Пострадавшие от “черных риелторов”: “Следствию и судам СВАО Путин не указ”

17 февраля 2021 года президент Владимир Путин заявил на встрече с руководителями фракций Госдумы, что  поручит экспертам правительства изучить вопрос о незаконной деятельности должностных лиц, вступивших в сговор с “черными риелторами”.

Эта радостная новость вселяет надежду в сердца потерпевших по делу бывшего советского актера Владимира Сынгаевского, который неоднократно был осуждён за мошенничество, но выходил сухим из воды. Однако очевидно, что и на этот раз не на всех уровнях государственной машины и правоохранительной системы в хоть в каком-либо объеме готовы исполнять решения президента, особенно это касается следственных и судебных органов Северо-Восточного округа города Москвы. 

Галопом по судам

В декабре 2020 года, не без участия редакции “Красной Москвы”, не вступил в законную силу неимоверно мягкий приговор в отношении рецидивиста Владимира Сынгаевского, который более 30 лет возглавляет организацию МООЗПЗ “Твоё право”. Под её прикрытием он с соучастниками стал причиной смерти десятков, а то и сотен, российских пенсионеров, впоследствии завладев через третьих лиц их имуществом. 

Однако у этой истории конца пока не видно, и мы снова поговорили с одной из потерпевших, дядя которой пропал без вести три года назад.

Марина Борисовна: “Даже представить себе не можете, как я радовалась каждому ответу о предстоящем контроле и надзоре, но ничего, к сожалению, не изменилось. Если не считать того, что прокуратура вышла с апелляционным представлением на приговор Сынгаевского. Но вместо того, чтобы просить суд вернуть дело в прокуратуру (и это было бы логично, потому что только так, а не иначе можно было восстановить ущемленные права потерпевших), прокуратура просит немного увеличить ему срок, при этом даже не меняя режима. Фактически срок следствия при общем режиме и срок отбывания его в следственном изоляторе будет засчитан таким образом: один день пребывания в СИЗО – как полтора дня пребывания в колонии, то есть условно-досрочное освобождение ему отодвинут ненадолго”.

Сам Сынгаевский около двух лет находится в СИЗО. Однако его соучастники разбежались по столице и по стране. А кто не успел убежать, оказался не на одной скамье подсудимых со своим шефом – их дело выделено в отдельное судопроизводство, где Бутырский районный суд в лице судьи Ненашевой галопом им уже готовит условные сроки. Внимание! Условные сроки за организованную преступность и  смерть десятков людей! Причём, как мы уже рассказывали в предыдущих статьях, факт того, что группировка существует, легко устанавливается, если мы посмотрим, на кого зарегистрированы филиалы организации “Твоё право” Сынгаевского. 

М. Б.: “На заседании 19 февраля 2021 года было всё как обычно. Помимо неугодных потерпевших и неугодных следователей, из материалов уголовного дела исчез неугодный государственный обвинитель. Это был единственный человек, который действительно пытался в этом процессе разобраться, так как Светлана Анатольевна Ненашева заняла достаточно странную позицию: ей бы побыстрее рассмотреть дело, побыстрее огласить давно написанный приговор.

Представляете, аналогичное дело у федерального судьи Натальи Борисовны Соловьёвой рассматривалось более двух лет, а Светлана Анатольевна Ненашева успела всё сделать за пару заседаний, и к третьему заседанию, то есть к 25 февраля 2021 года, она будет готова уже закончить прения сторон и огласить наконец-то давно написанный приговор, основанный исключительно на показаниях органа предварительного следствия от разных участников процесса. Для этих целей ей понадобилась очень удобная для суда представительница государственного обвинения Шарапова Наталья Александровна, с которой у федеральной судьи Ненашевой имеется, как я полагаю, предварительная договоренность. Светлана Анатольевна прямо говорит обвиняемым, что если они сейчас по 51 статье Конституции РФ показания давать не будут, чтобы не запутаться, то она потом попросит гособвинение запросить им сроки за отсидкой, огласив их следственные показания”. 

