Хроника протестов: Портреты парижских манифестантов

Сесиль Руссо

Жоэль Эмбур, «Air France» (профсоюз ВКТ): «Сам-то Макрон не будет вынужден работать до 64 лет».

Этот 56-летний механик времени даром не терял. В период между первой массовой манифестацией 5 декабря и вчерашней акцией протеста Жоэль активно общался с людьми в аэропорту Орли, рассказывая им об опасностях намеченной реформы. «Мы даже не успели провести общее собрание! Сегодняшняя молодёжь – какие-то фаталисты, им кажется, что они никогда не выйдут на пенсию. О том, что происходит, лучше рассказывать людям постарше», — говорит Жоэль. Он чрезвычайно недоволен правительственным проектом реформы и полагает, что призрак пенсии, основанной на капитализации, уже близок. «Обязательства по доходности пенсионных фондов KLM (голландского авиаперевозчика, объединившегося с «Air France» – прим. ред.) уже легли тяжким грузом на наши плечи, так что над компанией нависла угроза», — продолжает мужчина. За последние несколько лет в «Air France» сократили 10 000 рабочих мест, и теперь из-за нехватки кадров Жоэль перешёл на административную должность, хотя раньше занимался обслуживанием самолётных двигателей. Он работает целыми днями без передышки и сейчас настроен решительно. «За Эммануэля Макрона можно не беспокоиться, он, когда уйдёт с поста президента, станет генеральным директором Банка Ротшильда. И ему-то не придётся работать до 64 лет», — с горькой иронией произносит месье Эмбур.

Карин Жансельм

Дидье Лаплань, 54 года, (профсоюз ВКТ для сотрудников государственных учреждений): «Из-за реформы пенсии уменьшатся на 600 евро».

«Балльная пенсионная система больно ударит по всем нам, — уверен Дидье. — Из-за реформы моя будущая пенсия уменьшится на 600 евро». В 1989 году Дидье начал работать в системе государственных финансов, сначала – в отделе, обслуживающем частных лиц, затем стал налоговым инспектором. Он поясняет, что ему придётся отчислять взносы в пенсионный фонд на протяжении дополнительных трёх лет, и рассказывает о том, что потеряют работники бюджетных организаций, если их приравняют ко всем остальным. «Сейчас при начислении пенсии бюджетникам учитывается только их зарплата за последние полгода. Так что для нас невыгодна предлагаемая система, при которой в расчёт принимается зарплата за весь трудовой стаж. Ведь очевидно, что в начале карьеры мы получаем минимальную зарплату и лишь потом, сорок лет спустя, зарабатываем значительно больше», — продолжает Дидье. Он задаётся вопросом о том, каким образом руководство будет обобщать сведения обо всех его зарплатах и премиях, которые изменялись по мере того, как он переходил с одной должности на другую: «Сомневаюсь, что всё это сохранилось в электронных базах данных». Дидье подчёркивает, что его коллеги выдвигают свои, специфические требования: «В Главном управлении государственных финансов идёт масштабная реструктуризация. Часть наших функций передают органам здравоохранения и местным органам власти, а земельные вопросы переходят в ведение Главной налоговой инспекции и т. п. Бюджетом теперь будут заниматься сборщики налогов… Постепенно сворачивают нашу сеть на местах, чтобы развивать цифровой формат обслуживания, а ведь есть территории, где плохо работает интернет. Пожилым людям порой нелегко привыкнуть к электронным услугам, да и самым молодым пользователям они не всегда подходят». Вместе с членами других профсоюзов, тоже представленных в Главном управлении государственных финансов (ВКТ, «Солидарные», «Рабочая сила», Французская демократическая конфедерация труда), этот служащий с тридцатилетним стажем настаивает на бесплатности и равенстве государственного подхода ко всем гражданам и призывает продолжать забастовку во всех организациях.

Сесиль Руссо

Вуардиа Ямани. Сотрудница магазина «Carrefour» (профсоюз ВКТ): «И сколько же мы будем получать после этой реформы?»

Женщина, одетая в искусственную дублёнку, прижимает к груди табличку, на которой написаны слова, выражающие её протест против проекта, предложенного правительством: «Пенсия, и точка! И больше ничего!» Вчера в магазине сети «Carrefour», находящемся в городе Булонь-Бийанкур (департамент О-де-Сен), где она трудится, было безлюдно и безрадостно. «За кассами работали два или три начальника отделов и директор, менеджеры были возле стеллажей. В нашем коллективе 160 человек, три четверти из них принимают участие в забастовке, многие вышли на акции протеста. К нам присоединились даже некоторые покупатели, которых я знаю уже более двадцати лет», — рассказывает Вуардиа. Из-за расторжения трудовых договоров по соглашению сторон и сокращения рабочих мест численность сотрудников этого магазина тает как снег под лучами солнца. «Только за последние два месяца мы потеряли 20 человек, и в связи с этим обязательно устроим забастовку! Сотрудники изнемогают от перегрузок, несчастные случаи на производстве происходят всё чаще», – с сожалением говорит эта женщина, работающая в отделе нарезки и продажи колбас и сыров. Несмотря на то, что завершение манифестации на Площади Нации было далеко не мирным, Вуардиа не думает отступать: «Нас преследовали бойцы Республиканской роты безопасности. Мы вернулись домой очень поздно, но это не имеет значения! Я зарабатываю 1 200 евро в месяц. Это нищенский доход. А сколько же мы будем получать после этой реформы? Пенсию в 500 евро? Ещё неизвестно, как мы будем себя чувствовать, когда до неё доживём. Многие кассиры страдают скелетно-мышечными нарушениями, некоторые наши сотрудники состоят на учёте в местном доме инвалидов».

