Октябрь 1993. Действующие лица и исполнители

 

Надпись на Краснопресненском стадионе: «Здесь бейтары расстреливали патриотов-афганцев,  казаков и милиционеров, перешедших на сторону защитников Конституции».

В.М.С-й: «3-го октября вез с женщинами на рынок из хозяйства картофель. В районе метро Семеновская в 7 часов машину,ЗИЛ-130 крытую, остановила милиция. Женщин и груз оставили у Преображенки. 4-го к 9.00 машину перегнали к Белому Дому на ул.Заморенова вместе с двумя другими с ярославскими номерами. Посадили человек 12 сброда с ломами и лопатами.

Машина въехала на стадион и у стены стали отбирать убитых. Их было много и все молодые.Их осматривали. Капитан спросил своего: «Осмотрел. Сколько?» — «61». Потом мы ехали 40 минут в неизвестном направлении.

Наконец открыли дверь и за спиной капитана я увидел строение, стена. Горка и кресты. Сказали, что ехать надо через Митино. Тронулись и ехали еще полчаса.Трупы стаскивали, но меня из машины не выпускали.

Вновь к Белому Дому вернулись к 1.30, точнее к зданию с большой аркой (очевидно со сквозными подъездами — М.Р.). Машину загнали во двор и во дворе стали собирать раздетых по пояс людей. Меня они не выпускали, но я считал трупы. Было 42 трупа, из них 6 детей, 13 женщин и 23 мужчины. Потом мы поехали, ехали по Кольцевой, свернули, был водо­ем, церковь, кто-то сказал: «Троицкое». Еще через 30-40 минут подъехали к водоему. Там уже ждали люди. Скомандовали разбирать.Потом: «На выезд, пошел! Гони!» Я гнал до железной дороги. Солдат говорит:» Драпай!»- «А как же машина?»-» Слушай, береги голову, свидетели здесь не понадобятся», сказал военный. Я остановился только возле Лианозовского рынка. Три дня я был в Москве, я заболел нервами, у меня и сейчас руки трясутся. Дай Бог здоровья тому » неизвестному солдату».

Последний рубеж. Завещание. («Лит.Россия», 22 октября)

М.Н. Ростовская

В наши последние минуты мы обращаемся к вам, граждане России: запомните эти дни, не отводите свой взгляд. После того, как они расправятся с нами, дело дойдет и до вас: единогласное одобрение всего в правящих структурах, повышение цен, воры-коммерсанты и нищие, обездоленные работники. Только не на кого будет теперь обижаться. Но все же дай Бог, чтобы миновала вас чаша сия.

Простите нас. Мы же прощаем всех, даже тех солдат, которые посланы нас убивать, они в этом не виновны. Но мы никогда не простим и проклинаем ту бесовскую шайку, которая своей жирной задницей села на шею России.

 Иван Шашвиашвили:

«Автобусов ждали до темноты, два с лишним часа. Толпа была пестрая: депутаты, пикетчики, два брата Руцкого. Все повернули к дому на Глубоком пер. со сквозными подъездами. И попали в оцепление. Обыскивали, раздавались редкие очереди, шаг влево, шаг вправо — соответствующие действия. Один увидел депутатский значок: «У, коммуняка!». Стал бить. Только и слышно, что «Коммуняки, депутаты, суки, сволочи». Поставили вдоль стенки, били прикладом и дубинкой. Все пьяные. Потом 27 депутатов загнали в автобус, мат сплошной: «Мы вас всех сейчас расстреляем на хрен, война все спишет». Повезли по отделениям милиции».

 Ю,Воронин:

«Когда депутаты стояли на центральной мраморной лестнице, они задавали вопрос:»Зачем так безжалостно, демонстративно  расстреливали Белый Дом?». Тем более, что и руководство «Альфы», и министр безопасности В.Степашин заверяли, что для взятия достаточно 30 минут. И опыт был: взятие Королевского дворца в Кабуле, операции в Осетии и Ингушетии. Следовательно цель была другая. Нужна была декорация для Запада».

 («Правда», 15 февраля 1994)

Н. Глаголева: «Нас вывели на ступеньки 20 подъезда.Звучат выстрелы, летят трассирующие пули. Инстинктивно прижимаемся к гранитному парапету. Потом все устремляются гурьбой к набережной.У  «кандидатов  в настоящие люди»   звучит   команда:»В   ширенгу — становись! Песню  за-пе-вай!Над набережной раздается:»Комсомольцы-добровольцы».

 («Мысль» №19)

«Нас погнали в дом на набережной.  Огромный домина.  Окна  без  света,  жители  перепуганы.  Пленные  в семерках.  Вокруг бейтаровцы — кто в коммуфляжке, кто в кожаных пиджаках. Оружия целый арсенал.  В парадном крики,  вопли,  выстрелы.  Бабурина поволокли за угол.  Выстрел. Меня вводят в парадное. Там трупы голые  по пояс (По всей видимости проверяли наличие потертости на плечах от автоматов — эту методику по сообщению  посольства Афганистана использовали в той стране — М.Р.). Крики. Кого-то на лестнице уложили».

 Олег Румянцев:

«Из подъезда выскочил ОМОНовец, заорал: «Ложись,сука». Меня втолкнули в подъезд. Пьяная харя схватила за бороду: «Иди сюда, жидовская морда.!» Трижды ударил меня лицом о колено .Обшмонали. Забрали радио. Несколько раз ударили по почкам. Вбегаем в подъезд, тот же ад, только другой круг. Омоновцы бьют раздетых по пояс мальчишек.Им лет по 17. Одного так ударили автоматом по ребру, что хруст костей был слышен. Меня хватают и бьют. Потом неделю кровью мочился. Потом вытолкнули на улицу. Передо мной возник ОМОНовец. Пьяный, с автоматом. Сбоку-труп. «Все,сука,прощайся с жизнью»Два раза плюнул мне в лицо.»На колени!» И очередь над головой.

Вышел депутат Фахрутдинов. К нему подскочили ОМОНовцы. «Я депутат независимой республики Татарстан! — «ух,татарва» — и прикладом по голове. У него больное сердце, со стимулятором живет. На  нем  ОМОНовцы, свалив во дворе, буквально  плясали. Сломали несколько ребер, порвали легкое, в тяжелейшем состоянии он лежал в реанимации. А мать в это время  смотрела телевизор, как расстреливают парламент, где в это время находился ее сын. У нее случился инфаркт.

