Москва. Печатники. «Добро пожаловать в наше Дебальцево!»

Власти Москвы вот уже полгода не могут сделать ремонт дома по адресу Шоссейная, 42, сгоревшего в результате неудовлетворительной работы ГБУ «Жилищник района Печатники» по содержанию системы пожаротушения.

В отношении ГБУ уже заведено административное дело, следственный комитет проводит расследование. Как рассказывают очевидцы, пожарные в течение двух часов не могли приступить к тушению пожара из-за отсутствия воды в гидрантах и невозможности подъехать к дому из-за припаркованных на узком проезде машин.  За это время небольшое возгорание переросло в пожар таких размеров, что пострадали несущие конструкции здания. Как дом переживет зиму? В выгоревших квартирах до сих пор не вставлены окна! Медики удивлены, что столько времени люди продолжают жить на пепелище – последствия пожара не устранены, ремонт не сделан спустя полгода после ЧП. Жители вынуждены своими силами и за свой счет восстанавливать поврежденное имущество: компенсация на замену сгоревшей и выломанной двери даже для «муниципальной» квартиры составила всего 5 тысяч рублей.

«Добро пожаловать в наше Дебальцево!» — этими словами меня встретили погорельцы московской многоэтажки по адресу Шоссейная, 42. Пожар здесь был полгода назад, в ночь на пятницу 13 марта 2015 года, но с этого времени здесь мало что изменилось. Стойкий запах гари, черная копоть, свисающие провода – все это стало привычным для жителей злополучного дома.DSCN1797

DSCN1897

Захожу к Маргарите Анатольевне Тимофеевой в квартиру 199, вернее в то, что от нее осталось.

DSCN1811

В квартире сгорело все. Огонь был такой силы, что прогорела арматура, и начала шататься стена, разделяющая квартиру и межквартирный коридор. «Существует угроза жизни и здоровью людей», — указано в заключении  «Пожарно-спасательного центра» от 04.08.2015. Однако весь ремонт, который провела ГБУ «Жилищник района Печатники», ограничился привинчиванием железобетонной стены к потолку саморезами.DSCN1863

Идем дальше. Над пространством, где раньше была большая комната и кухня, заметно деформировалась панель потолка.

 «Несущие конструкции здания частично утратили прочностные характеристики… и требуют усиления», — указано в заключении ГУП «МОСНИИЖИЛПРОЕКТ», специализированной организации, занимающейся обследованием этого дома. Состояние перекрытий оценивается как «ограниченно-работоспособное техническое состояние». По ГОСТ 31937 эксплуатация здания в таком состоянии запрещена.DSCN1856

DSCN1906

В квартире нет даже окон. Как дом переживет зиму? Не полопаются ли трубы отопления при морозе?  Управой района на капитальный ремонт квартиры было выделено всего 25 тысяч рублей. Вместе с тем, глава Управы района Печатники Сергей Григорьев  обещает ситуацию исправить в короткие сроки:  «Мы будем решать вопрос таким образом, чтобы тепловой контур не был нарушен. Найдем финансирование, чтобы вставить окна. В сентябре все сделаем».

Выхожу из квартиры в коридоре встречаю молодую девушку – соседку Маргариты Анатольевны:

— Мы уже Собянину, Путину…  всем писали – бесполезно. Нам наобещали с три короба на собрании с Григорьевым (ред. сразу после пожара глава Управы района Печатники Сергей Григорьев проводил встречу с погорельцами). Управа обещала поменять окна и двери. Теперь выясняется, ни у кого ничего не меняют. Вместо дверей сначала была компенсация 7 тысяч рублей, теперь 3 тысячи.

Захожу в квартиру к Борису Сергеевичу (кв. 205):DSCN1875

«Когда мы с женой поняли, что начался пожар, уходить было поздно. Через вентиляцию к нам шел черный дым и огонь! Мы разбили все стекла и два часа (!) кричали в окно: «Спасите нас, спасите!». Нам отвечали снизу: «Нет воды». Мы только орали, орали. Никто не пришел».

Борис Сергеевич смог уйти только тогда, когда пожарные добрались до квартиры и вскрыли заклинившую дверь. Его болевшая жена на пожаре погибла – организм не справился с отравлением дымом.

«В гидрантах не было воды. Их хотя бы раз проверили? Сколько они такие здесь стояли?» — задается риторическим вопросом Борис Сергеевич.

