Знак равенства

Эта статья даётся мне нелегко – почти болезненно. Воедино сливаются и возмущение, и разочарование, и стыд. Известно, что если лягушку варить постепенно, то она не заметит этого – а у человека всё же есть, как бы мягко не стелили, черта, разделительная линия, после которой он видит и понимает – случилось, произошло что-то. Не знаю как для вас, товарищи, а для меня такою чертой стали новости последних дней.

Вчера в Санкт-Петербурге – тихо, по-воровски, имея уже известный опыт, установили памятную доску Колчаку. Я сам и не сомневался, что так будет, но хочу напомнить, хочу подчеркнуть ту мысль,которую высказывал в статье по поводу снятия доски Маннергейму – это всё – не случайность. Это всё – планомерная работа. Работа резчиков по живому народному чувству и памяти, по исторической правде, обтачиваемой в интересах властвующей клики и класса новых господ. Они, хоть и не являются прямыми потомками тогдашних господ и эксплуататоров, твёрдо уверены, что когда-то, до 1917 года они имели Россию – во власти, в собственности, в неограниченном и беспардонном барстве. Крепостных, конечно, в 17-м уже не было, а вот шапку перед господами ломали, поклоны отвешивали главное – не было страха, не чувствовалось пределов – грабилось вольготно и весело, тратилось с задором. И тут вдруг – революция – и потеряли они Россию, вырвали её из их рук, а тем, кто не желал отпускать, отрубили по самый корень. Сейчас уже нет Союза, а страх его жив, фантомные боли остались, призрак коммунизма тревожит ночами – и тратить даже и теперь как-то спокойнее за границей, много веков как капиталистической, мирной, подалее от обираемых – а то всё же страшновато. Полицейщина, сила, дубинки и щиты – это, конечно, хорошо, но ведь и тогда были и полицейские, и казаки с нагайками, и из пулемётов даже били в народ – а не помогло! Один есть только путь и выход – влезть в голову массам, там цепи поставить – их руками не разорвешь, выдрессировать, как собачку Павлова многократным повторение до условного рефлекса. И нам будут повторять – про предреволюционных рыцарей без страха и упрека, про кровавых большевиков. С Маннергеймом – ну да, лишку хватили, поторопились – ещё не закрепился рефлекс, отторгается такая вот штука народом ещё слишком сильно – ну да не беда – сейчас убрать, а потом… Через год, два, пять – вернётся и Карл Густавович на стену. Ведь съели уже и Николая II на Бессмертном полку, съели Ленина в одном ряду с Гитлером, съели памятник Врангелю. Господа властьпридержащие, кажется, обозлились на глупых и непрогрессивных, медленно переучивающихся холопов, которые отторгли нацистского пособника – теперь решили бить залпом.

Вот доска Колчаку – а вот, одновременно с этим, собираются переименовать названный в честь молодого красноармейца Ильи Тутаева, погибшего во время подавления белогвардейского мятежа, город Тутаев в Романов-Борисоглебск. А ещё поставили в Челябинской области памятник Николаю, а ещё – и вот это уже была не просто подлость, а своеобразная новая планка, новая рекордная высота, во время парада на 7-е ноября провезли по Красной площади ЗИСы с орлами. Мало того, что уже который год с телеэкранов нам дают некий сложносочиненный маразм, к которому мы уже потихоньку тоже попривыкли — “Парад в честь годовщины парада”, боясь даже всуе произнести словосочетание Октябрьская Революция, так теперь началась уже не вербальная, а самая прямая трепанация символов и смыслов. Парад подразумевается как реконструкция событий того великого исторического часа – солдаты одеты в подобие униформы РККА образца 1941, проходит реконструированная техника. Над всем этим, правда, реет развешанный по площади триколор-бесик, которого на том параде не было и быть не могло, но хорошо, ныне это государственный символ. Но вот пошли грузовики, броневики, танки – и на всех… двуглавый орёл! Что это? Беспамятство? Подлог? Подлость? Какое дать название этому? А отчего бы на “параде в честь парада” и дальше не пойти – подменить знамёна, имена, песни? Пусть идут под Боже, царя храни! Даже и тогда бы было, возможно, лучше – всем и сразу был бы явлен и ясен сюр, бред, а так – это именно подлог, тихая подмена того, что невыгодно господам, на то, что их устраивает. Как в давешней истории с внезапным изменением попа на купца в сказке Пушкина. Только много хуже, страшнее. Пусть РВИО (то самое, которое и за Маннергейма в ответе) говорит, что это была символика их организации – это не оправдание. Черта перейдена. Черта, которая отделяла нынешнюю РФию, которая хочет быть великой, но только удобным, политкорректным для властвующих величием, а потому выдумывающим его на ходу, от занимающейся тем же родины Великих Укров, от Незалежной. Мы вступили на тот же путь – прошли по нему куда меньше, но вступили плотно, полною ногою. Путь подлога, пусть конструирования памяти и памятного – и, не исключу, если когда-нибудь с господином Мединским и мы откопаем в прошлом своё море, путь лютого, до воя злобного антисоветизма – единственной объединяющей черты господ во всех постсоветских банановых и нефтяных республиках. Одна из них выбивается из общего ряда – Беларусь – и она же, устами своего президента, лучше всего продемонстрировала разницу, поздравив свой народ и все народы с праздником 7-го ноября, с Великой Октябрьской Социалистической Революцией.14915499_1321509891227400_6962310140448487375_n

