Позорное безумие

доска маннергейму

Сегодня, 8 сентября 2016 года – очередная годовщина начала Блокады Ленинграда и День памяти её жертв. И эту дату, заставляющую вспомнить об одной из самых трагических страниц величайшей в истории человечества войны, хрестоматийном символе бесчеловечности фашизма, великий город – столица трёх революций – Ленинград готовится встречать… с барельефом, посвящённым пособнику Гитлера, одному из организаторов Блокады! Как!? Почему!? Из-за трусости и лени!

Я не стану в очередной раз повторять в подробностях истории появления данной доски на стене дома №22 по ул. Захарьевской, как не стану я и повторять перечня преступлений Маннергейма, очевидности его союзничества с нацистами и солидарности с их планами, не буду вспоминать и о сугубо финских зверствах, вроде концлагеря под Петрозаводском – этому была посвящена отдельная обстоятельная статья. Но вот имена ответственных повторить необходимо – чтобы всё узнали! Чтобы все запомнили! Чтобы, подобно тому, как на пресловутой доске рукою смелых и не желающих смиряться с немыслимым позором ленинградцев регулярно обновляется красное пятно, так и их репутация и самые их имена навсегда окрасились несмываемой краской этой истории! Итак, это были: бывший руководитель администрации президента Сергей Иванов, бывший председатель Центризберкома “великий волшебник”, маэстро честных выборов Чуров, который в приступе почтения к заслуженному палачу, так зашёлся в лакействе, что аж перекрестился на его лик, аки на икону. Третьим был пока ещё действующий (что всем здоровым, народным, имеющим чувство собственного достоинство и совести силам нашей страны нужно незамедлительно исправлять) министр культуры Мединский.

Открывали доску с помпой и почётным караулом, дали заказ группе заслуженных борзописцев и подпевал из числа самых беспринципных, которые что-то около полутора недель (за большее – извольте доплату) активно и деятельно защищали одного из палачей Ленинграда – вспомните и запомните и их имена, чтобы никогда больше не счесть их по нелепой случайности заслуживающими доверия людьми, а не продажными мерзкими скотами. Но стоило лишь пройти этим заветным полутора-двум неделям – и дело застопорилось, забуксовало – защитники канули в тину молчания, а вот народное негодование всё росло и росло. Росло – и излилось ярко алой (символический цвет) краской, но не только – излилось пикетами, протестами, акциями – под всё того же ярко алого цвета флагами. Теми самыми, под которыми некогда шли в атаку те, кто разбил Маннергейма и союзную Оси Финляндию. Не помогла ни стыдливо наброшенная черная драпировка, призванная скрыть очевидное, ни даже появлявшаяся временами наёмная частная охрана (не забудем свою долю презрения и позора выказать и этим продажным шкурам). Не только лишь Ленинград – вся страна зашумела, взволновалась, отказалась повиноваться и спокойно проглатывать подобную пилюлю – слишком сильна ещё советская прививка от фашизма, как слишком свежи, к сожалению, до сих пор и многие шрамы, оставленные им.

КПРФ с самого начала этой грязной истории находилась на переднем крае борьбы – ещё до установки барельефа мы требовали согласования подобного решения с жителями города и получения их согласия (чего, разумеется, произойти бы не могло), затем партия стала требовать демонтажа доски. Митинги и пикеты протеста прокатились по России вплоть до Сибири и Дальнего Востока. Депутат от КПРФ Сергей Обухов направил официальный запрос в Генпрокуратуру и Следственный комитет «с просьбой провести проверку сведений СМИ о действиях должностных лиц Российского военно-исторического общества, установивших мемориальную доску союзнику гитлеровской Германии, финскому маршалу Карлу Густаву Маннергейму, в частности председателя РВИО Владимира Мединского и руководителя научного совета Владимира Чурова, на предмет нарушения действующего законодательства, в том числе запрета на реабилитацию нацизма».930227_600