Просились в квартиры. Не пускают. Говорят: «Так вам и надо!» Забежал в другой подъезд. Там Саенко, избитый Шашвиашвили, Умалатова. Входит молодчик, коротко стриженый, в кроссовках. Пахнет от него водкой и кровью. Наводчик. Голос из темноты: «Иди сюда, падла!» Смешок. Мы бросились в кусты,позвонили в первую дверь.Нас пустили».

Иван Шашвиашвили:

«Пошли кто налево к мосту,  кто направо к  «Совинцентру».

Мне показалось, что мы уже на свободе. Вдруг из подъезда выскочили два автоматчика: «Стоять!» Мы под автоматами зашли в подъезд. Московский ОМОН. В подъезде жуткая картина. С одной стороны депутаты: Исаков, Саенко, по другую голые по пояс избитые люди. Подскочил ОМОНовец: «Я тебя знаю. Нагляделся на Съезде. Сейчас мы тебя в расход пустим». Отобрали документы. «Хоть права оставьте» — «Тут права не нужны». Страшный удар автоматом. Упал, полетел вниз и больше не мог разогнуться. Били лежачего. Просился в квартиры. Чувствую, там есть жизнь. Не пустили. Потом понял, Коржаков дал приказ уничтожать депутатов. Нет депутатов, нет проблем. Нас спасла «Альфа»».

(«Согласие» №6)

Сажи Умалатова: «На моих глазах избили О.Румянцева и В.Маханова.Я лично видела массу погибших и окровавленных людей».

 («Речь», №2)

Лариса Ефимова:

«По разговорам милиции я поняла, что у них есть убитые, двое во дворе. Нас отвели в парадный подъезд. Там ОМОН. Обшмонали:»Ну а теперь иди в угол, мы будем тебя тискать впятером», сказал командир. Я закричала. «Вот ведь Бога вспомнила!А кто виноват?» — «Знаю, кто виноват, но боюсь, вы со мной не согласитесь» — «Черт с ней, пусть выходит на улицу». Моего друга, сотрудника аппарата, били так, что сломали 3 ребра. Из квартиры, где я ночевала, видела, как брали Бабурина -швырнули на землю и били ногами. Избит Саша Уткин, депутат из Нижнего Новгорода, член Социал-демократической партии»

 (Век ХХ и мир,спецвыпуск)

В. Котельников:

«Утром во дворе видел очень много трупов, они были раздетые, многие полусогнутые»

Я предложил Исакову вернуться в здание. Там была колонна с Шашвиашвили, Румянцевым, Умалатовой. Их не выпускали. Нас под предлогом того, что здесь стреляют, стали загонять в дом на набережной. Прямым текстом говорили, что Бабурина расстрелять. Обхождение перестало быть лояльным. Мне досталось прикладом и не только им. Меня поставили лицом к стенке и намеревались расстрелять. Но тележурналист успел по рации что-то передать .Тут привели двоих в коммуфляжке и их стали избивать. Удар одному пришелся по позвоночнику и он скользнул без сознания вниз. Пока их избивали, меня повели в подъезд. Оттуда доносились крики. Там был поточный конвейер. Там избили Исакова, депутата, генерала ОВД Донкова, Шашвиашвили, около подъезда расстреливали членов Союза Офицеров. Особенно много жертв было около стадиона. Группа работников Верховного Совета: «Сергей Николаевич, не  ходите туда, идите  к  нам». Один  из конвоиров дал очередь в их сторону поверх голов и пули пошли в жилой дом. «.

Г.Вершинин:

«Нас было 500 человек.  Смотрим,  в подворотнях ОМОНовцы.

Зашли в подъезд, человек 100 плотно набилось. На улице пальба. Заскакивает один: «Они того, что со мной, убили. В голову». Подъезд сквозной. Хотели разбежаться, куда там! Они палить. Двое упали. Мы спрятались за мусоропровод. ОМОНовец дал по нам несколько одиночных. Команда:»Из подъезда — на выход». Вывели в следующий двор. Командуют, «К стене!». Забрали все — деньги, документы. С одной женщины серьги содрали, кровь из мочек ушей. Втолкнули в следующий двор. Здесь много из тех, с кем вместе автобуса ждали. Человек 70 лежат ничком, ползут. Особо люто били в коммуфляжке. Пошли в ход дубины. Наконец автобусы подогнали. Небольшие, желтые. Повезли в отделение милиции.

«В трех отделениях милиции камеры переполнены. Приняли только на Таганке. Следователь на допросе хороший был: «Что ж ребята вы поспешили. Народ уже поднимался вас выручать». Но когда он ушел, начался кошмар. «Сволочи, нахапали. Вам по 200 000 в день платят». Они сели в карты играть. Мат сплошной. И периодически: «Давай их порешим на хрен». Потом привели откуда-то пьяную женщину, она кричит. Стали ее насиловать. Прямо при нас. У них караул менялся и каждый приходящий наваливался на нее. Она в истерике: «Я больше не могу, я умираю. У меня сын дома». У них там нет понятия старшего: «Эй, командир! Заколебал!». Дурдом. За сутки воды ни капли не дали. Среди наших двое ребят были пойманы в районе Белого Дома. Один симпатичный, у него все отбили. У другого волосы длинные — вытаскали. Через сутки меня отпустили. Ощущение, будто в дерьме вымазали»

«Левый информцентр»:

«Последнюю группу гражданских лиц численностью в 60-70 человек вывели из Дома Советов около 19 часов и практически всех расстреляли.ОМОНовцы провели их до ул.Николаева и заводя в дворы домов 1-4 зверски избивали и добивали прикладами.Группа из 4-х человек забежала в подъезд и пыталась скрыться в квартирах,но жители не пустили и сказали,что ОМОНовцы грозили расстреливать всех, кто укрывает защитников. Беглецы скрывались в подъезде сутки».

«В Склифе на вопрос,что можете сказать о характере ранений,лишь один сказал довольно откровенно — » Видимо многих расстреливали в упор. Есть трупы, у которых внутри разворочено все.»

(«Правда» 4 февраля 1994,»Лит.газета» 6 октября 1993)

Денисова Романа, 15 лет подобрали убитым в Капрановском переулке.Он откликнулся на призыв Гайдара. «Мы верили Ельцину»-говорит его мать. Дима Обух верил в Бога, студент, художник. Пришел помогать раненым.