14938200_1321510787893977_6843969840973679502_n

Мы близко, страшно, печально, обидно близко – закона о декоммунизации у нас нет, а декоммунизация идёт. Мы обладаем великой, удивительной историей, такой, что свершения её – столпы в прошлом и опора будущего всего Земного шара – и вместо неё мы лепим колчаковско-маннергеймоскоеорлённое нечто, вытаскиваем из пыли поражений битых неудачников и клейменных предателей и преступников. Они ещё не на знамени, как Бандера, но уже норовят то здесь, то там выглянуть холодными бронзовыми глазами, они взбираются выше по стенам – и скоро мы будем снизу глядеть на них. На Маннергейма, равного свастике, наКолчака, равного окровавленной плётке и сапогу интервента. У них Азов, Правый сектор, орда и орава мерзавцев, властвующих без всякого права, силой, хамством, жестокостью – штурмовики режима. У нас – пока в интернете, но уже создаётся казачьякибердружина для контроля, для доносов – кем уполномоченные, какой ветвью власти являющие, кому присягавшие? Укажите мне разницу между фашистским ублюдком Шухевичем и фашистским ублюдком Красновым? А в станице Вешенской стоит ему памятник, а ещё в 2008 году атаман донских казаков, депутат Государственной Думы от «Единой России» Виктор Водолацкий подписал указ о создании рабочей группы по реабилитации Петра Краснова в связи с поступившим запросом от организации «Казачье зарубежье». Тогда не реабилитировали. Что будет при нынешней тяжёлой поступи радетелей за “национальное примирение”, взявшихся переиграть спустя столетие Гражданскую войну? Кто знает.

И ещё один – главный показатель родства: определены коллекторские агентства, которые займутся списанием долгов жителей Крыма украинским банкам и финансовым структурам – это ООО «ЮК «Правовые инициативы», АО «Фондовый Конверс-Центр», ООО «ДиДжиФинанс Рус». Вот оно, самое важное, самое существенное, то, что для господ, для капиталистов превыше провозглашаемых принципов, превыше Родины, превыше видимости борьбы с реальными жертвами – деньги, выгода, сохранность общих привилегий и прав. Порошенко может отдать приказ о новом наступлении на Донбасс, убить ещё сотню, ещё тысячу – и всё равно останется владельцем заводика в Липецке, ибо право частной собственности – священно. Святее такой мелочи, как жизни человеческие. Может быть историческое воссоединение, Крымская весна, сам Великий и Солнцеликий Владимир Ясное Солнышко может говорить с улыбкой, что раз нет украинских банков, то нет и выплат – теперь выясняется – нет украинских банков, так есть отечественные коллекторы. И они будут вытрясать из вернувшихся в Отечество, певших в едином порыве Священную войну и заставивших очнуться весь бывший Союз жителей города-героя Севастополя бабки – потому что бабки, это гораздо важнее единства. А кто не будет платить – тех будут судить. Вот только российский суд, или украинский? Не важно! Не имеет значения! Решение будет только одно.

Можно ли поставить знак равенства? Нет. Пока ещё нет. Нет, но не потому, что в этом особенная заслуга нашего правящего класса, а потому, что изначально проект Украины был гораздо более искусственным, уязвимым для внешнего империалистического влияния, во многом лишенный собственной истории, которую можно бы было подменять постепенно, а не выдумывать сходу, чтобы варить лягушку, а не шпарить её. Сердца миллионов жителей Юго-Востока ошпарили нацизмом, ошпарили героизацией тех, кто зверски убивал их дедов – и они не смогли мириться с этим. У нас такого не было – нас варят более умело и тонко. У нас Маннергейма могут и убрать до поры. Там уже пролилась кровь, там уже на языках, в газетах, на экранах лозунги расчеловечивания и смех над жареннымиколорадами. У нас – всё пока мягче – просто министр культуры поименовал маргиналами всех тех, кто протестовал против доски одному из организаторов Блокады. Просто от большой обиды – тут ещё не стоят вопросы ни власти, ни собственности. А ведь сейчас ещё несколько отдалили от рычагов управления тех, кто и вовсе не без удивления вопрошает в радиоэфире – а отчего не сдали этот Ленинград? В самом деле – делов то? И пили бы баварское… Но они – куда ближе к телу, к духу, к методам и к ценностям господ – ведь они тоже господа, чем живой ещё в нашем народе Советский человек в любом его проявлении. Они и выходят то из этой же системы, как Кудрин, как Касьянов, как масса всяческих многоголосых подлецов, начиная говорить открыто то, о чём добрая половина властьпридержащих давно уже думает. Только побаивается ещё озвучивать – народ ещё не до конца надрессирован, скрепы ещё не совсем сковали умы, столетие Революции скоро – а люди то ещё Союз помнят будь здоров. Осторожнее, аккуратнее надо с лягушкой…

Я не люблю, когда мне лезут в душу, тем более, когда в неё плюют – так пел великий Высоцкий. Я солидарен с ним. И не я один. Есть в нас нечто такое, что делает для нас очевидные материальные вещи, реальный грабёж, когда нам лезут в кошелёк – а лезут давно и грубо, и то не таким болезненным, как эта кража истории со взломом. Мы можем затянуть пояса – если надо, но не научились ещё, к счастью, затягивать совесть! Она гудит! Она звонит! Она будит! ТАК! БОЛЬШЕ! НЕЛЬЗЯ! Вы кто мы? Кто мы!? Лягушки? Или потомки победителей!? Победителей, который уходили с парад в бой, под красным знаменем и с алою звездою, с пламенем Революции в сердце! Нам выбирать…

Пресс-служба МГК КПРФ, Иван Мизеров