Ещё одна интересная структура в рамках судебного процесса – это ДГИ. чиновники Департамента, по мнению потерпевших, являются наводчиками на квартиры с пожилыми, одиноко проживающими людьми,  и они же потом становятся потерпевшими.

М. Б.: “Федеральный судья Ненашева  в одном из первых судебных заседаний спросила у представителя ДГИ Глущенко, есть ли у них документы, подтверждающие, что квартира моего покойного дяди является выморочным имуществом. Ответ был простой: “Документов нет, следователь велел сказать, что имущество выморочное”, – вот, значит, он и говорит так, а не иначе. Ненашева в тот день подпрыгнула до потолка и спросила, как так получилось, что фактически, будучи человеком с высшим юридическим образованием, чиновник ДГИ пришёл в зал суда  “с такими неправильными мыслями”. Поясню, что в гражданском судопроизводстве, когда Останкинский суд рассматривал гражданское дело по квартире дяди, то департамент имущества города Москвы выступал в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования. Но в последнем судебном заседании при допросе ДГИ в качестве потерпевшего представитель ДГИ сказал: “Нет, квартира принадлежит нам, Имущество выморочное, потому что нам достоверно известно, что наследственное дело не открыто”. Это ложь чистой воды. Наследственное дело открыто, оно зарегистрировано в ЕИСе. Наследник имеет место быть, а значит, соответственно это уголовно-наказуемое деяние, должностное преступление, которое совершил сотрудник ДГИ прямо в здании суда. Но федеральный судья Ненашева не вынесла частное определение и не отправила в Бутырское МРСО материалы с просьбой провести проверку в отношении должностного лица, совершившего уголовно-наказуемое деяние в судебном заседании”.

Ещё раз повторим, подобные случаи за своей сложностью рассматриваются не один год, и на самом деле, давно б уже пора вернуть дело в прокуратуру, раз два плюс два равняется пяти. Ведь дело Сынгаевского-то было снято с производства, возвращено в Бутырский суд для устранения недостатков (хоть их явно не устранили, но всё же)! Ан-нет, “скачет галопом” по показаниям от имени разных участников процесса судья Ненашева, мечется, мучается…

Неприкасаемый бомж

Один из подозреваемых, который на целых 9 месяцев пропал из поля зрения Фемиды (простите, она слепа), безработный бомж, некий Краснов, изначально фигурировавший в деле с остальными, после того как его нашли, тоже может надеяться на “индивидуального” судью. По словам потерпевших, Краснов причастен, как минимум, к шести незаконным сделкам с квартирами умерших и к отъему вкладов у некоторых из них. Однако по мнению следствия, организованной преступностью тут и не пахнет. 

Ещё безработный Краснов может похвастаться и тем, что в нарушение постановления 41-го Пленума Верховного Суда РФ, ему, как человеку без определенного места жительства, ни разу не избиралась мера пресечения содержания под стражей. Элитные у нас пошли бомжи нынче, неприкасаемые. Гуляй сколько хочешь, пей водку, совершай преступления  – “не заметут”. Неужели Сынгаевскому он так дорог? Или же напрямую кому-то из следствия?

М. Б.: “Мне по сей день очень жаль, что от начальника следствия нет никакой помощи ровным счетом. И это неудивительно, так как Савосин Анатолий Олегович хоть и родился в Москве, и свою трудовую деятельность начал в Некрасовке в патрульно-постовой службе, но к моменту смерти моего дяди уже успел поработать в следствии ЮВАО, очень далёкого от Северо-Востока. В 2017 году, когда я начала искать труп Резникова М. Г., Савосин был назначен руководителем следствия ТиНАО. И к 1 августа 2019 года был назначен начальником следствия СВАО. И когда в октябре 2019 года фальсифицировалось постановление о возбуждении уголовного дела по 96 квартире, расположенной по адресу Аргуновская, 8 (квартира Резникова – прим. ред.), то Савосин работал начальником следствия, а значит все фальсификации были у него на глазах, как минимум, предполагают потерпевшие, с его молчаливого согласия. Так, постановление о возбуждении уголовного дела по квартире по адресу: Москва, Аргуновская, дом 8, кв. 96 – единственное постановление, которое не «согласовано», а изучено врио начальника СЧ СУ Филипповым. По качеству бумаги видно, что постановление данное подготовлено не в октябре 2019 года, а подвергалось исправлениям”. 