Марина Курышева, МГУ, 16 лет никого не защищала.Была в гостях у подруги на ул.1905 года,стояла у окна. Ее с первого выстрела «снял» снайпер.

 («Правда»,4 февраля 1994)

«Рассказывает офицер,теперь уже бывший, который находился в Доме Советов в страшные часы и дни. Он утверждает, что для поддержки депутатов из Петербурга прибыл саперно-понтонный батальон. Без оружия, его заманили в тупик в районе «1905 года» и ОМОН расправился с ними. ОМОН забил насмерть двух или трех солдат»

«Зверствовали бейтаровцы и ОМОН.  Всех казаков, живых или раненых, добивали  на  стадионе.  На стадионе сделали инфильтрационный пункт.  Полторы тысячи людей держали целые сутки.  Руки за голову. Там убивали. 700 человек пропало  без  вести. На территорию Белого дома и стадиона два дня не допускали   прокуроров.   Каждую   ночь    выезжали рефрежераторы  по  три штуки.  Крематорий в Ново-Архангельском работал  ночами.  В  московских  моргах  специально  отключили электричество,  чтобы  трупы  разложились  до  неузнаваемости.

(«Завтра»,»Речь»)

Вырезка на стене Краснопрасненского стадиона о том,что на Хованском кладбище было заказано 300 могил после 4 октября.

«Солдаты и офицеры несколько дней по этажам собирали трупы. Восемь специально выделенных для этой цели грузовиков их вывозили в неизвестном направлении».

(АиФ, №49)

Ю.Игонин:

«Здание обстреливалось, когда «Альфа» передало ОМОНовцам группу из 100 человек. Тех повели на стадион. На футбольном поле было много молодых парней в кожаных куртках с автоматом. Одни сидели, других положили лицом вниз и руками за голову. Шмонали, документы, деньги отбирали. Были здесь и пожилые, и женщины. Били в лицо и живот. Издевались, командовали: «Лечь! Встать! Лечь! Встать». Все под дулами автоматов. А вечером отстреливали фильтрованных.»

Свидетельствую: фильтрационный пункт был и в Лужниках. Туда попал сослуживец моего отца, всю ночь стояли на ногах.

«За пять месяцев я переговорил со многими, выходившими из «Белого Дома» до наступления темноты. Били всех. ОМОНовцы и люди в гражданском. Депутата генерала Колтунова и еще пятерых привезли в Лужники. Дворец спорта, ледяная арена. Человек сто милиции между зрительскими рядами. Солдаты внутренних войск, служебные собаки.Когда автобус остановился,один из альфовцев вышел к ним.»Зачем вы их сюда привезли?Сами не могли все сделать?»-«Мы грязными делами не занимаемся!» «Что он сказал?», спросил депутат Сидоренко. — «Сейчас расстреляют»

(С.Говорухин.»Правда»,6 апреля 1994)

Из обращения к Патриарху Совета православных Братств 11 октября: «На некоторых стадионах Москвы,в том числе в Лужниках, содержится  6 500 заключенных, арестованных при разгроме Белого Дома. Они подвергаются пыткам, побоям, унижениям, превращающим их в инвалидов»

 («Русский рубеж»,1/20).

Владимир, Загорск:

«Меня, и сотню других, прямо из Белого Дома отвезли в Лефортово. Да, у меня было оружие, мне его выдали. Там я это отрицал, иначе бы не отпустили. Продержали почти месяц. Теперь я без работы. Хочу устроиться в Лефортово. Мириться с происходящим не намерен, буду продолжать борьбу, но все мирные средства дискредитировали себя и я должен сделать вывод. Ни к какой из партий не принадлежал и не принадлежу. Инженер, никогда не был ни экстремистом,ни коммунистом. И этих, которые винят во всем евреев, не поддерживаю. Но почему пошли против моей воли как избирателя? Я всегда был за реформы, но не за эту же вакханалию и вседозволенность, что в экономике,что в политике. И от нее буду защищаться вплоть до того, что в партизаны уйду»

По предварительным подсчетам в ходе сдачи в плен задержано 1200 человек, из ни 100 отвезли в Лефортово, 500 в различных следственных изоляторах ГУВД, около 600 на стадионе «Красная Пресня». Места партизанских войн в Останкино, на пересечении Маршала Жукова, Народного Ополчения, Мневниках, улице 1905 года.

По данным Волкогонова в Доме Советов погибло 500, 600, 900 человек. «С президентской стороны, кажется, 17».

(«Русский рубеж»,1/20)

Си-эн-эн передало,что 4го убито около  1000  человек  и  только  несколько солдат.

 («Правда»)

Взвод «Витязей» выполнил свою задачу успешно. Несколько десятков трупов перед телецентром тому свидетельство. У телекампании убиты и тяжело ранены свыше ста человек и только двое из них принадлежат к оборонявшимся, среди них боец «Витязя» Николай Ситников, убитый из рокового гранатомета. Выстреливший мгновенно был убит шквальным огнем, а с ним погибло еще человек десять… П.Грачев, у которого образовалось недержание речи, сообщил сразу, что ельцинско-черномырдинская сторона имеет 7  убитых  в милиции, 5 в  дивизии  Дзержинского, 5  в Тульском парашютно-десантном полку. «Всего не более 22-23 человек». Причем, как сообщили «Аиф»№44 по данным адвоката Д.Штейнберга, следствием установлено, что два  солдата софринской спецбригады генерала А.Баскаева застрелены при штурме своими… Пострадало 67 журналистов, из них убито 7… В «Матросскую тишину» были отправлены журналисты Александр Кокоткин из «Московский Новостей» и Александр Цыганов из «Огонька». Их обыскали, все отобрали, раздели догола, сняли отпечатки и приговаривая, «это только начало, суки», избили прикладами и дубинками…

Снайперы. Ни один не убит и не пойман. А вот своих снайперов Грачев назвал в числе убитых: из разведроты 119 парашютно-десантного полка Владислав Панов, снайпер-гранатометчик Роман Коровушкин

  («Аль Кодс»,№ 3, 1994)

Завещание несдавшихся защитников Белого дома

«Сейчас, когда вычитаете это письмо,  нас уже нет в живых.  Тела  наши, прострелянные,  догорают  в  стенах Белого дома. Но мы хотим обратиться к вам, которым повезло остаться живыми в этой кровавой бойне. Мы искренне любили Россию, хотели, чтобы на нашей родной земле восстановился наконец-то порядок, который Богом определен ей и название ему — СОБОРНОСТЬ, когда каждый человек имеет равные права и обязанности, а преступить закон не позволено никому, в каком бы высоком чине он не был. Конечно мы были наивными простаками, но поверьте, придет время и Россия придет к такому управлению обществом. Теперь за свою доверчивость мы наказаны, нас расстреливают и наверное в конце концов предадут, потому что мы были лишь пешками в чьей-то хорошо пробуманной игре. Но наш патриотический дух не сломлен. Умирать страшно, но нас что-то поддерживает, кто-то невидимый говорит нам: «Вы кровью очищаете свои души И теперь сатана их не достанет. Мертвые, вы будете гораздо сильнее живых».

