Судьба Эстонии, или Что мешает плохому танцору

эстония

Недавно президент Эстонии ТоомасХендрикИльвес, выступая на торжественной церемонии в честь 98-й годовщины государственной независимости, раскрыл глаза миру и своим избирателям на то, что единственно мешает превратиться его стране в “маленькую Швейцарию”. Что же это? Ну конечно же это Россия – злой гений и источник всех бед и лишений в истории маленькой, но очень гордой Эстонии. Именно Россия помешала добиться эстонцам процветания. Как? Этого президент Ильвес не пояснил – надо думать эманациями тоталитаризма, несвободы и, наверное, убийственного сибирского мороза, идущими через границу на беззащитные луга Эстонии.

Слушая такие заявления, волей-неволей вспоминаешь бородатый анекдот про плохого танцора, который, надо думать, тоже смог бы стать новым Нижинским, так же как Эстония второй Швейцарией, если бы не одно досадное обстоятельство. Однако, давайте ненадолго отбросим юмор – данное заявление весьма примечательно, если самую малость вглядеться между строк – это ни что иное, как констатация провала. Эстония не стала “маленькой Швейцарией”, как того хотела и к чему стремилась, больше того – никогда не станет ею – даже официальные лица прибалтийских стран понемногу начинают списывать под прикрытием алармистской риторики миф о благополучии, процветании и самых успешных на постсоветском пространстве рыночных реформах. И причин тому немало.

Всю современную историю Эстонии можно рассматривать как историю упадка – из одной из самых “благоустроенных” республик СССР, где, как и в соседней Латвии, снимались фильмы “про заграницу”, проводились фестивали, куда массами приезжали туристы в стремительно депопулирующие задворки Европы. За годы независимости Эстония потеряла 13% своего населения – из 1,5 осталось менее 1,3 миллионов! Население стареет, а главное – стремительно уезжает из Эстонии. По темпам миграции Прибалтика (и в том числе Эстония) занимает абсолютное первое место в ЕС и одно из первых в мире. Если Германия, Австрия, Франция не могут справиться с наплывом беженцев с Ближнего Востока и Африки, то из вроде как европейских стран люди бегут сопоставимыми темпами. Представители политического класса Прибалтики любят рассуждать о “советской оккупации” – что ж, они почти побороли её наследие: никогда в истории численность литовцев, латышей и эстонцев не росла такими темпами и не достигала таких абсолютных величин, как в СССР – сейчас же по числу жителей прибалтийские государства почти сравнялись… с собой же периода 1930-х годов! В отношении социальных практик, к слову, тоже – бичом и довоенной и нынешней Прибалтики является безработица – именно её указывают основной причиной отъезда опрашиваемые эстонцы, да и латыши и литовцы тоже. В 1930-е, правда, проблему решали радикальнее – в 1938 году в ещё независимой Эстонии были созданы «лагеря для лодырей» — лагеря для принудительного труда безработных. Там был тюремный режим, 12-часовой рабочий день, и наказания розгами. В «лагеря для лодырей» заключали на срок от 6 месяцев до 3-х лет всех «шатающихся без работы и средств к существованию». Сейчас времена иные, но кто знает до чего дойдёт прогресс и продвижение по европейскому пути, когда с введением антироссийских санкций после украинских событий, были разорваны ещё остававшиеся хозяйственные связи, и уровень безработицы вновь возрос. Вообще глядя на Эстонию, кажется, что страна если и пришла  в Европу, то Европу 1930-х – периода Великой Депрессии и торжества национализма и фашизма, но никак не нынешнюю. Но давайте вновь предоставим слово для саморазоблачения самим строителям “маленькой Швейцарии”. В 2011 году на праздновании юбилея провозглашения независимости мэр Таллина Эдгар Сависаар заявил:“До того, как появятся официальные цифры, предположу, что человеческие потери Эстонии за последние 20 лет сопоставимы с произошедшими у нас во время Второй мировой войны”.И действительно – например, город Нарва в 1989 году насчитывал 81 000 жителей, спустя 25 лет – 62 000, Тарту просел со 114 000 до 92 000, а сама столица – Таллин – с 482 000 до 395 000, что, к слову, опровергает утку о том, что, дескать, большую роль в обезлюживании городов и сёл Эстонии играет и внутренняя миграция стремящихся в экономический и политический центр людей.

