Валерий Рашкин открыл блог на «Эхо Москвы»

Современная левая партия

Социологи фиксируют: в российском обществе возрастает популярность левых идей. Думаю, это вполне понятная реакция на очевидное банкротство той экономической и государственной системы, которая была создана после распада СССР, была переделана под свои задачи В.В.Путиным, а  сейчас привела страну к всеобъемлющему социальному и экономическому кризису. Система эта — по сути олигархическая, компрадорская, — ассоциируется с либеральными идеями и капитализмом. Поэтому вполне объяснимо, что общество ищет этому альтернативу и находит его в идеях государства социальной справедливости, то есть в левой повестке.

При этом «красные» тезисы — это отнюдь не возвращение к хорошо забытому старому. Скорее, речь идет об удачной квинтэссенции успешного исторического опыта (причем не только российского, советского) и современных подходов, которая оказалась востребованной различными слоями общества, всеми теми, кого замучила вечно нестабильная «стабильность», кто устал от ощущений безвременья и тупика.

Убить интерес к социалистическим, левым идеям не сумела даже государственная пропагандистская машина. Хотя она (между прочим, за наш с вами счет, уважаемые налогоплательщики) и вбивает регулярно в головы мысль о том, что КПРФ пытается утянуть страну в «страшное прошлое».

Звучащие аргументы на тему «кто угодно, но  не КПРФ», на самом деле выстраиваются на основании уже всем известных стереотипов: дескать, коммунисты спят и видят, как задушить бизнес, «зачистить» политическое пространство, запретить выезд за рубеж, как отнять у народа полюбившиеся джинсы и айфоны и вообще повернуть время вспять. Главная задача этого топорного пиара — напугать людей. Модель известная — да, сейчас плохо, но  как бы ни стало хуже и КПРФ — это уж точно не альтернатива.

Важно понимать: власть неспроста активизировала работу именно против Компартии. В том числе начала массово плодить партии-спойлеры, чтобы они оттягивали у нее голоса на выборах. В Кремле понимают: именно КПРФ, при всех ее плюсах и минусах, является сейчас той силой, которая способна инициировать смену курса и которая обладает достаточной оргструктурой, чтобы взять большинство в Думе и накренить всю эту пресловутую вертикаль. Поэтому всеми силами рисуется негативный образ Компартии — что это карикатурный клуб пенсионеров, ретроградов, людей, стремящихся вернуть однопартийность, душить свободы и т.д.

Повторюсь: Компартия — это не какой-то идеал, лишенный недостатков. И во многом правы те, кто говорят, что ей нужно активнее развиваться, отвечая на вызовы современности. Но при всем этом именно  КПРФ, и только она является единственной дееспособной оппозиционной партией, которая обладает цельной программой, стройным видением будущего страны и организационной способностью эту программу реализовать. В том числе сформировать новое народное Правительство.

Хочу в связи с этим развеять мифы, которые власть насоздавала вокруг КПРФ. Да, в числе сторонников партии немало людей возрастных, людей с серьезным профессиональным опытом. В то же время в рядах КПРФ, а также её сторонников, сегодня и много молодых, компетентных и состоявшихся граждан, в том числе добившихся успехов в бизнесе.

Обвинять КПРФ в попытках навязать однопартийность, по меньшей мере, смешно. Но делается это с особой настойчивостью. Разве не при нынешней власти на выборах практически любого уровня стал править пресловутый административный ресурс? Разве не эта власть отдала все рычаги в руки одной группировки в парламенте?

Другой стереотип, который также активно раздувается сегодня, заключается в попытках напугать людей, прежде всего, молодое поколение. Так, между КПРФ и тоталитаризмом пытаются поставить знак равенства. Простите, но кто сейчас говорит о тоталитаризме? Не тот ли, кто создает СМИ невыносимые условия деятельности? Не тот ли, кто закручивает гайки, пытаясь ограничить функционирование интернета? Не тот ли, кто грузит демонстрантов, цивилизованно отстаивающих свои права, в автозаки? Не тот ли, кто загоняет любые мирные собрания на окраины городов, с глаз долой?