В наши последние минуты мы обращаемся к вам, граждане России: запомните эти дни, не отводите свой взгляд, когда наши обезображенные тела будут смеясь демонстрировать по телевидению. Скорее всего, после того, как они расправятся с нами, дело дойдет и до вас: единогласное одобрение всего в правящих структурах, повышение цен, воры-коммерсанты и нищие, обездоленные работники. Только не на кого будет теперь обижаться. Но все же дай Бог, чтобы миновала вас чаша сия.

Простите нас. Мы же прощаем всех, даже тех солдат, которые посланы нас убивать, они в этом не виновны. Но мы никогда не простим и проклинаем ту бесовскую шайку, которая своей жирной задницей села на шею России. Мы верим, что в конце концов наша Родина освободится и от этого сионистского ига.

Наши братья и сестры! Берегите свою веру, Богом данную. А русским людям завещаем сохранить ПРАВОСЛАВИЕ, не дать затоптать его иностранным проповедникам. Наши души с вами. Россия НЕПОБЕДИМА.

 4.10.93″.

(«За рабочее дело», №13)

«Постфактум»:

17.30 у Моссовета митинг в честь взятия БелогоДома. Выступают Лев Пономарев и Глеб Якунин:» Народная дружина должна быть возрождена! Возможно на выборах часть будет байкотировать,будет применять насилие-мы тоже должны быть готовы к насилию».Звучит призыв к расправе над «Зорькиными».

18.40 Пушкинская площадь.

Заливается Игорь  Харичев:

«Запретить не только Съезд,но и все органы,образованные Съездом,включая Конституционный Суд и всех,кто выступил против указа 1400».Требует суда над каждым,захоронения Ленина и ликвидации его музеев.Дорогу перегораживают КАМАЗы автокомбината #4 «Таганский»( наверное опять Лужков посодействовал,как это было 10 декабря 1992 г — большегрузные автомобили брали в осаду Кремль,где работал 7й Съезд, а помогал начальник ГУВД В.Панкратов.-М.Р.) «Рядом с редакцией «Московский Новостей» на баррикадах у Моссовета начался пир победителей…Водитель «Жигулей» демонстрировал всем желающим труп защитника Белого Дома».

 ( «МН», №41, «Дубинушка» № 6/18,1994)

Люмпен-интеллигенция радовалась массовым убийствам. Мразь типа минкеных и чуневичей раздавала автографы. С призывами к кровавым погромам выступили Ельцин и Ерин, Ростропович (расхаживал потом по Белому дому с автоматом) и Боровой, Макаревич и В. Астафьев, народная артистка Л.Касаткина и заслуженный деятель искусств В.Васильев. Бывший политкомиссар В. Оскоцкий трижды пытался зазвать на встречу с Ельциным Б. Окуджаву. 

» Правда»,12  января 1994 г.:

«Писательская организация расколота на две: большую и нелюбимую МСПС и малую, «Апрелевскую». Последним 6 октября от Гайдара выделено 150 000 000 руб. Это то самое «содружество писателей»,где один из ярых «демократов» предложил расстреливать оппонентов на стадионе. Письмо это подписали Г.Бакланов, А.Нуйкин, Б.Окуджава, Ю.Нагибин, А.Приставкин и др.»СП» пишет Е.Гайдару: «Понесенные нами расходы,ровно как и те, что еще предстоят,дают основание для постановки перед правительством вопроса о более радикальном решении,чем пролонгация вышеуказанной суммы».

«Применить самые жесткие меры» требовала халуйская пресса: «Международная конфедерация журналистских  союзов», «Союз  журналистов  России», Фонд защиты гласности. Безусловно,они опирались на факт «Останкино».

В этом же ряду руководство Российского спорта, требующее расплаты, подпись Ш.Тарнищев, В.Смирнов, В.Сысоев, Б.Федоров. Сюда же исламская демократическая партия: «поддерживаем демократический путь и связываем его с именем Бориса Николаевича и заявляем недопустимость коммунистического режима». Ярым ельцинистом стал Васильев из «Памяти», Жириновский высказался скользко.

Умеренно заявил Фонд «Право матери»: «из-за ненавоевавшихся генералов наше время стало военным.Льется кровь,гибнут люди».

Ксения Мяло: «По телевизору нам то и дело показывали «звериный» облик приднестровца.»

А. Хлуденцов: «Трудно читать газеты,слушать радио. «Подонки, отребье, ублюдки» — это слова из программы «Радио России»,это выпустила дама из московских литературных кругов. Ей вторит журналистка: «Они,сторонники Верховного Совета виноваты уже в том, что заставили нас убивать». Воистину сатана движет этими дамами. Уже особым святотатством звучат слова о победе. А пресса все делит нас на «красных» и «белых». Еще гремели выстрелы,а за бойню стали раздавать повышения по должности. Но получена эта награда не на Куликовом поле, и не под Курской дугой. Мертвые сраму не имеют. А живые? Кажется,тоже не имут. Героев здесь нет, есть жертвы и убийцы. За первых церковь молится, вторые преданы анафеме. И нет им оправдания. Не менее,чем прошедшее кровопролитие страшны «комментарии», «воспоминания», «размышления» — это явные предвестники неминуемой беды.Слова ваши,предупреждает Писание,осудят вас.