И мы, казалось бы, победили! Впрочем, нет, конечно же, к сожалению, никто из перечисленной в начале статьи тройки не пошёл по статье за реабилитацию нацизма – очередное подтверждение того, что в нашем уродливом полусосоловном олигархическом строе закон – это только для холопов, но никак не для тех, кто мнит себя господами. Но сам факт размещения доски Маннергейму был признан незаконным – признан даже несколькими инстанциями сразу.  В том числе –Музеем городской скульптуры, а главное – городской администрацией. Барельеф ни у кого не числится на балансе – юридически он “ничей” (и при этом “ничей” барельеф кто-то охранял за неизвестно чьи деньги – есть подозрение, что наши же – налогоплательщиков). По всем, самым элементарным законам и правилам его обязаны демонтировать. И именно так и должно было случиться – именно 8 числа, не без некоторого символизма, а данная статья тогда целиком была бы посвящена победе народного протеста, славному успеху, доказывающему, что борьба и упорство – превыше любых препонов. И сейчас тоже нужно сказать несколько слов благодарности, выразить искреннее уважение тем, кто сражался – да именно так это можно назвать, снова сражался с фашизмом в Ленинграде и помогал Ленинграду в этой битве. С точки зрения совести, здравого смысла, с точки зрениях их же закона – мы победили!

Но вот сейчас появилась информация – нет, доска не будет снята! Почему? Потому что! Никаких внятных объяснений власти не дают, да и не могут дать. После обследования здания бывших Кавалергардских казарм и прилегающей территории чиновники администрации Центрального района пришли к выводу, что табличка относится к объектам благоустройства. С формально-юридической точки зрения это не меняет ничего – по-прежнему у доски нет ни “хозяина”, ни необходимых бумаг, которые легализовывали бы её нахождение на фасаде. Но… нет. И мы ещё раз спросим — почему? Потому, что страшно! Очень страшно не попасть в желание властвующих, очень страшно признать ошибку и позор, очень страшно отменять то, что сделано с благословения действующего министра… очень страшно сделать то, что докажет силу и возможность реализации прямых требований масс. Никто не хочет брать ответственность, никто не смеет даже тявкнуть там, где прошла нога центральной части властвующей клики. А вдруг…!? А ведь может случиться…!? А как же мы здесь тогда…!? Закон? К чёрту закон! Справедливость? Память? Честь? Они таких слов не знают! И мы получаем позорное безумие, метания, которые сделали бы честь комедии-водевилю, в самом деле, почти театральную постановку – на том, что должно быть неприкосновенно и свято – во всей России, во всём бывшем Союзе, а уж подавно – в самом городе на Неве.

Но есть и положительный момент – небольшой, но важный. Эта история, пусть и есть некоторые похожие, но всё же особенно жестко и характерно показывает нам истинное лицо власти, лицо нашей нынешней системы: жалкий беспринципный некомпетентный трус, готовый идти с бараньим упорством куда угодно – не от убеждённости, а единственно от страха не угодить более высокому господину! Фашиста восславить? Давай сюда фашиста! Свои же законы даже не нарушить, а игнорировать, будто их и нет? Легко! Выставить себя на всю страну мечущимися в припадке шизофрениками? И это можно. Только бы Главные не были обижены. Петербург увидел это лицо. Пусть увидит его как можно больше людей, пусть спросят себя – готовы ли они вновь отдать власть ЭТИМ!? И, если нет, то, не придумывая мнимых оправданий, прийти 18 сентября на выборные участи. Номер иной власти, иной системы, иной жизни – 12-й!

Будет или не будет демонтирована доска? Сейчас сказать это трудно. Будет ли она снята завтра, чтобы не омрачать своим существованием великой и страшной даты? Это сказать ещё труднее. Но одно можно и нужно сказать – как можно твёрже, как можно решительнее: мы требуем – Петербург, блокадники, партия, страна – долой барельеф Маннергейма! Мы должны потребовать – так же твёрдо, так же солидарно – долой всех ответственных за то, что она появилась, за то, что она так долго висела, за позор и  бездействие!

Пресс-служба МГК КПРФ, Иван Мизеров

Загрузка...