Нет, жители Эстонии стремятся отнюдь не в Таллин, а за рубеж – и далеко не все желающие уехать смогли это сделать – поток будет лишь расти, для этого есть все предпосылки, это, выражаясь ныне модным словом, главный тренд Прибалтики. Согласно исследованию министерства культуры Эстонии от 2012 года каждый второй житель страны готов эмигрировать, появись у него такая возможность, а каждый четвёртый уже предпринял для этого практические шаги! При таких темпах Эстония может стать первой в своём роде “самораспустившейся”, или “саморазбежавшейся” страной мира! И сейчас, после вступления в ЕС с его открытыми границами для этого есть самая реальная основа.

Тем более, что экономическое положение Эстонии оставляет желать много лучшего. В советские (а частично ещё и в имперские) годы Прибалтийский регион был превращён в индустриальный – сейчас от этого не осталось и следа, кроме руин. Примеров множество, одним из них может послужить Кренгольмская ткацкая фабрика, или Кренгольмская мануфактура. Основана она была ещё в 1857 году   хлопковым купцом из Бремена Людвигом Кноппом и на момент постройки была одной из крупнейших в мире. В порт Нарвы ходили корабли с хлопком аж из южных штатов США, в 1872 году именно там произошла первая в истории Российской империи рабочая стачка, перед Первой мировой там работало 10 000 человек. Потом первая эстонская независимость – и банкротство с потерей российского рынка сбыта. После Великой Отечественной на средства союзного центра фабрика была восстановлена из руин, чтобы стать одним из флагманов советского текстиля. В начале 1970 с учётом существенно возросшей автоматизации на Кренгольмской фабрике работало 12 000 человек – и множество в прямой экономической связи с ней. Фабрика несколько раз отмечалась как ударник социалистического производства, продукция пользовалась большим спросом на всей территории СССР, “эстонский трикотаж” стал одним из символов Прибалтики. В 1994 году с новой эстонской “незалежностью” предприятие было приватизировано, продано шведам, разделено ими на несколько отдельных частей, последняя из которых обанкротилась в 2010 году. Территория сейчас пустует.Разрушение корпусов Кренгольмской мануфактуры

Нужно отметить, что Эстония и раньше была дотационным регионом – в 1988 году сумма произведённого национального дохода уступала расходам на 428 миллионов тогдашних рублей – эту сумму дотировал Центр. Дотировалось некогда знаменитое сельское хозяйство, в том числе молочное – техника и удобрения для Литовской, Латвийской и Эстонской СССР отпускались Центром по расценкам, составлявшим 48% их себестоимости!  За деньги Центра осуществлялась мелиорация и осушение земли – до 80% процентов сельхозугодий – СССР в прямом смысле вытащил Прибалтику из болота. По общесоюзным и очень маленьким ценам поставлялся уголь, нефть и газ, продукция химпрома. Сейчас почти все связи с Россией разорваны, больше того, на конституционном уровне прописан запрет на участие в каких-либо интеграционных проектах с Россией, в том числе экономических. В то же время энергозависмость, с которой вроде как пытались бороться, полная – Газпром монополист на рынке, а цена на сырьё уже вполне европейская.

Теперь в схожей роли, только куда экономнее и жестче выступает Европейский Союз, с подачи США и структур НАТО рассматривающий Эстонию как важный антироссийский плацдарм. Вот эту роль Эстония, вроде как, оправдывает: несколько раз только за прошедший 2015 год страна официально просила НАТО увеличить количество войск, охраняющих её на ротационной основе, а так же создать постоянные военные базы. Так 26-го мая 2015 глава правительства Эстонии ТаавиРыйвас обратился в Сенат США с просьбой разрешить увеличение присутствия американских военных в стране с роты пехотинцев и взвода танкистов до батальона.

