Торфянка глазами очевидцев. Дело о «доставленных»

Фото с сайта mediaspy.ru. Автор: anatrrra

О задержании и обысках у защитников парка Торфянка рассказывает депутат Московской городской Думы фракции КПРФ Николай Зубрилин, посетивший Следственный комитет СВАО 14 ноября 2016 года, когда там находились активисты:

— Когда задержали жителей Лосиноостровского района, в течение дня произошло много событий.  Некоторыми из них могу поделиться. Это произошло в СК СВАО при моём посещении. После направления телеграмм в Генеральную Прокуратуру, Прокурору Москвы, в ГУВД г.Москвы  и после переговоров  с руководителем фракции КПРФ в МГД Клычковым Андреем Евгеньевичем  мной было принято решение о выезде в Следственный комитет СВАО.

Когда я прибыл в здание СК, сотрудники, дежурившие перед входом в помещение 4-го этажа, где находились задержанные, не позволили пройти из коридора в рабочие помещения. Рекомендовали обратиться в пресс-службу, к руководству и т.д.  Через некоторое время удалось переговорить с  ответственным сотрудником о задержанных  жителях  Лосиноостровского района. Он доброжелательно пригласил в кабинет и выразил свою точку зрения на сложившуюся ситуацию после проведения обысков и доставления активистов, защитников парка. Мои вопросы заключались в следующем: на каком основании люди задержаны? На каком основании проведены обыски? Где сейчас находятся задержанные? На некоторые вопросы мне отвечали:  «Такую информацию они дать не могут по причине того, что я не адвокат». Мне пришлось объяснять, что не собираюсь подменять собой адвоката, но меня волнует судьба задержанных и  в каких условиях они содержатся? Как депутат Московской городской Думы хочу увидеть задержанных жителей Лосиноостровского района г.Москвы, хочу увидеть избирателей и удостовериться, что с ними всё в порядке. После этого сотрудником было сказано, что у находящихся здесь людей нет статуса «задержанных», они пока «доставленные» и сейчас поступит команда, чтобы мне их показали.

Перед входом в закрытую зону управления находилась группа людей, которые приехали сюда, беспокоясь о судьбе задержанных. Они попросили меня узнать о Марине Веригиной: «Она не отвечает на звонки, где она сейчас находится и что с ней никто не знает». Пройдя на 4-ый этаж я был приглашен в кабинет и несколько минут разговаривал с другим  ответственным сотрудником.  В самом начале разговора он высказался о якобы незаконной деятельности «доставленных, о их агрессивном поведении на грани призывов к антигосударственной деятельности.  На вопрос  о законности проведения обысков и задержаниях был ответ, что всё законно, имеются все соответствующие документы и санкции, а также ордера на обыск выданные по решению Суда.

По  поводу незаконных действий защитников парка мной было сделано разъяснение: речь идёт о том, что жители протестуют против точечного строительства, против незаконной застройки парковой территории, против незаконного удержания парковой территории. А вот предписание прокурора Бабушкинского района тов. Соснина о нарушениях при проведении публичных слушаний имеется, и оно до сих пор не выполнено.  Возможно, люди, находясь в парке, сгоряча иногда высказывали жёсткие выражения, но это никоим образом не является умышленным или антигосударственным деянием. Люди устали быть более года в таком напряжённом состоянии, когда против них идёт несправедливая кампания по дискредитации, а руководство района самоустранилось от решения этой проблемы.

Следующий вопрос об обыске в квартире Первого секретаря комитета Бабушкинского местного отделения КПРФ Кутлуниной Натальи Викторовны. У неё имеется действующий статус  кандидата в депутаты Государственной Думы и все действия по проведению обыска должны быть с учётом особых условий, исходя из её статуса. «Нам неизвестно о её статусе», — был ответ. Далее вопрос  о  Марине Веригиной — она не отвечает на звонки, что с ней никто не знает. Сотрудник ответил, что  этого он сказать не может — я не адвокат. Мне опять пришлось, как и предыдущему сотруднику объяснять,  что никоим образом не собираюсь быть адвокатом, а просто хочу удостовериться, что женщина жива-здорова, хочу узнать, что с ней происходит сейчас и где она находится? После «консультаций» мне было сообщено, что «Марина Веригина находится по месту проведения обыска»(в квартире)».

Далее мне было позволено пройти в следственную часть. Проходя по коридору, я увидел, что кабинеты открыты, зайдя в один из них увидел: там находится несколько человек и, в частности, Фёдорова Наталья, Гончаренко Денис  и  с ними ещё 3 мужчины из числа задержанных, а также оперативные сотрудники, проводящие опросы. Поздоровавшись со всеми за руку, мы коротко переговорили. В кабинете рядом сидел Кузнецов Владислав, с ним беседовал следователь, в кабинете находились ещё два человека.  У Владислава на лбу было заметно покраснение, характерное для нарушения кожного покрова при скользящем трении.  Я задал вопрос  сотрудникам:  исходя из имеющейся травмы, считаю, что Владислава здесь избили? На что сам Владислав ответил, что эта царапина появилась, когда его задерживали, он сам повернул голову набок и процарапал лоб о твёрдую поверхность. На уточняющие вопросы он опять  повторял, что лоб процарапал сам, при повороте головы.  Есть ли жалобы? Такие вопросы я задал Владиславу Кузнецову, Наталье Фёдоровой  и другим задержанным, ответом было: «Нет никаких жалоб на содержание здесь нет и на форму ведения опросов тоже жалоб нет». Дополнительно сотрудник СК заверил, что все доставленные сегодня будут отпущены после снятия показаний, я уточнил вопрос: на подписку о невыезде? Нет, подписки о невыезде им выдаваться не будут, они свидетели…сегодня все будут освобождены! Таким образом, моё посещение СК было завершено.

(Для неразглашения персональной данных  и сохранения оперативной информации некоторые моменты посещения СК здесь не приведены).

Пресс-служба Кировского МО КПРФ г.Москвы