«Такая жизнь не на время, она — навсегда». О попытках прожить на 3,5 тысячи рублей

Зря все так всполошились. Бывший саратовский министр права: на три с половиной тысячи рублей в месяц прожить можно. При одном условии. Это все равно, что сварить суп из топора: в него нужно много чего добавить.

Если у вас оплачены коммунальные услуги, электричество, газ, связь, проезд, куплены одежда и обувь, то трех с половиной тысяч действительно хватит, чтобы свести концы с концами. От сыра и масла придется, конечно, отказаться, но молоко у вас будет. Будут другие акционные и уцененные продукты: куры, например, или любимые саратовским министром «макарошки». Так что на три с половиной тысячи прожить можно. Так приблизительно и живет большая часть населения России. Хорошо, если эти три с половиной тысячи есть. Беда, если на такие деньги приходится кого-то растить, учить или лечить. Даже невеликая по размерам домашняя кошка способна «отъесть» половину этой суммы. 

Я скажу больше. Прожить можно и на меньшие деньги. Но это уже без молока. И без уцененных куриных спинок. Крупа, «макарошки», картошка и самые дешевые овощи в сезон. И приготовление еды будет занимать все ваше время. И это невыносимо, когда дома нет ничего, что можно было бы положить в рот без кухонной вахты, не готовя. Тут в одной районной московской газете наткнулась на славицу в адрес акции «Семья помогает семье». В рамках акции нуждающимся семьям, у которых ничего кроме крупы и макаронов нет, передавали все те же крупу и макароны. Удивляться нечему: цинизм у нас в почете. 

Но выжить с крупой и макаронами можно. Я скажу еще больше. В замечательной, гостеприимной кавказской семье моей подруги, куда, как к любимой родне, я ездила все студенческие годы, деньги тратили на сахар, соль, подсолнечное масло, муку, спички, газ, электричество и проезд. Даже хлеб мать пекла сама. Дома был сепаратор, а значит помимо молока — от своей коровы — были сметана и масло. Были куры, и были барашки. Овощи и фрукты на огороде. При этом мать и отец работали. Просто зарплаты были очень маленькие: «Оля, мы к вам никогда бы не поехали – у нас замечательные природа, люди и триста солнечных дней в году, …но у нас негде работать». Так что саратовский министр права: жить можно почти без денег. 

В чем саратовский министр не права, так это в том, что такая жизнь – на время: кто до нее «докатился», жить по-другому уже не будет. Такая жизнь – навсегда. Ясно, что жители Саратова такой перспективы не хотят. И уезжают. Для начала – в Москву, на место москвичей, которые, в свою очередь, тоже уже уехали. А на место россиян приезжают ближайшие соседи. У которых все еще хуже. Которые ходят в робах, живут в подвалах, питаются одними батонами и ни о чем никого не просят. Вследствие отсутствия всяких прав. И так граждане со временем будут заменены негражданами. И нормы о выживании заработают, наконец, в полную силу. И не будут оспариваться неблагодарными адресатами. 

Ольга Шелленберг