Отдельная и, пожалуй, наиболее знаменитая тема – это прибалтийский апартеид с гражданами и “негражданами”. 30 марта 1992 года в Эстонии вступил в силу Закон о гражданстве 1938 года, согласно которому гражданами могли считаться только потомки тех, кто жил в стране на 1938 год. Одним из следствий этого было лишение избирательных прав около трети жителей Эстонии, в результате чего вновь избранный в 1992 году парламент Эстонии оказался на 100 % состоящим из этнических эстонцев. Неграждане лишались права владения крупной собственностью в период приватизации. Основные группы неграждан Эстонии — «лица с неопределённым гражданством» (по данным переписи 2000 г., 170 349 человек, 12,4 % населения, из них 133 346 русских; 2011 г., 97 437 человек, 7,1 % населения) и граждане России (по тем же данным, 86 059 человек, 6,3 % населения, из них 73 375 русских; 2013 г., 93 916 человек, 6,9 % населения).Казалось бы, можно видеть, что количество и доля неграждан сокращается, о чём любят говорить политики Эстонии, но реальная причина этого – миграция и естественная смертность, а не изменение правового статуса. Ситуация в действительности носила (да и носит) характер столь вопиющий, что о ней не могли молчать даже представители евробюрократии и правозащиты. 23 апреля 2002 вышел доклад Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью, в котором констатировалось замедление процесса натурализации и рекомендовалось принять меры по стимулированию неграждан ходатайствовать о получении гражданства Эстонии.Согласно «Мониторингу интеграции-2005», 70 % неэстонцев оценивали политику в области гражданства как слишком жёсткую и нарушающую права человека.В феврале 2006 года орган Совета Европы — Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью — выпустил доклад о ситуации в Эстонии. В этом докладе констатируется, что число лиц без гражданства в Эстонии (11 % населения) чрезвычайно велико…

Но о чём может идти речь, если в стране торжествует, пусть пока и не в столь ужасных формах, как на Украине, неонацизм?  И я даже говорю не только о русских, не только о наследии Великой Отечественной. В 2013 году с началом разрастания миграционной проблемы в ЕС Член правления Эстонской консервативной народной партии Мартин Хельме высказался в эстонской телепрограмме «Vabamõtteklubi» по поводу проблемы массовой миграции, с которой столкнулась Европа. По его словам, жители Эстонии «должны быть совсем чокнутыми, если хотим получить такие проблемы в Эстонии». Для того, чтобы европейский опыт не коснулся Эстонии, Хельме предположил, что в Эстонии должно действовать правило «с чёрным цветом кожи у нас не кажут рожи». А уже в прошлом году 24 февраля 2015 года в Эстонии прошёл марш «За Эстонию эстонцев», организованный всё той же Консервативной народной партией Эстонии (КНПЭ) МартинаХельмев рядах которой состоят ветераны СС и отрицатели Холокоста.

Речь идёт не о каких-то маргиналах политического поля – это часть официального государственного курса. Так в июле 2013 года министр обороны Эстонии УрмасРейнсалу, направил официальное приветствие участникам 21-го слета «Союза борцов за освобождение Эстонии», объединяющего ветеранов войск СС. Слёты проходят регулярно. Проходят и другие, в том числе даже в ознаменование юбилея Ванзейской конференции 1942 года, на которой фашисты приняли план уничтожения евреев». Эстонский исторический музей предлагает посетителям экспозицию, посвященную уроженцу Таллина Альфреду Розенбергу — рейхсминистру восточных территорий фашистской Германии, признанному Нюрнбергским международным трибуналом одним из главных военных преступников. На критику со стороны еврейской общины Эстонии, которая посчитала экспозицию героизирующей преступления нацизма, дирекция ответила, что Розенберг удостоился экспозиции как «известный житель Таллина».

Параллельно с этим в стране уголовным преступлением является отрицание советской оккупации. Истории с варварским уничтожением и “переносом” Бронзового солдата из центра Таллина можно и не напоминать – она и так слишком памятна. Можно было бы патетически возвысить голос, говоря о фашизме, о том, что подобному не место в современном мире – и это будет правильно. Но я, пожалуй, сделаю акцент на ином – на слабости, на полной бесперспективности, на позоре и уродливости эстонской, да и в целом прибалтийской “независимости”, от которой бегут их собственные народы. Замешанная на развале, восхваляющая предателей и убийц, она и сама доказала своё банкротство и продолжает показывать её. Что ж – в добрый путь дорогою развала – до того самого края, когда вернётся к нашим людям в Прибалтике достоинство и сила, а к самим прибалтам подлинная историческая память, когда они сами встанут и сбросят националистов и их цепи, когда естественные законы истории вернут всё на круги своя, ведь выбор в действительности прост. Или республики-сёстры, равные среди равных, или задворки вожделенной Европы – иного не дано.

Пресс-служба МГК КПРФ, Иван Мизеров