Учиться требовать! Ещё раз о доске Маннергейму

Фото: Сергей Коньков/ Деловой Петербург

13 октября поздно вечером, можно даже сказать под покровом ночной темноты, в Петербурге демонтировали памятную доску Карлу Маннергейму.

Поразительным образом стали неактуальны все правовые и судебные коллизии, нашлись истинные хозяева и авторы, стоило только возмущённому народу перестать ограничиваться краской, а начать обстреливать доску пособнику Гитлера и рубить её топором. И… нет, к сожалению, доска-барельеф не отправилась на свалку истории – её перевезли в музей Первой мировой войны «Ратная палата» в Царском Селе. Где, впрочем, по уверениям представителей российского военно-исторического общества, организовавшего установку мемориала (да-да, теперь это снова всем известно и очевидно), доска будет храниться без реставрации как символ исторических споров в современном российском обществе.

Здесь можно было бы просто порадоваться: тому, что больше нет этого материализовавшегося в бронзе хамского плевка в переживших Блокаду, тому, что требование, прозвучавшее тысячью голосов по всей России, эхом отдавшееся в миллионах сердец, исполнено, что восторжествовали историческая правда, справедливость, здравый смысл, что побеждено было лицемерие. Что народ победил! Можно вспомнить о всём том, что сделала для ликвидации барельефа Маннергейма партия – от пикетов до депутатских обращений, от заявлений в прокуратуру до множества статей, заметок, публикаций, настойчивых, как дятел, которые долбили, будили, напоминали и вот…

Но этого недостаточно! Если мы хотим побеждать и дальше, то мало торжествовать – нужно извлекать уроки. Важно не только то, что доски больше нет – важно то, почему её нет – кто, как, каким способом этого добился? Важен пример, который теперь должен стать ориентиром, знаменем – подлость, бездумное хамство, произвол и насилие властей можно одолеть, а ключ – настойчивость! Непреклонная решимость, овладевшая массами, сильнее судов, полицаев, частных охранников, сильнее лжецов и потока лжи, сильнее даже системы! Теперь нам нужно учиться требовать! Не просить, не вымаливать, не ждать с понурым видом протянутой рукой, не затягивать по первому слову пояса, скромно надеясь на лучшее, не унижаться, а требовать.Вот ключевая часть, вот мораль!

Мы ведь, на самом деле, можем на одни и те же события смотреть очень по-разному. Впрочем, нет, не так – вернее будет сказать, что сами события приобретают разный знак, разный вектор в зависимости от своего дальнейшего развития, от того, что было потом. Время не делает пауз, всё диалектически связанно. И, как сегодня можно и должно бороться за будущее, так и будущие наши дела могут придать окончательный смысл тому, что мы видим сейчас. В случае с доской Маннергейму есть два вектора – и сперва я изображу негативный – сейчас, посреди вроде бы как победы, его особенно важно помнить. Вся идея и реализация памятника пособнику нацизма в городе Блокады – провокация от начала до конца. Провокация, направленная на то, чтобы посмотреть – а насколько вообще далеко может “добить” машина властной пропаганды, как велика её власть над умами, можно ли черное назвать белым так, чтобы все поверили? Провокация, призванная, в случае успеха, дать дорогу на окончательное уничтожение и вытеснение советских понятий и представлений об истории, а значит и о социуме, об экономике, обо всём, обо всех явлениях жизни, и замену их любыми, даже и самыми уродливыми конструктами, если они на пользу властвующей клике. С заложившим бомбу под СССР Лениным, с Путиным и Медведевым, которые, оказываются, работают лучше и напряжённое, чем Сталин после войны, с отсутствием в Союзе основ для экономического роста (по словам Недимона), с героем-Колчаком, которому тоже всё собираются ставить памятник и много с какими ещё чудесами… Возможно свою роль здесь сыграл пример Украины, которая как напугала нашу власть, так и, очень вероятно, вызвала определённую зависть. Такой объём манипуляций над сознанием, который может позволить прикрыть любые преступления и эксплуатацию, любую разруху, любой рост цен искусственно выращенными историческими и политическими ширмами – что может быть притягательнее для капиталистической олигархической прослойки? Что может быть притягательнее, чем, по примеру Украины, в стране во всех смыслах этого слова построенной коммунистами, обвинять их в современной неустроенности и развале? Вот цель. Пробный шар не прошёл, однако же, и не пропал бесследно и бесполезно, о нет! Он чуть приоткрыл окно Овертона, он позволил чётче установить рамки того, что ещё рано, а что возможно. Например, восславлять Маннергейма – ещё рановато, а вот поставить памятник Врангелю, или пронести портрет Николая II на шествии Бессмертного полка – уже можно. Теперь соберётся группа экспертов, специалистов, которая обсудит, возьмёт в разработку фокус-группы и придумает такой социально-политический соус, под которым та или иная группа населения съест и Маннергейма, и Ельцина, и Власова. И тогда можно будет попытаться по-новой – благо даже ваять доску сызнова не потребуется… Чуть мягче поступь, чуть мельче шаг – и лягушка сварится, сама и не заметив.

