О союзниках, или О логике истории и политики

Недавние высказывания целого ряда дипломатов и официальных лиц стран Запада, применительно к событиям в Сирии, о том, что не только Асад и другие представители руководства страны и армии Сирийской Арабской Республики, но и отечественные, российские, будут привлечены к суду за военные преступления, вызвали весьма важную, сильную, строгую ответную реакцию. Такую, которая давно была необходима, такую, о которой все патриотические силы мечтали уже много лет, такую, которая единственно достойна державы, действительно возвращающейся во всём значении этого статуса на большую международную арену. Речь идёт о воссоздании военных баз на Кубе, во Вьетнаме, о восстановлении нашего присутствия, нашего флага на земле в небесах и на море повсюду на Земном шаре, откуда он некогда предательски и трусливо былубран, но теперь готов вернуться. По словам заместителя министра обороны России, генерала армии Николая Панкова, вопрос возвращения баз рассматривался в ведомстве, так как там «видят эту проблему».

Но тут же сегодняшние сводки РТ сообщают, что нет, всё же Кремль даёт новые комментарии – баз не будет. Данная статья будет короткой и посвящённой, казалось бы, очевидной истине –полезности и необходимости союзников, развёрнутого и зримого присутствия в мире.

Итак, союзники. Можно было бы построить логику от противного – чем плохо отсутствие союзников, но здесь прежде любых моих или чьих либо ещё слов, своё сказала история, мрачная история конца 80-х и 90-х, когда мы отступили отовсюду под гул бесконечных слов, общий дух которых состоял в утверждении, что мы тратим на поддержание нашей системы союзов слишком много, что СССР, де, должен прекратить кормить всевозможные бантустаны – и тогда уровень жизни у нас сразу как попрёт… Вероятно, многие уже вспомнили логическое продолжение, второй голос в этом предательском хоре – та же суть и та же основа была у утверждения о том, что можно и нужно побыстрее сбрасывать на пути в богатое капиталистическое будущее те республики, которых мы тоже неоправданно кормим. Ну, или прекратить повиноваться Центру, высасывающему все соки – это уж кого чем пичкали. При том, что даже с капиталистической, империалистической точки зрения это – очевидный бред. Чем больше у вас своих привилегированных рынков сбыта, чем шире охват ваших экономических агентов, чем больше число операторов, использующих вашу валюту – тем лучше. С социалистических же позиций двух мнений и вовсе быть не может – дружба, братство, кооперация и взаимная оборона –и чем больше народов и государств вовлечены, тем ближе тот заветный час, когда будет посажен на цепь мировой капитал. Можно привести и массу конкретных примеров ценности союзников – в самых разных аспектах: от товарного обмена до создания оперативного предполья в случае войны, от совместных военных операций до общих спортивных и культурных организаций и событий. Очевидно, что отношения с союзниками могут иметь периоды и области осложнений, но никакие сложности не перевешивают самого факта их наличия. Некогда Уинстон Черчилль сказал, что мало что может быть хуже, чем воевать вместе с союзниками – например, воевать без них.

Для малой страны вопрос о союзниках может быть опасным вопросом – это риск утраты доли независимости, риск оказаться вовлечёнными в события и проблемы, не имеющие к тебе никакого прямого отношения. Для великой державы вопрос так не стоит и не может стоять. Порой иногда у нас можно наблюдать достаточно странную “гордость” отсутствием союзников – эти лица часто любят поминать известную фразу Александра III, про то, что у России только два союзника – армия и флот. Подразумевая, что больше как бы и не нужно. Но взглянем на само царствование Александра – и оно же и даст нам своего рода опровержение. Наша внешнеполитическая пассивность и дубоватость в первое его части привела к утрате ключевых позиций на Балканах – в Румынии, в Болгарии, в Сербии – гораздо более плачевной, чем результаты Берлинского конгресса 1878, который отнял у нас часть плодов победы, но далеко не все. В это же время мы успели поссориться с Германией, а в конце-концов… заключили знаменитый франко-русский союз – союз противоположностей, во многом вынужденный и неестественный и для самодержавной России и для Французской республики, ставший очень большим шагом на пути к мировой войне! Французский капитал, начавший оказывать всё более существенное влияние на экономику, а, как следствие, и политику, Российской империи, начавшее появляться ощущение изоляции привели нас к союзу, который не дал нам ничего, в том числе и, например, во время Русско-японской, кроме билета на первые ряды в величайшую бойню.

Здесь – урок, который важно помнить, особенно сейчас. Долгосрочная пассивность и консерватизм на международной арене, отсутствие надежных союзников вполне могут привести к ситуации, когда вы оказываетесь вынужденными искать хоть какого-нибудь альянса – дабы не быть изолированными. Именно изоляцией пугает сейчас Запад Россию, именно отлучением от тех международных систем, договоров, инструментов и институтов, которые он контролирует. И есть только один способ не оказаться изолированными – не ожидать перемены ветра в море глобальных противостояний, а искать единомышленников и формировать свои. Больше, чем просто искать союзников — созидать союзы.

