Оптимизация медицины: «Дожил до пенсии – обокрал олигарха!»

6 октября в Москве прошла акция протеста. Медики и пациенты объединяются против уничтожения здравоохранения.

«Состояние российской медицины является отвратительным. У населения информация об этом отсутствует. Больницы закрываются. Врачей массово сокращают»,  – рассказывает автору материала одна из участниц акции протеста.  «Я представляю пациентов центра патологии речи и нейрореабилитации. Из этого центра  было уволено более 60 профессионалов менее чем за год. Люди, которые работали 40 и более лет, ушли или были вынуждены уйти, написать заявление по собственному желанию. Некому передавать новым докторам опыт.
Тоже самое творится в НИИ Вишневского, а  это передовой хирургический институт. Также уничтожают НИИ глазных болезней им. Гемгольца.

А нам все это представляют, как оптимизацию медицины для блага населения. Но на самом деле количество бюджетных услуг сокращается. Количество платных услуг растет, а профессионалов всё меньше и меньше.  Всё это продолжается давно, но с 2014  года процесс пошел намного активнее. На данный момент здравоохранение пришло в глубокий кризис.  Мы, доктора и пациенты, объединяемся против этого!»

«Если сейчас пройти чудом, путями, неведомыми простому пациенту, на ЭКГ – расшифровка будет не раньше, чем через неделю. Не хватает специалистов. Поэтому очередь очень длинная. Невозможно получить сразу помощь даже онкобольному. В Балашихе тоже самое. И в Москве тоже самое. Мало того, что дикие нормативы, совершенно не совместимые с заболеванием, но даже эти нормативы не выполнимы. Нет достаточных средств.
Пущинская больница будет закрыта. Это — наукоград. То есть, город будет без врачей. Где мы будем обслуживаться? Мы не знаем!» – комментируют происходящее другие пациенты, участники акции.

В поддержку митинга 14 октября

«Сегодняшнее мероприятие мы проводим, во-первых, в поддержку митинга 14 октября. Мы очень надеемся, что его согласуют», – говорит Анастасия Васильева, доктор офтальмолог. «Мы надеемся, что он привлечет большое внимание руководства нашего здравоохранения к тому, что происходит в наше время в медицине. Мы хотим обратить внимание на то, что происходит массовое увольнение и сокращение врачей. Это может привести к сильным изменениям в структуре заболеваемости и смертности российского населения».


В соответствии с указом президент

«Например, в институте хирургии Вишневского, — описывает ситуацию А. Васильева, —  по официальным данным  уволили 137 человек. Работает там около тысячи. Это вот так выполняется майский указ президента  (президент обещал, что в 2018 году зарплата медиков возрастет вдвое). Что можно сделать, чтобы увеличить зарплаты медикам в два раза? Можно сократить их в два раза. Я работала в институте глазных болезней. На моих глазах врачам (кандидатам наук, профессорам) выдаются уведомления с предложением покинуть рабочее место и перейти на место лаборанта, уборщика или бухгалтера».

И потом эти 50 человек пойдут вас лечить

«Я ушла с преподавания полгода назад, потому что так больше не могу», —  рассказывает Анастасия Васильева. «Если раньше я учила одну группу из 10 студентов, то могла этим 10 студентам всё разложить по полочкам. Сейчас (за счёт увеличения платных мест) у меня 50 человек. У меня для них ни места, ни приборов. Как можно 50 человек сразу научить? Сейчас экзамены упразднили. Только тесты, которые они сидят и все списывают. А потом эти 50 человек пойдут вас лечить.

У студента после окончания ВУЗа три пути. Он может пойти в поликлинику терапевтом. Может уйти из медицины. Чтобы продолжить медицинское образование, стать специалистом (хирургом, кардиологом, травматологом и т.д.) ему нужно пойти в ординатуру. Бесплатных мест в ординатуре сейчас почти нет. Платные — от 600 до 800 тысяч».