В стране, где не сдерживаются законы, все чаще повторяют фразы типа «правовое поле», «конституционное пространство». У микрофонов писатели, «совесть нации», требующие репрессий к тем,кто не выступил на стороне правительства.В стране,где закрыты оппозиционные газеты,говорят о «Грядущих демократических и свободных выборах». Не думайте, что малая ложь может в лучшую сторону изменить будущее. В истории такие шалости даром не проходят.Страшная эпидемия напала на наши души.Называется она-цинизм.Пик болезни упал на страшные октябрьские дни.Толпа зевак пришла полюбоваться на кровавое зрелище.С каждым метким попаданием толпа восторженно кричала и приветствовала меткого стрелка.Я не видел в глазах соотечественников ни слез,ни ужаса.А ужас происходил на улицах Москвы.Мы ждали и ждали,что по всей стране будет объявлен  национальный  траур,или  хотя бы минута молчания и в скорби замрут заводы и фабрики. Но театры давали спектакли и в клубах крутили «крутое» кино, по  радио  звучала  разбитная музыка. Никто не стал подсчитывать погибших. А может, это потому так, что, по мнению журналистов, среди убиенных наших соотечественников «большинство подонки,отребье». А сколько слез пролито за то, что какой материальный ущерб причинен зданию. Неужели в этом Доме, ставшем братской могилой, можно будет работать?»

(«Православная Москва», №5)

По нашу сторону баррикады оказались Виктор Розов, Иосиф Бродский,Наум Коржавин, оказались  союзниками  «взглядовцы» Политковский и Любимов, Вощанов (Пресс-секретарь Ельцина)  и  «Независимая  газета». В дни переворота покончил с собой  писатель-фронтовик  Вячеслав  Кондратьев. А.Вознесенский не подписал ни одного  кровавого  воззвания,но послал лекарства в «Склиф». Анатолий Корягин основал комитет по защите жертв новых насилий. Союз и ассоциация промышленников и предпринимателей во главе  с А.Вольским, В.Липицким и др.: «Не бывает победителей и побежденных в гражданской войне. Побежденным оказывается весь народ. Авторы ценят позицию «субьектов» и надеются, что Россия сумеет избежать московского психоза» Коммерческие структуры и банки перевели крупные суммы в фонд поддержки Ельцина и правительства после того, как председатель совета по предпринимательству при правительстве РФ Иван Кивелиди обратился к российским бизнесменам с призывами объединить усилия в поддержку законной российской власти. К 13 часам поступили деньги от банков и частных фирм,  1 млрд. долларов  от  «Мосбизнесбанка» и «Инкомбанка», а также продукты и медикаменты. «Сегодня  мы  делаем  выбор!»

(«Постфактум»)

Подполковник Люсик С.И., ныне «герой», поведал, что комбанк «Лефортовский» в дни штурма «помог продуктами и выделил премии моим бойцам. Хорошо бы теперь квартирки получить. Вроде Черномор обещал»

 («Аль Кодс», №3, 1994)

«Человек Гайдара, зам.министра финансов Вавилов потребовал в ночь с 3го на 4е у Центрбанка экстраординарную сумму денег. Центрбанк отказал. Тогда вавилов с каким-то генералом поехал на фабрику Госзнака и взял 1 млрд. под расписку.Такую же сумму собрали коммерческие структуры.Спустя несколько дней после карательных акций люди Гайдара взяли из Центрбанка еще 11 миллиардов рублей.

Приведу одну справку:

 «Факты использования крупных наличных сумм во время 3-4 октября:

а. выплаты военнослужащим:участвовавшим в блокаде и штурме-рядовым 100 000руб. единовременно,офицерам — 200 000-500 000.

б. Выплаты 12 офицерам-добровольцам,из которых сформированы танковые экипажи: 5 000 000 руб.каждому.

в. Целевые единовременные выплаты бойцам ОМОна Москвы, Рязани, Тюмени, Краснодара, Красноярска, Омска, Екатеринбурга и т.д — 200 000 руб.каждому

г. Единовременные выплаты сотрудникам РУВД,ГУВД,МВД РФ за «сверхурочные» от  70  000 до 300 000 руб. в зависимости от ранга и ученой степени.

(Подробнее об арифметике бюджетных и внебюджетных средств, использованных на армию и побочные расходы в статье С.Говорухина в «Правде» от 6 апреля 1994).

Против Кирсана Илюмжинова возбуждено уголовное дело.Открылась история с мазутом…Член межведомственной комиссии по борьбе с коррупцией и организованной преступностью «обнаружил» противоправную коммерческую сделку.Он тут же сообщил РИА,что Илюмжинов как председатель Калмыцкого фонда «Возрождение»,возглавляемого Руцким и Верховным Советом,получил лицензию на продажу 40 тыс.тонн мазута,закупленного в Грозном и реализовал на внешнем рынке при посредничестве своей фирмы «Сан».Сделка была освобождена от налога и таможенной пошлины,ее цена 3.8 млн.долларов.Материал по сделке придержан В.Баранниковым.

(«Постфактум»)

В. Аксючиц:

«Один из советников президента мне недавно рассказывал:»Все теперь вытянулись в струнку в принесении верноподданических чувств.Все теперь будут слушаться автоматически.Теперь удастся подавить всяческий сепаратизм.Начнем с того,что снимем этого паяца Илюмжинова.И дальше наведем порядок по всей стране».

«Будь проклят мой антисоветизм» 

(Д.Стариков, Дем.Союз)

 » Вчера Москва прощалась с четырьмя расстрелянными, опознанными только на днях:

Бритов В.П,  Руднев А.С,  Светозаров В.С,  Цымбалов В.Н.  Как невостребованные, они могли быть закопаны неизвестно где, не добейся Комитет Помощи Пострадавшим в Белом Доме Владимира Бирюлина отмены решения  правительства о захоронении всех погибших сразу»

 («Правда»,24 февраля 1994)

 «Он был безымянным 150 дней — Сергей Новакас, 20 лет, москвич. 1 октября поставил машину на зимнюю стоянку, сказал: «Пора». Больше он дома не появлялся. В свидетельстве смерти ин-та Склифасофского записано:» Умер 5 октября 1993 года, о чем в книге записи актов гражданского состояния имеется запись №5918 он 2 декабря 1993 (?!). Причина -огнестрельное ранение грудной клетки и живота. Участник событий 3-5 октября». На фотографии видно, что у него два пулевых ранения в лоб, снесена правая часть черепа из-за того,что стреляли с близкого расстояния, может в упор.