И здесь мы снова видим робость, снова шаг вперёд даёт чуть ли не двойной откат назад! Не будет баз? Но что будет? На самом деле, всё это более чем объяснимо и понятно, если вспомнить в очередной раз о природе, психологии, связях и области приложения капиталов нашей элиты. Элиты, которая, вполне возможно, даже и сейчас смотрит на сложившуюся ситуацию, на нарастающее противостояние, как на нечто случайное, поправимое, как на досадную помеху поездкам в Куршавель – не слишком, впрочем, большую. Но здесь, если это так, их ждёт разочарование. Превыше их политических построений и мелочных интриг, призванных вернуть их в лоно Западной системы, только на более почётные и мягкие стулья, стоит логика исторического процесса, которая неумолимо свидетельствует – наступает критический момент для постбеловежских образований и порядков. Или расчленённые по живому части великого тела начнут процесс срастания, заживления, воссоединения, или прорубленные иудами границы зарубцуются, закрепятся, пролягут между народами навсегда. И жизненным, ключевым интересом для западного империализма является недопущение не то что появления воссозданного Союза, но даже некоего вектора в эту сторону – вектора, идущего из любой точки, с любых позиций. Как только мы, а вернее наши власти – по вполне себе прагматическим, а не идеалистическим, мотивам, но позволили себе начать играть активную роль в этом процессе – они сразу же стали теми, кто критически нарушил с точки зрения Запада правила игры – правила его гегемонии. Сейчас, желали того или нет те, кто принимал решения в период событий Майдана, Крыма, Донбасса, оказались стороной в огромной шахматной игре, за великой шахматной доской, вроде той, о которой так часто говорит Бжезинский. В этой партии можно победить, можно проиграть, но невозможно откатить её назад, или просто встать из-за стола. Нет ничего глупее,чем в надежде, что противник вдруг – из милосердия, со скуки, или ещё от чего, согласится на ничью, специально не делать сильные ходы. Это так не работает! Легко понять ужас тех, кто никогда прежде не связывал свою судьбу с Россией, кто привык паразитировать на ней, от мысли, что теперь у них нет иных вариантов, как с нею выплыть, или с нею пойти ко дну. И всё же хотелось бы, чтобы они соображали немного побыстрее. Даже если вы желаете договариваться, господа, договариваются с сильными – и чем вы сильнее, тем выгоднее условия. С уступающим и отступающим не договариваются – ему диктуют.

Другой же аспект здесь – это та самая “положительная программа”, о которой так часто говорят – идейная, политическая, глубинная, а не конъюнктурная основа возможного союза. Всё, буквально всё – и история, и политическая повседневность диктуют, что такой основой может стать не некое достаточно абстрактное, по разному трактуемое и не несущее ничего само по себе “международное право”, не едва ли возможный глобальный альянс консерваторов – слишком разное и по-разному желают они законсервировать, а антиимпериализм, реальная и координированная борьба всех стран мира против навязываемой им системы диктата. Если не новый Варшавский договор, не полноценная альтернатива, то в идейном отношении хотя бы новый Бандунг, новое Неприсоединение, только в более цельном виде. Неприсоединение к глобализации по-Западному. Право для всех на свой выбор и путь. Для Сирии. Для Вьетнама. Для Кубы. Для Венесуэллы. Для Ирана. Для всех. Но даже такой шаг, такой ход – сильный, логичный, метко бьющий – явно, как показывают новые сведения РТ, невозможен для нынешней власти.poster-238

И здесь – наша роль, наш черёд, наше слово! Народных масс России! Масс, которые не должны с робостью отходить от вопросов внешней политики, передоверять её телевизионным головам, верить безмысленно в “хитрые планы”. Власть сделала всё, чтобы использовать внешнюю политику для своего укрепления, легитимизации, затыкала ею все дыры, занавешивала ею все внутренние беды и нестроения – теперь мы в полном праве контролировать, направлять, требовать. Да, требовать! Не сдавать! Не сливать! Не отступать! Не трусить! Не сидеть! Не выжидать! Не искать с врагом компромиссов и не делать ему вымученных поблажек!

Заключать союзы! Обновлять доктрины! Вести великую игру! Быть великой державой!  Или так, или погибнуть! Раз уж стечение обстоятельств международных отношений временно отрезало вам, господа, возможности тихо уплыть с нашей российской галеры в солнечные страны, то теперь привыкайте, что ваш курс будут поверять – строго, придирчиво, досконально.

Пресс-служба МГК КПРФ, Иван Мизеров 

Загрузка...