То был один вариант – а теперь иной – тот, который должен быть, тот который станет возможным, если все те здоровые, разумные, боевитые народно-патриотические силы, которые снесли своим содружеством Маннергейма, не остановятся.   Я уже писал в предыдущих статьях, что готов пожать руку всем тем, кто боролся, кто не отступал, кто не боялся – сейчас все они должны “пожать друг другу руку” – пусть дистанционно, пусть фигурально, но обязательно. Настойчивость, помноженная на сплочённость – и не станет преград на пути! Мы должны не отдавать инициативы, мы должны двигаться вперёд – в Ленинграде, да и повсюду! Не только в вопросах истории, в вопросах символов – в актуальных, в современных, в социально-экономических вопросах. Солидарность и настойчивость – и вот уже есть боевой профсоюз. Кооперация и решимость – и вот уже есть не формальный, а реально радеющий на благо дома и жильцов ТСЖ. Что вообще такое советская власть? Это в том числе непременно и способность масс, способность общества, всего народа к организации. Ни бог, ни царь и не герой, даже и не партия, которая может направить, может помочь, может разъяснить и возглавить, но не более, а только лишь сами массы способны взять в свои руки свою судьбу и своё право! Доска должна стать знаком – власть можно заставлять признавать ошибки, заставлять пятиться. Доска должна опровергнуть лживые потуги власти изобразить любой протест, как происки внешних врагов. Кто враг России – тот, кто вешал торжественно образ палача, или те, кто не считая преград, его убирал!?

А ведь в примере с Маннергеймом, напомню, было задействовано и высшее чиновничество, почти небожители – и министр был, и волшебник-Чуров, и даже тогдашний глава администрации президента. Значит и таких можно пересилить? Значит,возможно это даже и в нынешнем нашем Отечестве? Значит, возможно. Понятно, что стоит только дотронуться не до пусть и важных, но всё же больше для нас, чем для них, вопросов символов, вопросовистории, вопросов святого и предательского, а экономического базиса – и сопротивление возрастёт в разы. Но делает ли это задачу неисполнимой, невозможной? Нет. Больше того – чем меньше мы будем позволять лезть правительствующим упырям в наш личный и общий кошелёк – тем меньше они будут рисковать лезть нам в души. Жесткие, конкретные и актуальные требования на злобу дня – лучшее лекарство от вольного обращения с историей и экзерсисов с памятью и моралью.

У каждого из нас в городе есть свой “Маннергейм” –своя заноза, своя Большая несправедливость, своя проблема, имеющая, однако, общероссийские корень и привязку. Поведём наступление на него! Будем дружны и собраны! Один упал, одного сбили – да разве же этого достаточно!? Реальный Маннергейм 4 сентября 1944 года подписал соглашение о прекращении огня – а советские войска сражались, как раз тогда освобождали Ригу, Белград, подходили к Будапешту. Потом был Берлин…

Пресс-служба МГК КПРФ, Иван Мизеров 

Загрузка...