 (» Правда», 4 марта 1994)

 А.Баламутов: «В.Боксер приобрел жилье в США и уезжает»

 ( Дискуссия «Св.России»,15.04.94)

 *****

Привожу свою реконструкцию общего положения в армии по журналистским публикациям. С этим материалом можно соглашаться, можно не соглашаться, но он поступил в печать и необходим нам для полноты информации и реконструкции процессов, протекающих в российском сообществе. Главком ВВС генерал Петр Дейнекин информировал Руцкого и Хасбулатова во всех деталях, а некоторые командующие сразу прислали кремлевскому руководству телеграммы отменить указ 1400. Предполагается, что это было сделано по секретному указанию замминистра Валерия Миронова и по согласованию с Павлом Грачевым. Б.Громов имел контакты с Руцким и выражал Белому Дому сочувствие, но от конкретных действий отказывался. После событий 4 октября генералы все это будут отрицать. У генералов вообще своя политика. В том числе и кадровая. Грачев окружает себя только однокашниками (П.Лапшов, С.Здориков, Д.Харченко, Г.Иванов).  

По   данным  журналистов  «Комсомольской  Правды»

П.Грачев делал все возможное, чтобы армия не втянулась в конфликт и удерживал войска до последнего. По приказу штурм Белого дома мог начаться в 2 часа ночи. Это знало руководство Парламента. Зато неимоверным рвением отличался главный военный инспектор Константин Кобец, наиболее вероятный на роль преемника министра обороны П.Грачева. Кобец согласился на штурм без колебаний. Грачева же стали упрекать чуть ли не в измене. Военным не доверяют и комендантом города Москвы назначают милицейский чин. На то была своя причина: ночью 4 октября в городе ни одного блюстителя порядка, ни одного военного. Только 10 БТРов штурмуют Останкино. Армия и силы правопорядка ночью просто выжидали, куда повернет ситуация. А ситуацию решила группа верноподданных Ельцину дивизий и наемников, о которых до сих пор никто не знал. По сообщению газеты»Завтра» последних финансировало ближайшее окружение Лужкова, включая руководителя финансовой группы «Мост-банк» В.Гусинского. Никто не знал, что у нас есть государством сформированные боевики, предназначенные для того, чтобы убивать граждан: Бейтар и отряды Боксера, сформированные после августа 1991.

П.Грачев: «Реально штурм можно было начать в 23-24 часа ночи. На коллегии Министерств с участием премьера и премьер-министра была поставлена задача ввести войска.Премьер-министр сразу же организовал штаб в Кремле и второй штаб в Министерстве Обороны под моим руководством».

М.Полторанин: «Политическое решение штурмовать парламент приняли четвертого во втором часу ночи.Изготовим Белому Дому кровавое блюдо!»

 («Русский рубеж»,1/20).

П.Грачев:

«Тульская дивизия ВДВ с 4х утра на бронетехнике совершала 200  км  прогон  и к 9и была в Москве.  Загруженной в самолеты находилась  Псковская  дивизия  ВДВ,   которая   должна   была приземлиться  на  Чкаловской.  Спецназ,  подготовленный  лучше «Альфы» из Чучково,  1500 человек,  при случае затяжки  должен десантироваться в районе Белого Дома и «завершить все дело». С Лужковым обсуждался вопрос снятия части военнослужащих с урожая. ( «Все о черном октябре»,сп.»КП»)

Генерал-майор ГРУ: 

«Ночью военные были полностью дезориентированы, десантники и мотострелки получили инструкцию к нейтралитету. Ходили слухи об измене Генштаба и Грачева, что пугало Кремль. Была создана оперативная группа из Кобца, Волкогонова, Лужкова. Здесь и возник небезызвестный Боксер. На совещании у Черномырдина решили в обход МО взять войска под свой контроль. Кобец и Волкогонов апеллировали к «гуманности армии», описывая злодеяния «коммуно-фашистов.» Сотни убитых у Останкино выдавались за жертвы со стороны» мятежников» Белого Дома. Лилась ложь о расстрелах и бесчинствах в Москве. Но десантники ни с кем встречаться не пожелали. Неожиданно в районе метро Баррикадная 119 полк оказался под обстрелом снайперов и потерял несколько человек.»

(«Завтра», №1)

 Генерал-майор ГРУ:

«Для действия в Москве со стороны МО должны быть выделены 218 батальон спецназа ВДВ без разведывательно-диверсионной роты, 600 человек из 119-го парашютно-десантного полка, 300 человек 27-й мотострелковой бригады, 1400 человек 2й мотострелковой дивизии в составе усиленного полка, 4-я танковая дивизия. В общей сложности к операции намеревались привлечь 9000 человек. В боеготовность привели части ВДВ в Туле, Пскове, Рязани, Костроме. Кантемировская и Таманская дивизии имели некомплект 40 процентов. Момент принятия решения на ввод войск произошел задолго до объявления комендантского часа в Москве, а именно 2 октября и первое указание на это дал П.Грачев. Но было опасение, что войска развернутся против самого Ельцина, поэтому Грачев еще раз провел консультации с руководящим составом МО в ночь со второго на третье и было принято решение до последнего уклоняться от происходящего. После деблокады шел переход милиции на сторону Белого дома. Еринские силы отстранились. Софринцы вообще не захотели открывать огонь по митингующим. Только ОМОН у гостиницы «Мир» стрелял, появились раненые и убитые,это и стало причиной взятия мэрии».

(«Завтра», №1)

«ОМОН по приказу Ерина был стянут со всей России: Липецк, Омск, Осетия. Красноярский ОМОН набирался из уголовников. На Смоленской площади бесчинствовал Свердловский ОМОН. Транспортные самолеты с ОМОновцами садились на московских аэродромах».

Эдуард Володин: «Еринский ОМОН набирался из 49 областей,добровольческие образования типа «бейтар» призваны были во время штурма изображать народ».

 («Русский рубеж»,1/20).

«Были привлечены молодежные военизированные формирования типа «Бейтар», офицеры Таманской дивизии, которые стреляли в народ за обещания подачки в 3 000 долларов или квартиры,или машины, отобранные у депутатов, десантники Наро-Фоминского полка Тульской воздушно-десантной дивизии, которые, приняв приличную дозу спиртного, зверствовали над мирным населением и другие, которые получили семимесячные оклады».

(«Русский порядок», дек. 1993)

Шамиль Султанов («Мы и время»):

«В 1.45 в МО к Грачеву приехал Черномырдин и  около  часу между  ними  шел  разговор  «С  глазу  на глаз»,  потом Грачев беседовал с большей частью  командного  состава  МО  и  только затем приступил к детальному плану штурма».