Между тем в программе КПРФ предусмотрены все современные демократические институты. Компартия в этом отношении значительно демократичнее тех партий, которые трутся около власти. Мы выступаем за разделение властей и за соблюдение и защиту прав и свобод человека, мы за настоящие выборы власти снизу доверху и за независимые профессиональные суды.

Именно КПРФ, будучи партией исторической преемственности, пожалуй, лучше, чем кто-то еще, отдает отчет в том, что возврат к прошлому невозможен. В сегодняшних условиях представляется вполне разумным симбиоз положительного исторического опыта, причем не только нашей страны, но и мирового, и новой экономико-политической модели.

Сегодняшняя КПРФ — это современная левая партия, организационно способная возглавить в стране перемены и стать социальным лифтом для новых поколений политиков. Это партия, которая может выдвинуть реальную политическую альтернативу.

Какую модель может предложить обществу Компартия?

В центре этой модели — сильное государство, планирующее и регулирующее развитие экономики. Это не отменяет развитие рынка. Основная задача обновленного государства — поддержка крупных, системообразующих предприятий, являющихся каркасом национальной экономики.

Заявления о якобы сильном государственном секторе сегодня — не более, чем блеф. Реально никакого госсектора в стране нет — он давно приватизирован олигархами «путинского призыва». Да, формально они называют себя госкомпаниями и госкорпорациями, но по факту государство никак не влияет на их деятельность, а точнее — оно их обслуживает. В их руках — несколько федеральных бюджетов страны, их отчетность непрозрачна. О каком госсекторе тут вообще можно говорить?

Мы убеждены, что природные ресурсы и стратегические отрасли не могут по определению находиться в частных руках. За  аргументами далеко ходить не надо — все мы знаем, к чему привел захват нефтегазовой отрасли, РЖД, господрядов группой олигархов. В сытые «нефтяные годы» страна не набирала обороты, не восстанавливала производство, не  занималась модернизацией. Кучка олигархов просто обогатилась за народный счет. А сейчас, в период экономических санкций и обрушения цен на нефть, вся страна оказалась на краю пропасти, от которой нас отделяет всего шаг, равный скудному по своим объемам резервному фонду. И нам остается лишь читать, что при средней зарплате по стране в 20 тыс.рублей в месяц, жалование топ-менеджера госкомпании составляет 50 млн! Можно подсчитать, что тот же Игорь Сечин зарабатывает в день около 1,7 млн.рублей. Ни одному самому талантливому инженеру, программисту, менеджеру и даже бизнесмену это и не снилось!

И как не вспомнить трагедию на шахте «Северная»? Владелец компании, олигарх, экономил на безопасности горняков. В  итоге было решено прекратить поиски 26 шахтеров, оставшихся под завалами, а  государственные СМИ активно игнорируют информацию о том, что причиной аварии стало сознательное непринятие мер по нормализации уровня метана в шахте. Вся государственная машина защищает сейчас свою репутацию и репутацию олигарха, но  не жизнь и здоровье людей.

Думаю, подавляющее большинство граждан поддержит национализацию и деолигархизацию экономики именно в трактовке модели с сильным государственным стратегическим планированием и не менее сильным сектором малого и среднего бизнеса, построенным на рыночных началах. Нет сомнений, что любой человек, который связывает свою жизнь и жизнь своих родных именно с Россией, искренне хочет, чтобы предприятия работали на страну, а не на кучку разрушителей государства и их родственников.

Сегодня только ленивый, наверное, не  кричит о том, что пора слезать с нефтяной иглы. Но это лозунги. На самом деле сейчас остро необходимо государственное стимулирование для создания и поддержки несырьевых производств. Это не грибы в лесу, сами по себе они не появятся.