Если врач превращен в загнанную лошадь

«Вот фотография моего сына. Лёни Зайцева. Он умер 24 марта 2015 года в 81-й больнице. Попал туда с транзиторной ишемической атакой. У него начался сепсис», —  как рассказала Марина Зайцева, медицинскую помощь в должном объеме сын не поучил. Не получил, несмотря на то, что мать бегала по всем инстанциям.

При вскрытии (осуществленном, благодаря усилиям Зайцевой в другой больнице)  выяснилось, что её сын был заражен кучей внутрибольничных инфекций — «золотистый стафилококк, синегнойка, в общем всё, что сейчас убивает людей в больницах». «Уголовного  дела по данному поводу я добилась только после обращения к Бастрыкину». 

Наказания людей, непосредственно виновных в трагедии, матери не удалось добиться до сих пор.

«На этом мероприятии я добиваюсь того, чтобы медицину изменили в корне», – говорит она. — «Потому что медицина Москвы — это большое корыто, из которого кормятся очень много людей, которым абсолютно наплевать на врачей.

Я видела, что такое врач в больнице. Они носятся как челноки. Отделение неврологии, врач пешком не ходит — он ходит  бегом. Быстро-быстро-быстро подбежал, проверил рефлексы, потрогал там пульс одного пациента, его микробы притащил к другому. После дурацкой оптимизации вместо 6 врачей на отделение остаётся трое. 
У каждого врача, медсестры должен быть пузыречек с индивидуальными средствами обеззараживания. Обработать руки, обработать перчатки. Им некогда.

Это проблема (внутрибольничных инфекций) в геометрической прогрессии будет расти, потому что замотанный врач руки не помоет. Диагноз пропустит. Так у моего сына начался сепсис, они ничего не могли понять. Когда лежит пациент умирает, а в праздничный день — один дежурный врач на весь корпус, на отделении санитарочка и медсестра. Мой парень в пике ушел, у него септический шок, а они возят тележку с вонючей капустой — раздают пациентам. Когда у него ногти стали черные, я стала орать, чтобы вызывали реанимацию, а им же некогда было, вот так вот лечат в московских больницах. 
С того времени (2015 года) стало ещё намного хуже. Надо понимать, что врач превращен в загнанную лошадь».

Когда же мы возьмёмся за ум?

И один вопрос напоследок. Один чисто риторический вопрос. Ну что ещё наши власти должны сделать, чтобы мы поняли, что у нас с ними нет общих интересов? 

Что даже, как рабочая сила, большинство из нас (кроме тех, кто работает на нефтянке и ещё в паре ресурсодобывающих отраслей) их не интересует. Что сама мысль о том, что наше существование нужно как-то поддерживать, тратя на это некоторую часть прибылей от трубы, приводит их в неописуемое раздражение. Что нас постепенно лишают всех социальных прав и единственное, что немножко тормозит этот процесс – угроза социального взрыва. Так, после массовых перекрытий дорог в 1998 году (вызванных всеобщими невыплатами зарплаты) и в 2005 (вызванных монетизацией льгот) власти чуть сдавали назад. Даже немножко наводили порядок 
в сфере невыплат зарплат. Даже немножко отменяли монетизацию льгот (особенно в самых активных городах). А потом наступление на трудовые и социальные права начиналось с новой силой, только чуть с другого направления.

Ладно, говорили власти, зарплату больше красть не будем. По крайней мере, у всех сразу («единичные» случаи кражи зарплаты у рабочих встречаются, причём все чаще). Зато чуть позже примем Трудовой кодекс, по которому у вас будет намного меньше трудовых прав. И ещё за ЖКХ с вас намного больше слупим! И за медицину плату введем!

Ладно, ездите пенсионеры бесплатно. Только вы чуток подуспокоитесь, и мы пенсионный возраст поднимем. Что вы до него не доживёте?! И за медицину плату введём!

Что должно произойти, чтобы мы наконец поняли, что только постоянное сопротивление правительственным «инициативам» замедляет ухудшение нашей жизни. И только полное изменение существующего конституционного строя может вернуть нам право жить по-человечески. Когда же мы, наконец, твёрдо осознаем это и возьмёмся за ум.

Александр Зимбовский РК-инфо