«В штурме   участвовали :

1.2-я  гвардейская  мотострелковая Таманская  дивизия  генерал-майора Евневича Валерия  Геннадьевича, 500 человек,8 БМП и 30 БТР. Особенно «отличились» зам.комдива Межов А.Р. и полковники Кадацкий В.Л., Архипов Ю.В.  

2.4-я гвардейская танковая Кантемировская дивизия генерал-майора Полякова Бориса  Николаевича,750  человек,10  танков, более  15 БРТ и БРДМ. Непосредственно расстреливали  Дом  и  людей  майоры   Петраков И.А., Брулевич  В.В., Рудой   П.К., Серебряков   В.Б, капитаны   Башмаков С.А., Масленников А.М.

3.-27-я отдельная мотострелковая бригада Теплого Стана подполковника Денисова Александра  Николаевича,200 человек личного состава,10 БМП,5 БТР.

4.- 106-я воздушно-десантная дивизия полковника Савелова Евгения Юрьевича,1000 человек,80 БМП и БТР. Отличился 119 парашютно-десантный полк полковника Игнатова  Н.И., офицеры-полковник  Шабалин  В.П., майор Хоменко С.А., подполковник Истренко А.С., капитан Сусукие А.В.

5.- 16-я бригада спецназа полковника Тишина Евгения Васильевича,250 человек.

 («Речь №2,»Согласие» №6)

6.- 218-й отдельный батальон спецназа подполковника Колыгина Виктора Дмитриевича.

Операцией командовал П.С.Грачев.МО бросило на штурм 3000 солдат и офицеров, 10 танков, 80 БТРов, 20 БМП, 15 БРДМ, свыше 60 БМД»

(«Согласие» №6).

Дмитрий Волкогонов: «От Кантемировской дивизии было 700 человек и 10 танков.Потери «мятежников» велики»

(» Постфактум»)

Первый Добровольческий полк Верховного Совета был безоружен и насчитывал 2500 добровольцев.

 («Завтра», №1).

 Генерал-майор ГРУ:

«По приказу Панкратова добровольцам, поддерживающим Ельцина для штурма Белого Дома передали БТРы из дивизии Дзержинского. Они были переданы «афганцу» Котеневу, нескольким боевикам отряда «Август 91», подчиненным Боксеру, часть личного состава выделила охранная фирма «Алекс». Сформированный отряд расстреливал баррикады у стадиона и на Горбатом мосту. За ними прикрывались десантники из Таманской дивизии. Три часа положение не менялось. Подошло 6 танков, набранных Кобецом из офицеров-добровольцев. Им пообещали квартиры в Москве и 3000 долларов США. Они произвели 64 выстрела, часть снарядов были кумулятивные объемного взрыва.

К 17 часам общее состояние войск было подавленное. Десантники так и не продвинулись выше второго этажа. Таманцы тоже прекратили огонь. Батальоны спецназа в бой вообще не вводились. К пяти часам утра 5 октября поголовный запой среди солдат и офицеров, драки между армейцами и МВД»

 («Завтра», №1).

Павел Грачев:

«Накануне во всех округах поддержали действия президента. Настроение боевое. Из 12 депутатов-военнослужащих в распоряжение командиров вернулись все(!), кроме Чеботаревского, Дорофеева, Колтунова. Последние отказались выполнять приказ. О поведении пятерых не известно. В событиях у Белого Дома «По индивидуальному плану» участвовало свыше 20 человек: Гуманитарная Академия 5 человек, академия Дзержинского и Фрунзе — по одному человеку. Против части военнослужащих будут возбуждены уголовные дела за невыполнение приказа МО и по другим статьям. Офицеры будут уволены»

(«Черный октябрь», спецвыпуск «Комсомольской правды»).

» За » операцию» ОМЗДОН получил 8000 кв.м жилья,вожак » Витязя» Лысюк -генерала»

(Вл.Шурыгин, «Завтра», №5)

Участникам похода на Москву выдали по 250 000 рублей, офицерам 400 000, генералам 500 000 только за один день. На это купились латентные безработные воинских формирований. Александр Баркашев утверждает, что прикормленные части спецназа и таманской дивизии работали за 3 млрд.руб и 150 квартир для офицеров из фонда Ельцина. Армия поддержала Ельцина и чихала на Конституцию.

 Офицеры Подольска получали по 200 000 руб. 

( Из личных бесед -М.Р.)

Генерал-майор Х:

«После августа 1991  в  армии  возникла  двусмысленность.

Грачев сделал своими замами одних «афганцев», но приглашенные за ним не пошли. Поэтому везде только его заявления в адрес верховного главнокомандующего Ельцина. Генералитет, Коллегия МО против слепого повиновения авантюрным политикам. Но Грачеву в затылок свистит Кобец, которого в Министерстве оценивают очень низко».

 («Завтра», №1)

 Ю.Воронин:

«Синдром унижения и оскорбления армии появился с подачи Собчака. В ходе министра П.Грачева в США достигнуто соглашение о создании совместных американо-российских миротворческих сил на базе третьей пехотной дивизии США и 27й мотострелковой России. Российский министр согласился использовать их в особый период в СНГ. Если бы победа оказалась за Конституцией, за Съездом, не исключено, что россияне бы  вплотную познакомились с американскими силами быстрого реагирования»

 («Правда»,15 февраля 1994)

Шамиль Султанов:

«Сентябрьский прорыв скорее всего готовила  узкая  группа лиц: Филатов, Лужков, Шумейко, Барсуков, Ерин, Батурин, Слива, Макаров, Илюшенко. Грачев был в курсе всех событий и вел двойную игру. Главным исполнителем считается Ерин, за что он получил звание генерала. На какой-то период времени реальная власть принадлежала хунте: Ельцин-Грачев-Черномырдин-Ерин- Голушко. На первой же послерасстрельной конференции Грачев заявил, что выступил не против Парламента, но против вооруженных бандитов в Белом Доме и вся кровь на совести Верховного главнокомандующего Ельцина, а деяния в Останкино — Барсукова. Танки, палившие по Парламенту, тоже Барсукова»

(газета» Мы и время»)

«Международное Канадское радио замечает: на стороне Ельцина участвовало 50 000 военнослужащих, но в операциях только 17 000. Неизвестно  на чьей стороне были остальные этих элитарных частей»

 («Речь» №1)

«Утверждается, что идея расстрела здания Верховного Совета из тяжелых орудий принадлежит генералу К.И.Кобецу».