Роль государства заключается в том, чтобы поддержать подобные производства субсидиями, необходимой инфраструктурой, подготовкой квалифицированных кадров. Именно так во многом поднялись азиатские экономические гиганты — Япония, Китай, Корея. И как тут не вспомнить о советском опыте ускоренной модернизации!

Поэтому Компартия предлагает развернуть финансы страны в направлении ее развития, стимулирования экономического роста. Если перераспределить средства всего нескольких олигархов, то, можно как минимум удвоить федеральный бюджет. И нам станут по плечу все задачи промышленной политики, а заодно и стимулирования потребительского спроса через социальные программы.

Другая страшилка — это «желание» коммунистов отнять имущество у рядовых граждан. Это именно страшилка для наивных, не более того. Простите, а кто сегодня сносит магазины и киоски, помогает в рейдерских захватах и отправляет людей в тюрьмы, если их активы становятся кому-то интересными из власть предержащих?

Эти мифы про красных, которые хотят прийти и «все поделить», распускают именно представители олигархии, которым не хочется ни с кем делиться своими сверхдоходами. Да, КПРФ выступает за прогрессивный налог, но только и исключительно для граждан, чьи ежемесячные доходы исчисляются миллионами рублей. Никто не собирается нагружать даже средней руки бизнесмена новыми поборами. При этом Компартия выступает за действенную поддержку малого бизнеса не на словах, а на деле, за снятие административных барьеров с бизнеса, за снижение фискальной и административной нагрузки для него.

Теперь о краеугольной идее социальной справедливости. Власть замылила ее и подорвала к ней доверие. Но идея от этого не потеряла смысл. Да, КПРФ придерживается мнения, что Россия должна в полной мере стать социальным государством, где не будет нищеты, где начнут функционировать социальные лифты. Надо признать, что в советском прошлом эти лифты работали, пускай и не идеально, но уж точно лучше, чем сейчас: трудолюбивый, стремящийся к самореализации человек вполне мог построить достойную жизнь, не платя за это деньги на каждом шагу. В нынешние же времена сынок олигарха получает начальственную должность, баснословную зарплату и орден за заслуги перед Отечеством в возрасте 26 лет, тогда как все остальные вынуждены едва сводить концы с концами, не имея перспектив нормально подняться за счет честного труда.

Ключевое направление работы для Компартии — это поддержка молодых семей. Прежде всего, речь идет о доступности образования, жилья, медицинской помощи. Демографическая работа, о которой сегодня так много говорят, в большинстве случаев сводится к абсурдным или откровенно шутовским акциям — например, «роди патриота — получи «уазик». В  основе этого — вновь топорный властный пиар, но не намерение оказать реальную помощь молодежи.

КПРФ активно выступает за поддержку любых стартапов, особенно в высокотехнологичных сферах. Сегодня государство лишь  декларирует поддержку. Но цифры говорят сами за себя: множество молодых талантливых россиян сегодня уезжают в США и Европу. И не потому, что они не любят свою страну, а по вполне объективным причинам — там им предоставляют куда больше возможностей для профессиональной реализации. У нас есть программа сохранения кадров, поддержки начинаний молодежи, планирования и реализации успешных личных карьер.

И, конечно же, главный «антикоммунистический миф» заключается в желании Компартии якобы ограничить частную жизнь граждан, заставить всех ходить строем в одинаковой одежде и запретить выезд за границу. Это, однако, не более чем миф. Скорее современная власть все больше идет по пути изоляции страны, а выросшие доллар и евро убили возможности для недорого туризма. КПРФ же не была и не будет партией бездумного квасного псевдопатриотизма и мракобесия, партией закрытых границ и закрытого общества. Мы за свободную Россию, в которой каждый имеет возможности для самореализации, а если он по какой-то причине потерпел неудачу — гарантированное право на скромную, но достойную жизнь.

Автор: Валерий Рашкин,

Блог на «Эхо Москвы»