За время пока общее дело всех участников различные судебных процессов и следственных действий не расследуется, повышение получил  Евгений Шурыгин, ныне Заместитель начальника СЧ по РОПД СУ УВД по СВАО ГУ МВД России по городу Москве. Именно его бездействие, по мнению потерпевшей, тормозит работу. Дело № 42001450002000427 в отношении группы лиц по предварительному сговору, где фигурируют абсолютно все члены честной компании Сынгаевского, приостановлено по надуманным причинам – якобы правоохранники не могут установить личность обвиняемых и найти их. 

М. Б.: “Евгений Вячеславович Шурыгин, вероятно, глубоко убежден в том, что надо помочь устойчивой организованной преступной группировке в максимальном своём количестве остаться на свободе, и поэтому прикладывает максимум усилий для того, чтобы приостановленное уголовное дело не было вновь возобновлено, с какими-то очень странными формулировками: так все неустановленные следствием обстоятельства и все неустановленные следствием подозреваемые  давно уже установлены потерпевшими, которых никто почему-то слушать не хочет, так как нет времени на беседу с потерпевшими и нет времени на расследование уголовного дела. Хотела бы я знать, что должен делать орган предварительного следствия, если не расследовать уголовное дело в служебное время”.

Напоминаем, что сейчас на скамье подсудимых, кроме Сынгаевского, оказались:

  • Бондарева – чёрный риэлтор, руководитель одного из филиалов “Твоё право”;
  • сёстры Моннановы – горничные Сынгаевского, возглавившие филиал в Уфе и занимавшиеся риелторской деятельностью в Москве;
  • Обидов — помогал чёрным риелторам, подделывая документы;
  • Флоренс – глава одного из филиалов в Подмосковье (специализируется на отъёме вкладов вместе с Дусметовым и Обидовым);
  • Сам Дусментов;
  • Малашенко и Хасанов, специализировавшиеся на квартирах.

При этом по названному выше уголовному делу, которое остановлено, следствием ещё не допрошены  члены устойчивой преступной группировки Хабибулина Эльмира Равильевна, Шарифулина Джулия Ренатовна, Мосендзе Филипп Васильевич, мама сестёр Моннановых, мама и сын Риффели, Ирина Смирнова, Чарая, Игорь Краснов, Андрей Гут, Пустовой Александр Сергеевич; Александр Васильевич, фамилия которого не установлена следствием.

Наблюдаем со стороны

Тем временем потерпевшие не могут пробиться ни в один суд, ни в одну апелляцию в своём законном статусе. Остается наблюдать со стороны, писать жалобы и обращаться к депутатам и хоть кому-нибудь, кто может помочь. 

При этом трупы большинству родственников не выдают, трупы числятся неустановленными из-за ошибок в документах, которые допускали должностные лица, жалобы рассматриваются наполовину, потерпевших не признают потерпевшими, несмотря на то, что в делах есть документы, подтверждающие обратное.

Снова вспомним слова нашего президента о судебной системе, что “в непростых условиях пандемии [суды] реализовали оптимальный алгоритм своей деятельности”. Так если не пандемия им мешает работать, как положено, может быть, есть личный интерес? Вопрос как всегда риторический, но справедливый, потому что дело касается национальной безопасности.

Редакция

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join. Также вступайте в наш чат.