105 123
Изделия колбасные 2,8 4,1 4,8 6,1 5,1 5,4 5,8
Консервы из мяса животных и птицы (млн.усл.банок) 6,7 6,7 14,8 8,9 12 14,9 14,4
Кондитерские изд., вкл.шоколад 35,1 52,1 68,6 75,7 97,7 92,5 92,4
Мука 55,8 58,5 44 48 52,8 38,1 27
Крупы 23 36,8 51,7 28,8 60,1 49,1 49,4
Макаронные изделия 43,3 15,8 10,9 9,6 13,3 17,7 20,8
Рыба и продукты рыбные 15,7 41,8 36,2 55,3 65,8 57,6 55,9
Рыбные консервы (млн.усл.банок) 8,9 18 11,4 23 16,6 19,4

Сокращаются запасы по макаронным изделиям и муке. И это — явный признак снижения денежных доходов населения, в т.ч. вследствие роста безработицы вопреки официальной статистике.

Повторюсь, только занятость всего работоспособного населения и достойная зарплата обеспечивают оживление и рост рынка. Только производство способствует развитию малого и среднего бизнеса. К сожалению, российские «рулевые» экономики с их лавочным мышлением за 25 лет лидерства это не поняли. Рабочие места и рост уровня зарплаты без риска роста инфляции, может обеспечить только индустриализация. Только обрабатывающая промышленность может обеспечить занятость работников со средним и высоким уровнем квалификации (пока они есть) и только на базе обрабатывающей промышленности может сформироваться средний класс. Средний класс возникает и существует только в индустриальной экономике. Бесполезно сотрясать воздух мерами поддержки среднего бизнеса, когда происходит сокращение реального сектора. Ведь именно мелкий и средний бизнес освобождает крупный бизнес от малорентабельного вспомогательного производства отдельных комплектующих и запчастей. Важно только обеспечить контроль качества их продукции. В «Газпроме» — это, например, ООО «Газпром комплектация», «Газпром газораспределение», «Газпром инвестпроект» и т.д. Очевидно, что входной контроль обеспечивает должный уровень качества продукции всех этих ООО, чтобы не случилось еще одной Саяно-Шушенской.

Какие отсюда можно сделать выводы?

  1. В целях оживления внутреннего рынка государству следует использовать резервы не на поддержание банковского сектора и не на покупку облигаций США, а на создание производств совместно с частным бизнесом, с теми же банками. Впоследствии госпакеты могут быть выкуплены участниками производства.
  2. Государству следует обеспечить для почти уже номинально существующих предприятий, условия, благоприятные для загрузки мощностей. А для этого необходимо стимулировать размещение заказов на отечественных предприятиях. Каким образом? — объявить все предприятия, близкие к искусственному банкротству, чем-то вроде оффшорной зоны: вложения в производство и заказы, размещенные на отечественном оборудовании, должны иметь льготы или освобождаться от уплаты налогов на определенный период. Станки, аналоги которых могут произвести российские предприятия, не ввозить (установить запретительные импортные пошлины), на остальные установить квоты и выдать связанные кредиты – средства должны идти в пользу модернизации и запуска станкостроительных и обрабатывающих производств.
  3. Установить экспортные пошлины не льготные, как это делается сейчас в соответствии с рекомендациями ВТО, а обеспечивающие выгодные для государства условия торговли: продавать на внешнем рынке, например, рыбу дороже, а ввозить дешевле. Иначе зачем существует граница и таможня? Только это обеспечит снижение цен на внутреннем рынке и его оживление.
  4. Закрыть границу нелегальному вывозу ресурсов, в частности, леса. Тогда он перестанет гореть во все времена года.
  5. По мере оживления внутреннего рынка установить справедливые (для государства) экспортные пошлины на нефть с тем, чтобы обеспечить в полной мере внутренний рынок и растущее реальное материальное производство нефтепродуктами.
  6. Отменить льготные таможенные тарифы и режимы наибольшего благоприятствования при товарообмене с любым государством, занимающем антироссийскую позицию в международных делах и не предоставившем России аналогичные условия. Иначе принцип взаимности не работает. Сегодня рынок России (в т.ч. трудовой) – как проходной двор. Что, например, на российском рынке делают товары из Польши и Прибалтики? Установить квоты (как в Евросоюзе) и запретительные пошлины на то, что способны производить сами. Рынок ведь. Поэтому где хотим, там и покупаем. Иначе диктат получается, причем диктат часто наших недругов. Зачем закупать, например, яблоки в Польше или Турции, если в садах России яблоки осыпаются и на рынок почти не попадают?
  7. Рынок услуг важен именно тогда, когда развито производство. Никакие услуги рынку не нужны, где нет покупательного спроса. А покупательный спрос обеспечивает достойная зарплата. Олигархи, при всей их ненасытности, не могут обеспечить 100% спроса ни на услуги, ни на импортные товары. Если деньги – к деньгам, значит эти самые богатые 10% населения, у которых 89% российских богатств, и есть причина инфляции, с которой безуспешно борется власть. А бремя этой заразы приходится нести оставшимся 90% населения. Не пора ли об этом задуматься?

Подводя итог, можно сказать, что без принятия этих мер не наступит рост экономики, сколько бы о нем ни говорили, и вряд ли будет выполнена Концепция долгосрочного социально-экономического развития, принятая 17 ноября 2008 г. с её амбициозными задачами.

Автор: Николай Петров