Руководитель управляющей компании ГБУ «Жилищник района Печатники» Геннадий Овсянников эту информацию подтверждает: «Гидранты были внизу перекрыты. Здесь у нас разгильдяем оказалось РЭУ (ред. ремонтно-эксплуатационный участок – структура ГБУ «Жилищник района Печатники»). Стояк оказался перекрытым. Конкретное лицо, которое мы, кстати, уволили было виновато в том, что перекрыло (ред. стояк гидрантов) и не отследило эту ситуацию. Мы недели две назад собирали жителей и показывали, что гидранты работают».

Главное управление МЧС Москвы за это «разгильдяйство» привлекло ГБУ «Жилищник района Печатники» к административной ответственности по ч. 3 ст. 20.4 КоАП РФ за нарушение требований пожарной безопасности к внутреннему противопожарному водопроводу.

На лестнице встречаю девушку Лену (кв. 204):

— Я в 4:30 проснулась. Сразу запах гари. Выхожу, и на меня пожарный идет. Говорит: «Выходите!». Мне сказали выходить, а другим людям не стали говорить. А к тете Вале зашли: «Сказали, сиди бабка на балконе, скоро потушим!». Что за разговор? Мне выходить, Андрюху (ред. указывает на соседнюю квартиру) вывели, а другим вообще ничего не сказали. В эту квартиру вообще не постучали. Они там не сгорели по простой причине, что ветер пошел на 1-ый подъезд.

Захожу в эту квартиру № 200, которую пожарные обошли стороной. Меня встречает Николай:

— В начале четвертого утра я через окно увидел, что горит соседняя квартира. Когда мы с матерью попытались выйти в коридор, он уже был в огне. Мы простояли 5 часов на балконе и наблюдали за всем происходящим. Два часа не было воды. Потом шланг подключили где-то у детского сада через дорогу, притащили сюда и ввели в дом. Мужик на форде, выезжая из двора, сдает задом и проезжает по этому шлангу, и его разорвало. Снова нет воды…  Немерено пожарных. На улице стоит 18 пожарных машин. И ни одна не может подъехать к дому во двор из-за припаркованных машин. Только через два часа сюда смогла подъехать машина с люлькой, с которой начали тушить пожар.

DSCN1893Николай на том самом балконе, на котором он с матерью пережил пожар

Комолова Маргарита, квартира 93.

Маргарита, мать-одиночка пяти детей рассказывает о пожаре:

— Пожарные приехали, сказали: «Все нормально, сидите, мы все потушим». Потом минут 20 проходит, мне звонят: «Рита, тебя сейчас будут спускать». Я дверь открываю, меня дым обратно заносит. Я головой ударилась. Я перенесла с мальчишками очень большой стресс. Они нас снимали с балкона на пожарной лестнице. Это очень страшно.

Уборку лестничной клетки пришлось делать ее детям:

— Я астматик. Ко мне приезжала скорая, врачи были очень удивлены, почему здесь до сих пор ничего не убрано. Спустя месяц я поняла, что ждать нечего. Все, что сгорело в общем коридоре, очищали мои и соседские дети.

Хотя квартира Маргариты не приватизирована, управляющая компания ГБУ «Жилищник района Печатники» никак не помогла многодетной матери-одиночке. На замену сгоревшей и выломанной пожарными двери ей выдали только 5 тысяч рублей (!). Когда Маргарита пыталась узнать, как на эту сумму можно заменить дверь, сотрудница ГБУ «Жилищника» пригрозила: «Берите, а то вообще ничего не получите».

«С этим нужно отдельно разбираться», — комментирует эту ситуацию глава управы. – «Пусть она подойдёт к начальнику участка и оставит свои координаты».

Эта трагедия продемонстрировала полную неготовность и неспособность городских служб не только к предупреждению и ликвидации пожара, но и к организации элементарной помощи пострадавшим. Нередко помощь от откликнувшихся соседей вещами, одеждой и деньгами многократно превышала те суммы, которые выделила районная управа. Следственный комитет в настоящее время проводит расследование с целью выявить виновника пожара. Но кто будет нести ответственность за те невозможные условия, в которых оказались  жители, оставшись один на один с последствиями пожара? Можно ли оправдать риск обвала перекрытий отсутствием денег и длительностью тендерных процедур? Существование таких вопросов демонстрирует приближение глубокого кризиса в секторе обслуживания и обеспечения безопасности ЖКХ, который может проявить себя еще более страшными последствиями.  

Автор: Виталий Третьюхин