 («Кто есть кто», №2, 1994)

Ю. Власов:» Главный обличитель сталинских жестокостей генерал Волкогонов был помощником у Кобеца и принимал меры по расстрелу»

(«Оппозиция»,№6)

Генерал-майор А.И.В., аппарат Ельцина: «Говорить о гуманизме сегодня малопродуктивно. Идет судорожный передел влияния в сфере власти. Демократия растет? «Безопасность» демократии? Необходима безопасность от дураков у власти. У России в этом плане специфический менталитет. Вопрос в том, как не допустить к власти тех, у кого ущербные решения. Я два года работаю с Е.Гайдаром. Что, вы считаете, что армия  способна  реформировать сама себя? Где в ней гуманистическая составляющая? В армии произвол. При КПСС армию пасла партия, КГБ, воспитывали в почетании властей. Сейчас армия предоставлена сама себе. И возглавляют ее не реформаторы, а коньюнктурщики. Она решает проблемы в собственных интересах. Попытки внести гражданский контекст ни к чему не привели. Ельцин окружен плотным двором, где все врут. все варятся в своих котлах. Если в армию не внести гуманистический аспект, то получим или вялотекущую шизофрению, или тоталитаризм, который точно не будет с человеческим лицом. У нас сложилась силовая конкуренция. И здесь точно нужна сила общественного мнения. У них главное -остаться у власти. А армия-это рабство. Мы кончим там, где кончим -нигде. В лагере или хуже. Если существует тусовка элит на уровне гнилых членов элит бессмысленно продвижение к демократии, если не будет гуманизации армии -ничего путного не будет. А это дело интеллигенции. Я в политике полтора года, были отстранены мозги на уровне командиров роты, комбатов. Выстроилась пирамида профессиональной непригодности. С 1991 года убрали Язова, а тут новые исполины поднялись. И пока это все рулят на нет, так и будет».

 (конференция «Гуманизм в  политике», 5 апреля 1994 г)

Прошло уже три недели, прежде чем я нашла в себе силы написать этот очерк о крушении парламентаризма в России. Белый Дом. После четвертого октября я пришла туда только в воскресенье. Ни ОМОНа, ни оцепления. На камне — свечка, цветы. Маленький поминальный алтарик. На столбе записка ФНС — обвинение режима в кровавом воскресенье. С противоположной стороны стадиона тоже цветы: здесь лежали убиенные, а здесь раздавили и протащили священника, который вышел к танкам с иконой. Его раздавили и протащили метров 100, превратив в кровавый сгусток… А у дерева целый алтарь и плакат: «Защитникам Белого Дома от студентов МГУ». Потом здесь возникнут горы цветов, а пока робкая попытка почтить погибших. Сколько их — никто из собравшихся не знает. Где депутаты, неизвестно. Разговоры о горах трупов, о расстрелах на стадионе, о странном запахе и баржах — как это похоже на Баку-90. И я буду ходить сюда ежедневно, влекомая невиданной силой и я знаю точно, что; октября в подземный переход нас уходило примерно 1500 человек, а вышло со мной только 100-300, включая раненых. Где остальные? Какова судьба тех, кто при первых залпах БТРов бросился к дырке в заборе скверика П.Морозова? Среди них были дети — дошкольники. И что значит это объявление на стене: «Ищу Леночку 4 лет?». Мы были разбросаны по разным местам во время этой убийственной атаки, что пережили другие? Что же произошло и как составить полную картину расстрела в центре Москвы на Краснопресненской набережной?

Мне довелось прочитать материалы «Постфактума», опубликованные в спецвыпуске «Век ХХ и мир» под редакцией Глеба Павловского по октябрьским событиям 1993г. Некоторые «Постфактумские» материалы критики не выдерживают не только из-за тенденциозности преподнесения  материала, с этим легко бороться и снять данный эффект, возмущает прямая неточность и подтасовка материалов, тех ,свидетелем которых я была напрямую -и время начала расстрела, и наличие неких мифических БТРов под красными флагами на нашей площади у костров в ту ночь, когда я там сиднем сидела, и якобы громкое сообщение о начале огня 4го октября и целый ряд иных нюансов. Можно предположить, что журналисты сбежали, это бывало часто, и воспользовались информацией от генералов, которые соврут -дорого не возьмут. Все, что можно брать из сообщений «Постфактума», наверное план перемещения тяжелой техники, а также документы ельцинской стороны. Так или иначе, журналистский материал оказывается не вполне добросовестным. Поражает настырность и бездоказательная легкость журналистов в привязывании снайперов к силам Верховного Совета. Есть несколько версий по поводу этой загадки. Армия от них открещивается. Белый Дом делает тоже самое. Третья сила? Или что? С.Говорухин считает, что это «армия бультерьеров», т.е. криминальных структур, М.Челноков считает, что просто бандиты всех мастей и уголовники, набранные заинтересованными структурами в наемники. Положительная сторона материалов, подобранных Глебом Павловским не в материалах собственно «Постфактума», а в статьях аналитического плана, собранных научными сотрудниками. Эти материалы и полезны, и информативны. Мы их не включили в текст и просто делаем ссылку, ибо они дополнят наше повествование по ряду позиций, нами не затрагиваемых. Наша цель-создание многопрофильного текста, где основная ставка сделана все же на психологическую компоненту многоакторного поля, в котором действует огромное количество политических актеров. В обзоре Павловского также дается панорама всего Российского пространства, которое нам, как свидетелю и участнику событий, безусловно важно, но мы не в состоянии вобрать в текст всю эту панорамность.

Я в своем описании грешу тем, что цитаты привожу с сокращением, мне важно сохранить содержание сообщения, а не его форму. Текст этот может быть несколько уточнен, говорящие не всегда дают временную привязку, ее возможно реконструировать по другим источникам, можно восстановить и имена действующих лиц.

(c) Ростовская Марина Николаевна {rostowskaja@yandex.ru}

Copyright (c) Альманах «Восток»

Пресс-служба Кировского МО КПРФ г.Москвы

Загрузка...

1 комментарий

  1. Кац Аарон Моисеевич по кличке Лужков отвечал за найм бетаровцев. Поэьтому презерватив, извините президент по случаю юбилея отметил его за прошлые заслуги орденом.

Комментарии закрыты.