Москвичи и дворняги во власти

Вместо помощи старикам-пенсионерам, чтобы дать им возможность купить лишнюю пачку масла, мэрЬя Москвы осуществляет бездарную и пустую трату бешеных денег 189 млн рублей на декоративные цветочные гильотины, виселицы и страшные морды из зелени. Не это ли коррупция, не это ли плевок зажравшейся и зарвавшейся от безнаказанности мэрзской шушеры в нищих налогоплательщиков? 189 млн рублей в пустоту и глупость хлеще оброка на хапремонт. Для чиновника главной группы должностей с зарплатой в несколько сот тысяч рублей траты на бредятину с зелёной мордой тетки у памятника Пушкину кажутся мелочью, и этот чиновник по своей внутренней самоуверенный наглой и отделённой от рядового населения дорогим забором сути просто в голову не возьмёт, что семьдесят рублей за пирожок с мясом размером с его собственный плевок на Пушкинской площади это аморальное кидалово москвичей.

Чинуше можно выступать под аплодисменты перед всеми холуями с наглой физиономией вдруг ставшего значимым в собственном лае двортерьера, тратить безнаказанно средства бюджета и понимать, что тебе на нищеброд столичных жителей как два пальца положить…Тем более, что никто никогда не ткнет дворнягу в положенный ей угол, плетка не поднимется… А нищета пусть радуется и в весёлом слегка сумасшедшем восторге кидает чепчики в небо, да умильно с дегенегеративной улыбкой радуется огромным ушастым яйцам, расставленным в центре города. Мы живём сегодня ещё хлеще, чем описал Оруэл в своём «Скотном дворе», его фантасмагория воплотилась в реальность вкупе с дубками, плиткой и проданными всеми кинотеатрами нашего города. Дворняги именно так и считают, что перед ними улыбчивые дегенераты, которые молча сожрут все.

Сергей Селиванкин