Немного о приличиях, морали и прочем. Пост, который опоздал лет на 10…

украинский язык для русскоговорящих

Я, как и положено настоящему ватнику, очень люблю книги Хайнлайна. Я понимаю, что этот автор скорее всего был агентом Путина (сразу и по фамилии же понятно), но вот ничего с собой не могу поделать. И среди его книг я особенно люблю «Чужак в чужой стране». Герои книги обсуждают, что должен знать человек, воспитанный марсианами, чтобы существовать в человеческом обществе. Далее цитата: «Майк должен обучиться человеческим привычкам. Он должен разуваться в мечети, сидеть с покрытой головой в синагоге и прикрывать наготу, когда этого требуют нормы морали…»

И я как-то старался жить по понятным нормам приличия. У бывшей Украины была сложная история. Но я не находил допустимым разгуливать по Львову в футболке, скажем, с надписью «НКВД — спасители Галичины», или развешивать подобные плакаты. Я не ходил обвешавшись советской символикой на работе, есть дресс-код. И да, под пиджаком я носил рубашку и галстук, а не косоворотку. И папахи у меня не было до войны, и даже сейчас нет. В конце концов я не верю в Бога, но разуваюсь в мечети. И никогда я не топтался по их западенским святыням «в обуви».

Но с какого-то возраста я стал замечать странные вещи. Оказывается, что футболки «Дякую тоби боже, що я не Москаль!» — это милая шутка. И в них прилично ходить, причём куда угодно. Вышиванки стали частью мужского дресс-кода. Я, конечно, помню, что Хрущев носил под пиджаком вышиванку, но не на официальных же мероприятиях. Да и было это давно. Правда, я понимаю, что носители этих рубах не Никиту Сергеевича имеют в качестве образца. Стали появлятся плакаты «Наша свобода — их кровь» с портретами героев УПА. Но моя свобода оплачена кровью совсем других людей, которые как раз были против УПА.

Потом оказалось, что молодёжи необходимо нормальное коллективное воспитание. И для этого отлично подходят лагеря организации «Пласт». При этом, почему-то лагерей «Зарница» не было, ведь такое наследие совка не допустимо. Потом оказалось, что красные флаги на 9-ое мая могут обидеть наших сограждан. А я приличный человек, и конечно никого не хотел обижать, но мне начало казаться, что тут что-то не то. Ведь мои сограждане не пытались не обидеть меня, когда сделали флагом той страны жовто-блакытный. И не задумывались о моих чувствах, когда маршировали с символикой УПА, а потом и СС.
Украинизация
С какого-то момента стало прилично отвечать на украинском языке русскоязычному собеседнику. И даже это считалось признаком особого патриотизма. Почему только русскоязычным я не понимал, и не понимаю. Почему бы не отвечать на украинском англоговорящим, пусть тоже учат, а то чувствуют себя на нэньке как дома, по-английски с ними тут разговаривать надо, понимаешь ли. Особенно веселил суржик вчерашних русскоязычных, сегодняшних патриотов-неофитов. Я тоже переходил на украинский в таких ситациях, не прилично же разговаривать с собеседником на разных языках. Пока не прочёл брошюру, в которой подробно излагался данный метод украинизации и не стал сталкиваться со своими соучениками, решившими воспользоваться советами этого издания. Тогда я принципиально стал ограничиваться русским или английским. Как языками международного общения. Не знаешь русского, давай тогда на английском говорить, мы же европейцы всё-таки. Я могу много всего перечислить, но думаю, мысль и так ясна.

А самое интересное в том, что когда я попытался начать об этом открыто говорить, оказалось, что меня просто не понимают. Какие приличия? Не запрещено, свобода слова опять же. Я попытался пояснить людям, простым людям, которые не задумываясь это делали, что противоположная сторона же так не поступает. Меня снова не поняли. Оказалось, что когда я вёл себя в рамках приличий, то я просто «сливал своё мнение». Раз мы не ходили маршем с красными флагами, то нас просто не существует. Какие приличия, этика, дресс-коды, мораль наконец-то, когда есть нация и её новые «прагнення».

Теперь мне часто говорят: «Ты 20 лет молчал, а теперь ВДРУГ взялся за оружие». Одумайтесь, я 20 лет вёл себя как нормальный, воспитанный человек. Старался относиться ко всему этому по-человечески. А за оружие взялся тогда, когда у меня дома началась война.

С запада слышатся голоса «интеллигенции» (ну не могу я про них без кавычек) и просто нерешительных людей о том, что надо же было друг друга понять. А ватники вот так вот резко в Донбассе начали воевать. Конечно, надо было, тогда 10 лет назад, когда я интеллигентно просил не петь в общественном месте песню «лента за лентою набойи подавай». Но они же были заняты флэшмобами, изданием пособий по украинизации и парадами. А теперь допонимались.

З.ы. И мой личный привет организаторам флэшмоба «львов один день говорит по-русски» и другим авторам специальных обращений к Востоку. Если бы вы попытались понять, то знали бы, что мне всё равно на каком языке вы будете говорить. Мне не все равно на каком буду говорить я. А от таких подачек становилось только тошно. Особенно, когда местные патриоты Единой начали требовать ответной любезности с моей стороны.

«Если вы слышите меня, то вы и есть сопротивление»
С уважением, Джон Коннор.