Сесиль Руссо

Жаки, сотрудник службы безопасности, Париж (Национальный союз независимых профсоюзов UNSA): «Мы будем бороться за получение квалификации нашей работы как «тяжёлая»».

Париж. Над толпой манифестантов реют несколько синих флагов. Как и в прошлый четверг, небольшая группа активистов «Unsa» вышла на акцию протеста с требованием признать вредными те условия, в которых работали и работают сотрудники парижской службы безопасности. Жаки выступает за сохранение «всего, что было достигнуто после войны, в частности, мер социальной защиты». «Нам положена пенсия в 62 года, потому что считается, что мы не находимся на действительной военной службе. А между тем мы вкалываем круглосуточно, посменно, без выходных, по вечерам, в субботу и воскресенье. Я 23 года работал в ночные смены, а это утомляет. К тому же я думаю о том, что ждёт моих сыновей (им сейчас 12 и 25 лет). Мы с ними часто об этом говорим», — делится своими мыслями Жаки. Сегодня сотрудники этой государственной службы хотят, чтобы их приравняли к муниципальной полиции с приданием соответствующего статуса. Несмотря на то, что протестные выступления сопровождались агрессией со стороны сил правопорядка, Жаки расставил всё по своим местам: «Не надо путать одно с другим. Мы занимаемся решением задач непосредственно на местах, борьбой с правонарушениями, защитой муниципального имущества… А те действия полиции, с которыми мы столкнулись на манифестациях, — это злоупотребления, и их мы не одобряем». Сотрудники парижской службы безопасности бастуют по очереди, в зависимости от возможности перемещаться по городу. В одном наш собеседник абсолютно уверен: акции должны продолжаться. «Может быть, сейчас народу на улицах стало меньше, так как правительство пытается пойти на мелкие компромиссы в вопросах пенсионной реформы, чтобы добиться размежевания протестующих, но на следующей неделе мы снова будем здесь», — говорит Жаки.

Карин Жансельм

Алексис Бодлен, 30 лет, адвокат: «Я не удивлён тем, что Жан-Поль Делевуа поддерживает частные страховые компании».

Мэтр Бодлен принял участие в шествии 5 декабря одетый в адвокатскую мантию. Он прикрепил на своё плечо миниатюрную видеокамеру на случай возможных столкновений. «Так у меня будут доказательства для защиты себя и других», – говорит мужчина. Деятельность адвокатской конторы, в которой работает Алексис, может прекратиться в любой момент. Но пока обстановка складывается для него благоприятно, и он присоединился к протестующим «из солидарности». «Я пришёл сюда, чтобы быть рядом со всеми, кого затрагивает эта антиреформа. Нас, адвокатов, она тоже касается. Представители всех профессий должны выйти на улицы и объединить усилия», — продолжает адвокат. Алексис примкнул к манифестантам не только для того, чтобы выразить недовольство тем, как отразятся нововведения на нём, на его коллегах и на равновесии в профессиональной среде, хотя есть опасение, что с принятием новых правил единой пенсионной системы уплачиваемые им взносы в социальные фонды увеличатся вдвое. «Я в целом возмущён отказом от социальных завоеваний и политикой, ведущей к усугублению неравенства. Реализация этого проекта приведёт к уничтожению солидарной системы пенсионного обеспечения, а на смену ей придёт капиталистическая, управлять которой будут частные компании и страховщики. Адвокатов уже сейчас подталкивают к формированию дополнительных пенсионных накоплений в частных страховых компаниях. И я не удивлён тем, что господин Делевуа поддерживает такую практику», — продолжает Алексис. Такова реакция этого 30-летнего мужчины на информацию газеты «Le Parisien» о том, что верховный комиссар по пенсионной системе «по забывчивости» «умолчал» о занимаемой им административной должности в Институте подготовки страховых агентов. «Господин Делевуа проводит неолиберальную политику, конечная цель которой состоит в тотальной приватизации», – утверждает адвокат, добавляя, что сам он готов продолжать борьбу.

Материалы «Общества друзей Юманите»

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join. Также вступайте в наш чат.