Партблог: Впереди геноцид семьи. Совет Федерации думает иначе

Выводы из закона «О профилактике семейно-бытового насилия»

В ближайшее время Совет Федерации готовится предоставить в Государственную думу закон, на первый взгляд, с правильным названием «О профилактике Семейно-бытового насилия». Название правильное, но под овечьей шкурой прячется самый настоящий волчище.

Закон вводит ответственность согласно статье 2 закона за «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления», в отношении – статья 2 закона – «супругов, бывших супругов, лиц, имеющих общего ребенка (детей), близких родственников, а также совместно проживающих и ведущих совместное хозяйство иных лиц, связанных свойством, которым вследствие семейно-бытового насилия причинены физические и (или) психические страдания и (или) имущественный вред или в отношении которых есть основания полагать, что им вследствие семейно-бытового насилия могут быть причинены физические и (или) психические страдания и (или) имущественный вред». 

Что это значит в практическом применении. Любое физическое насилие, причиняющее боль, регулируется нормами УК и КоАП. Какое же «физическое страдание» остается за их  пределами? Логичный ответ: «не причиняющее боль»! Что такое «физическое страдание», не причиняющее боли? Вероятно, авторы проекта желают воплотить в закон достижения юридической мысли Комитета ООН по правам ребёнка, который в «Замечании общего порядка 8» от 2006 г. закрепил среди прочего запрет на применение к детям физической силы, если причиняется «дискомфорт, каким бы легким он не являлся». Сюда попадают одергивание за руку, за плечо, не причиняющие боли, и т.п. То есть, если ребенок выбегает на проезжую часть, и вы его схватили за руку или нежно отвели руку от мусора на улице, то Комитет ООН посчитает вас нарушителем прав ребенка со всеми вытекающими последствиями. Однако наши законодатели пошли еще дальше.  Абсолютно ювенальную норму они распространили на  отношения совершеннолетних  людей. Физический дискомфорт людям может причинить что угодно. Например, просмотр футбола, мыльных опер по телевизору либо картофельное пюре на ужин вместо макарон. И все это можно трактовать согласно данному закону как нарушение.     

Рассмотрим второй запрет законопроекта – причинение психических страданий. Согласно статье 117 УК уже наказуемо «причинение физических и психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями», если это не повлекло причинение тяжкого либо средней тяжести вреда здоровью. Какое психическое страдание остается за пределами этой нормы? Любое страдание без «насильственных действий». Апелляция к совести, например, слова: «как тебе не стыдно», как реакция на плохой поступок ребенка – естественная составляющая воспитательного процесса. И она вполне вписывается в запрет законопроекта, поскольку приводит к отрицательным эмоциям ребенка. Любые споры между супругами, любые воспитательные меры по отношению к детям могут стать основанием для включения карательных механизмов закона. Кроме того, законопроект запрещает не только причинение всех вышеописанных «страданий», но и «угрозу» их причинения. Абсолютно любой поступок человека может быть квалифицирован как причина потенциально возможного страдания другого человека. Например, если один из членов семьи систематически не моет за собой посуду, это может привести к страданиям другого члена семьи. Список «угроз страдания» в быту настолько велик, что в совместный быт сам по себе становится – вследствие закона – «опасным местом». Фактически законопроект является абсолютно противоестественным с точки зрения человеческой жизни, представляет собой насилие по отношению к семье, то есть, нарушает ч. 1 ст. 38 Конституции РФ о том, что «семья находится под защитой государства», в корне подрывает право на воспитание детей (ч. 2 ст. 38 Конституции РФ), свободу совести (ст. 28 Конституции РФ).

Для чего же тогда нужен столь противоестественный закон? Ларчик открывается просто. 

Просто бизнес – ничего личного. 

В соответствии со статьей 5 закона в списке субъектов профилактики обращают на себя внимание некоммерческие организации. По законопроекту они имеют право участвовать в «выявлении причин и условий совершения семейно-бытового насилия и их устранении», «оказывать правовую, социальную, психологическую и иную помощь лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию; содействовать примирению лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, с нарушителем», проводить реабилитацию пострадавших, специализированные психологические программы. Исходя из ч. 1 ст. 24 закона, некоммерческие организации (далее — НКО) имеют право также инициировать выдачу защитных предписаний правонарушителям. А по ст. 26 нарушители обязаны «участвовать в профилактических мероприятиях», к коим относятся психологические программы. Законопроект создает для НКО, которые могут зарабатывать на специализированных психологических программах, интерес в выявлении как можно большего числа лиц, совершивших семейно-бытовое насилие. Не случайно согласно ч. 4 ст. 23 закона «Организации специализированного социального обслуживания в субъектах Российской Федерации при предоставлении услуг по психологическому сопровождению нарушителей могут привлекать общественные объединения и некоммерческие организации, осуществляющие деятельность в сфере профилактики семейно-бытового насилия, благотворительные и религиозные организации, а также индивидуальных предпринимателей». Наличие индивидуальных предпринимателей в списке лиц, имеющих право на ведение психологических программ – это вишенка на торте. Предпринимательство – это деятельность, направленная на извлечение прибыли. То есть, закон прямым текстом позволяет зарабатывать на профилактике семейно-бытового насилия. 

В законе так же нет никаких ограничений по кругу НКО, которые могут участвовать в профилактике семейно-бытового насилия. В качестве дополнительной опции – или прогиба перед европейскими партнерами — ими могут оказаться финансируемые из-за рубежа организации (в том числе сектантского характера), которые на деле ведут гибридную войну против России под видом оказания социальных услуг. С помощью нового закона может быть запущен процесс узаконенного уничтожения страны через разгром института семьи. 

И как дополнение нужно понимать в какой системе координат будет работать данный закон. Хорошо известно, что в авторитарной системе — любой инструмент насилия используется для расправы и устрашения неугодных. В олигархической — для разборок между олигархическими группировками. И если сейчас в подобных системах нужно, чтобы был хотя бы «лайк» в соцсети или неправильно брошенный пластиковый стаканчик, который нанесет критические повреждения жизни и здоровью правильному человеку, то после принятия закона будет достаточно сигнала от простого прохожего и ВАШУ СЕМЬЮ, ВАШИХ БЛИЗКИХ ЛЮДЕЙ в такой системе прилетят спасать некие Некоммерческие Организации вместе с представителями власти от ВАС.

Нужен ли нам такой закон? Думаю, ответ очевиден.

Александр Лапшин, парторг ППО Московский

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join. Также вступайте в наш чат.